A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
85

Поймай обидчика… схвати ты вора Зу… Пусть гнев твой станет оружием твоим… В прах обрати его! Зу победи!.. Пусть семь твоих Ветров летят ему вослед… Заставь поднять их бурю, обрушь ее на Зу… Пусти коварного врага твое Сиянье супротив… Пусть Ветры его Крылья унесут и в надежном месте скроют… Пусть власть верховная в Экур назад вернется; Пусть Формулы Священные обрящет вновь отец, что произвел тебя на свет.

Несколько сохранившихся версий поэмы дают красочное описание небесной битвы. Нинурта метал «стрелы» в Зу, но «от стрел его хранила… Таблица Судеб». Оружие Нинурты «останавливалось» в полете. Схватка не выявила победителя, и тогда Эа посоветовал Нинурте воспользоваться оружием «тил-лум» и поразить им «зубья», то есть небольшие шестеренки, в «крыльях» Зу. Нинурта последовал совету и с криком «Крыло к крылу!» выстрелил из «тил-лум» в противника. Шестеренки начали рассыпаться, и «крылья» Зу рухнули вниз. Зу был побежден, и Таблица Судеб вернулась к Энлилю.

* * *

Кто же такой Зу? Может быть, как полагают некоторые ученые, это «мифологическая птица»?

Совершенно очевидно, что он умел летать. Но то же самое можно сказать о любом современном человеке, севшем в самолет, или об астронавте в космическом корабле. Нинурта летал не хуже (а возможно, лучше), чем Зу. Однако он явно не был птицей — об этом свидетельствуют его многочисленные изображения, как одиночные, так и в паре с супругой БА.У (ее также называли ГУЛА). Скорее всего, он поднимался в воздух на своей чудесной «птице», которая хранилась в святилище (ГИР.СУ) города Лагаша.

Не было крыльев и у самого Зу; по всей видимости, он тоже обладал «птицей», которая позволяла ему улетать в свое «дальнее убежище». Именно внутри таких «птиц» находились противники во время небесной битвы. Также не может быть сомнений относительно природы оружия, в конечном итоге поразившего «птицу» Зу. Шумерскому слову ТИЛ и аккадскому «тил-лум» соответствовал следующий пиктографический значок, и означал он примерно то же, что и слово «тил» в современном иврите — «ракета».

Двенадцатая планета - any2fbimgloader55.jpeg

Таким образом, Зу был богом — одним из тех, у кого были основания претендовать на верховную власть и кому Нинурта, как законный наследник, обязан был противостоять.

Может быть, это был МАР.ДУК («сын чистого холма»), первенец Энки от его жены ДАМ.КИ.НА, охваченный желанием хитростью завладеть тем, что по закону ему не принадлежало?

Есть все основания полагать, что Энки, отчаявшись получить законного наследника от своей сестры, переложил задачу захвата божественного престола на Мардука. И действительно, когда в начале второго тысячелетия до нашей эры Ближний Восток переживал период серьезных социальных конфликтов и войн, в Вавилоне Мардук был вознесен до статуса Верховного Бога Шумера и Аккада.

Мардук был провозглашен Царем Богов вместо Энлиля, и другие боги должны были поклясться ему в верности и поселиться в Вавилоне, где их действия было легко контролировать (рис. 50).

Двенадцатая планета - any2fbimgloader56.jpeg

Узурпация Мардуком божественной власти на земле (после столкновения с Зу прошло довольно много времени) сопровождалась масштабной подделкой древних текстов, которая была предпринята в Вавилоне. Самые важные тексты были переписаны и изменены таким образом, чтобы Мардук, а не Ану, Энлиль или Нинурта представали Властелином Небес, Создателем, Благодетелем, Героем. Среди подвергшихся переделке текстов был и «Миф о Зу», в котором с Зу сражался уже не Нинурта, а Мардук. В этой версии мифа Мардук похваляется тем, что «расколол череп Зу». Совершенно очевидно, что в этом случае Зу нельзя отождествлять с Мардуком.

