ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для того чтобы отслеживать движение небесных тел и их положение в небе относительно Земли и друг друга, вавилоняне и ассирийцы пользовались точными астрономическими таблицами. В них приводились положения небесных тел в прошлом и предсказывались будущие. Профессор Джордж Сартон («Chaldean Astronomy of the Last Three Centuries В. С») выяснил, что таблицы рассчитывались двумя методами, более поздний из которых применялся в Вавилоне, а более древний в Уруке. Неожиданностью для ученого стало то, что метод, использовавшийся астрономами Урука, был сложнее и точнее более позднего вавилонского. Сартон объяснил эту удивительную ситуацию, придя к выводу о том, что ошибочные астрономические теории греков и римлян стали результатом сдвига в сторону философской системы, объяснявшей мир с позиций геометрии, в то время как жрецы-астрономы Халдеи следовали формулам и традициям Шумера.

Раскопки древних цивилизаций Месопотамии, проведенные за последние сто лет, не оставили сомнений в том, что наши знания астрономии — как и во многих других областях — зародились именно в этом регионе. В этой науке мы опираемся на наследие Шумера, развивая и совершенствуя его.

Выводы Сартона подтвердил профессор О. Нейгебауэр («Astronomical Cuneiform Texts»), который с удивлением пришел к выводу, что отличавшиеся необыкновенной точностью астрономические таблицы основывались совсем не на наблюдениях вавилонских астрономов, которые составили их. Они были рассчитаны «при помощи неких жестких арифметических формул… которые считались заданными и не подлежали изменению» астрономами, которые использовали их.

Такое автоматическое вычисление по «арифметическим формулам» было возможно благодаря «процедурным текстам», которые сопутствовали астрономическим таблицам и представляли собой «правила для пошагового расчета эфемерид» в соответствии с некоей «строгой математической теорией». На основании этого Нейгебауэр пришел к выводу, что вавилонские астрономы не знали теории, служившей основой для эфемерид и математических вычислений. Он также признал, что «эмпирические и теоретические основы» этих точных таблиц в большинстве своем неизвестны и современным ученым. Тем не менее он был убежден, что древние астрономические теории «должны были существовать, поскольку без тщательно продуманного плана действий невозможно создать вычислительные схемы такой сложности».

Профессор Альфред Жеремиас («Handbuch der Altori-entalischen Geistkultur») пришел к выводу, что месопотам-ские астрономы были знакомы с таким явлением, как беспорядочное, змеевидное искривление видимых с Земли траекторий планет, которое является следствием несовпадения орбитальной скорости Земли со скоростями других планет. Важность этого факта заключается не только в том, что это явление предполагает движение планет вокруг Солнца, но и в том, что его выявление и исчисление требовало достаточно длительного периода наблюдения.

Где же родились эти сложные теории и кому принадлежали наблюдения, положенные в их основу? Нейгебауэр указал, что «в процедурных текстах мы встречаем большое количество специальных терминов, не только смысл, но и само произношение которых совершенно неизвестно». Некто, живший задолго до вавилонян, обладал знаниями в области астрономии и математики, намного превосходящими науку более поздних цивилизаций Вавилона, Ассирии, Египта, Греции и Рима.

Значительное место в астрономии ассирийцев и вавилонян занимало точное ведение календаря. Подобно современному иудейскому календарю, это был солнечно-лунный календарь, в котором солнечный год из 365 дней совмещался (это называется интеркаляцией) с лунными месяцами продолжительностью 30 дней. Календарь играл важную роль в торговле и других земных делах, но точность требовалась в основном для определения момента наступления Нового года, а также других религиозных праздников.

Чтобы измерять и коррелировать сложное движение Солнца, Земли, Луны и планет, астрономы-жрецы из Месопотамии обращались к сложной сферической астрономии. Земля в ней представлялась в виде шара с полюсами и экватором, а небесная сфера тоже была разделена воображаемым экватором и проходящей через полюса осью. Движение небесных тел соотносилось с эклиптикой, то есть проекцией плоскости земной орбиты на небесную сферу, а также с равноденствиями (точками и моментами времени, когда Солнце во время видимого ежегодного перемещения с севера на юг и обратно пересекает небесный экватор) и солцестояниями (точками и моментами времени, когда Солнце во время видимого ежегодного перемещения вдоль эклиптики дальше всего отклоняется к северу и югу).