Неправдоподобно выглядит и предположение, что «бог науки» Энки помог Нинурте выбрать оружие и подсказал, как его использовать, чтобы победить собственного сына Мардука. Судя по поведению Энки и его призывам «перерезать горло Зу», он оказывался в выигрыше независимо от исхода битвы. Логика подсказывает единственный вывод: у Зу тоже были какие-то законные основания претендовать на божественный престол.

Остается один вариант — бог Нанна, первенец Энлиля от его официальной жены Нинлиль. В случае гибели Ни-нурты именно Нанна становился законным наследником.

Нанна (сокращенное от НАН.НАР — «сияющий») больше известен нам под своим аккадским (или семитским) именем Син.

Будучи первенцем Энлиля, Нанна получил во владение самый известный из шумерских городов-государств, УР

(«Город»). Его здешний храм назывался Е.ГИШ.НУГАЛ, «дом семени трона». Из этой обители Нанна и его супруга НИН.ГАЛ управляли городом и живущими в нем людьми, проявляя доброту и великодушие. Население Ура очень любило своих божественных правителей и придумывало им ласковые прозвища, например «отец Нанна».

Процветание города Ура его население напрямую связывало с Наиной. Правитель (милостью божьей) Ура по имени Шульги в третьем тысячелетии до нашей эры сравнивал «дом» Нанны с «великим хлевом, наполненным изобилием», «щедрым хлебным местом», где умножались стада овец, приносились в жертву быки и звучала приятная музыка.

Под властью своего бога-покровителя Нанны Ур превратился в главную житницу Шумера, в основного поставщика зерна, а также крупного и мелкого рогатого скота для храмов всей страны. Поэма «Плач о разрушении Ура» дает нам представление о том, каким был город до его уничтожения:

В житницах Нанны не стало зерна.

Не слышно веселья богов на шумных пирах;

в трапезных залах иссякло вино и мед…

В храмах печи не пекут мяса быков и овец;

в Храме Великом Нанны смолкли все звуки:

в доме божественном, где звучали

приказы о быках, странно и страшно молчанье его…

Ступка и пест без дела скучают…

На кораблях не везут богатых даров…

Людям Ниппура, града Энлиля-царя, хлеба не станет.

Реки берега опустели, по водам ее ладья ни одна не пройдет…

Траву берегов нога не примнет человека; все зарастает вокруг.

Другой плач, сообщающий об овчарнях, в которых хозяйничает ветер, о пустых стойлах и исчезнувших пастухах, необычен тем, что написан не от лица жителей Ура, а от лица самого Нанны и его супруги Нингал. В этом и других текстах рассказывается о каком-то ужасном и необычном событии. Дело в том, что Нанна и Нингал покинули город еще до того, как он был окончательно разрушен. Это поспешное бегство трогательно описано в одном из плачей:

Нанна излюбленный город свой покидает.

Син всвой излюбленный Ур более не возвратится.

Нингал…

оставляет свой дом, к чужим берегам устремляясь,

торопливо одевшись.

В текстах утверждается, что падение Ура и бегство его богов явилось результатом осознанного решения Ану и Эн-лиля. Именно к ним взывал Нанна, умоляя о пощаде:

Царь богов, Ану, скажи: «Довольно».Царь богов, Ану, смилуйся!

Син напрямую обращается к Энлилю, «породившему его отцу», и просит его сменить гнев на милость:

О, отец, меня породивший, доколе ты будешь безучастносмотреть на мои страдания? Доколе?…

В плачах нигде не указывается причина гнева Ану и Энлиля. Но если Нанна и Зу — это одно и то же лицо, то наказание могло стать следствием его попытки захватить власть. Но можно ли отождествлять Нанну и Зу?

Это вполне правдоподобное предположение, поскольку Зу обладал неким летательным аппаратом — «птицей», в которой он улетал в свое убежище и с помощью которой он сражался с Нинуртой. Шумерские псалмы с восхищением описывают эту «Небесную Ладью»:

Родитель Наннар, Ура Правитель…

Чья слава в священной Небесной Ладье…

Сын старший Энлиля, наш господин.

В Небесной Ладье возносясь,

ты равных не знаешь себе.

Вложил в твою руку Энлиль

23
{"b":"268","o":1}