Однако изобрели календарь и хитроумные методы его составления вовсе не вавилоняне и ассирийцы. Их календари, как и наш с вами, имеют шумерское происхождение. Именно там ученые нашли использовавшийся еще в глубокой древности календарь, который стал основой всех более поздних календарей. Главным в Шумере считался календарь Ниппура, культового центра и священной обители Энлиля. Современный календарь создан по образцу нип-пурского.

Шумеры считали, что новый год начинается в момент прохождения Солнцем точки весеннего равноденствия. Профессор Стивен Лэнгдон («Tablets from the Archives of Drehem») обнаружил, что записи правителя города Ур по имени Дунги, жившего примерно в 2400 году до нашей эры, свидетельствуют о том, что при составлении ниппур-ского календаря выделялось определенное небесное тело, по расположению которого относительно точки захода Солнца можно было определить точный момент наступления нового года. Так, пишет правитель, делалось «за две тысячи лет до эры Дунги», то есть начиная приблизительно с 4400 года до нашей эры!

Возможно ли, чтобы шумеры, не обладая необходимыми инструментами и приборами, тем не менее были знакомы со сложными астрономическими и математическими методами, необходимыми для сферической астрономии и геометрии? Шумерский язык дает положительный ответ на этот вопрос.

У шумеров был термин — ДУБ — для обозначения (в астрономии) ЗбО-градусной «окружности мира», то есть небесной дуги. В астрономических и математических расчетах они пользовались понятием АН.УР — воображаемого «небесного горизонта», относительно которого определялся восход и заход небесных тел. Перпендикулярно к этому горизонту воображаемая вертикальная линия НУ.БУСАРДА; с ее помощью древние астрономы определяли точку зенита, называвшуюся АН.ПА. Кроме того, они имели представление о линиях, которые в современной науке называются меридианами, а также о линиях долготы, которые они называли «срединными линиями небес». Так, например, линия долготы, соответствовавшая летнему солнцестоянию на территории Шумера, называлась АН.БИЛ («огненная точка небес»).

Аккадские, хурритские, хеттские и другие литературные произведения Древнего Ближнего Востока, будучи переводами шумерских оригиналов, полны заимствований из шумерского языка, имеющих отношение к небесным телам и явлениям. Вавилонские и ассирийские ученые, которые составляли астрономические таблицы или вычисляли траектории планет, часто указывали, что они лишь копируют или переводят шумерские оригиналы. 25 тысяч глиняных табличек со сведениями по астрономии и астрологии, которые по преданию хранились в библиотеке Ашурбанипала в Ниневии, содержали множество ссылок на шумерские источники.

По свидетельству писцов, главный астрономический трактат, который вавилоняне называли «День Бога», был скопирован с шумерской таблички, написанной в эпоху Саргона Аккадского, то есть в третьем тысячелетии до нашей эры. Табличка, датируемая временами третьей династии Ура, — тоже третье тысячелетие до нашей эры — содержит такое точное описание небесных тел, что современные ученые без труда узнали в этом тексте классификацию созвездий, в число которых входили Большая Медведица, Дракон, Лира, Лебедь, Цефей и Треугольник Северного полушария неба, Орион, Большой Пес, Гидра, Ворон и Центавр, наблюдаемые в Южном полушарии, а также знакомые зодиакальные созвездия центральной области неба.

В Древней Месопотамии секреты науки о небе охранялись, изучались и передавались из поколения в поколение астрономами-жрецами. Возможно, не случайно, что трое ученых, которым приписывают заслугу возвращения забытой халдейской науки, принадлежат к ордену монахов-иезуитов. Это Джозеф Эппинг, Иоганн Страссман и Франц К. Куглер. Куглер в своем главном труде («Sternkunde und Sterndienst in Babel») проанализировал, расшифровал и объяснил огромное количество текстов и списков. В одном случае он при помощи математических преобразований «повернул небеса вспять» и показал, что перечень тридцати трех небесных тел в небе Вавилона в 1800 году до нашей эры в точности соответствует современной группировке звезд в созвездия.

37
{"b":"268","o":1}