ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
И вдруг никого не стало
Грехи отца
Посольство
Сестры ночи
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Держать строй
Диверсант
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Туве Янссон: Работай и люби
A
A

По мере того как обнаруживались и переводились все новые фрагменты эпической поэмы, становилось ясно, что это не просто литературное произведение. Это был наиболее почитаемый историко-религиозный эпос Вавилона, декламировавшийся во время новогодних праздников. Цель вавилонской версии состояла в утверждении верховенства Мардука, и поэтому именно этот бог был сделан главным героем «Мифа творения». Но так было не всегда. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что эпическая поэма представляла собой грандиозную политико-религиозную фальсификацию — переделку более ранних шумерских версий, главными действующими лицами которых были Ану, Энлиль и Нинурта.

Тем не менее независимо от того, какие имена носят герои этой небесной и божественной драмы, сама поэма не менее древняя, чем шумерская цивилизация. Многие ученые видят в ней философское произведение — первую версию рассказа об извечной борьбе добра со злом — или аллегорическое описание таких природных явлений, как лето и зима, восход и закат, смерть и воскрешение.

Но почему бы не воспринимать эту эпическую поэму буквально — как изложение космологических сведений, сообщенных шумерам нефилим? Этот новый и довольно смелый подход позволяет сделать вывод, что «Миф творения» прекрасно объясняет события, которые, вполне вероятно, происходили в нашей Солнечной системе в незапамятные времена.

Сценой, на которой разворачивалась небесная драма «Энума элиш», был первозданный космос. Небесные актеры выступали как в роли творцов, так и в роли творений. Акт I:

Когда вверху не названо небо, А суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все породила, Воды свои воедино мешали, Тростниковых загонов тогда еще не было, Когда из богов никого еще не было, Ничто не названо, судьбой не отмечено, Тогда в недрах зародились боги…

Несколькими первыми фразами, выдавленными тростниковой палочкой на глиняной табличке, — девять коротких строк — древний поэт помещает нас в первый ряд зрительного зала и поднимает занавес самого величественного из всех спектаклей — создания нашей Солнечной системы.

В бесконечном космическом пространстве на наших глазах появляются «боги», получают имена и «судьбы» — постоянные орбиты. В самом начале существовали только три небесных тела: «первородный АП.СУ («тот, кто существовал с самого начала»), МУМ.МУ («тот, кто был рожден) и ТИАМАТ («дева жизни»). Затем Апсу и Тиамат смешали свои «воды», причем текст не оставляет сомнений, что это не те воды, в которых растет тростник, а первородные воды, главные животворные элементы космоса.

Таким образом, Апсу — это Солнце, «тот, кто существовал с самого начала».

Ближайшим его соседом был Мумму. Из дальнейшего повествования становится ясно, что Мумму являлся верным помощником и посланником Апсу — вполне подходящее описание для Меркурия, небольшой планеты, быстро вращающейся вокруг своего гигантского хозяина. Именно так представляли себе древние греки, а вслед за ними и римляне бога-планету Меркурий: быстроногий вестник богов.

Чуть дальше располагалась Тиамат. Это и есть «чудовище», которую впоследствии разрубил Мардук, то есть «недостающая планета». Однако в начале времен она была первой «девой-матерью» первой Божественной Троицы. Пространство между Апсу и Тиамат не было пустым — его заполняли первородные элементы Апсу и Тиамат. В результате взаимодействия этих «вод» между Апсу и Тиамат возникла пара небесных богов, или планет.

Воды свои воедино мешали…

Тогда в недрах зародились боги,

Явились Лахму и Лахаму и именем названы были.

Этимологически названия обеих планет восходят к одному корню ЛХМ («воевать»). Древние мифы гласят, что Марс был богом войны, а Венера — богиней любви и войны. И действительно, ЛАХМУ и ЛАХАМУ являются соответственно мужским и женским именем; таким образом, личность этих двух богов и планет подтверждается как этимологически, так и мифологически. Дополнительные доказательства дает астрономия: «недостающая» планета Тиамат располагалась позади Марса. И Марс, и Венера занимали область пространства между Солнцем (Апсу) и Тиамат. Этот факт иллюстрируется шумерской картой небес (рис. 102, 103).

Двенадцатая планета - any2fbimgloader116.jpeg
Двенадцатая планета - any2fbimgloader117.jpeg

Процесс формирования Солнечной системы на этом не закончился. Появились Лахаму и Лахму — Венера и Марс — а затем:

И пока они росли и мужали,

Тогда родились Аншар и Китар.

Они дни копили, множили годы,

И наследник их — Ану, — отцам своим равный.

Ану-первенца Аншар себе уподобил.

Нудиммуда сотворил по своему подобию Ану.

В лаконичном, но в то же время удивительно точном повествовании перед нами разворачивается первый акт творения. Мы узнаем, что Марс и Венера выросли лишь до определенных размеров, причем еще до того, как их формирование окончательно завершилось, появилась еще одна пара планет. Это были планеты-великаны, о чем свидетельствуют и их имена — АН.ШАР, или «первейший на небесах», и КИ.ШАР, или «первейший из твердых земель». Они превзошли размерами первую пару и получили более высокий статус. По описанию этих планет, а также по их эпитетам и расположению нетрудно распознать Сатурн и Юпитер (рис. 104).

Двенадцатая планета - any2fbimgloader118.jpeg

По прошествии некоторого времени («множили годы») на свет появилась третья пара планет. Первым сформировался Ану, меньший по размерам, чем Аншар и Кишар («первенец»), но превосходящий первые планеты («отцам своим равный»). Ану, в свою очередь, сотворил близнеца «по своему подобию». В вавилонской версии эта планета-близнец носит имя НУДИММУД — эпитет Эа/Энки. И в этом случае описание и расположение пары планет позволяют отождествить их с известными нам членами Солнечной системы, Ураном и Нептуном.

В число этих внешних планет входила еще одна — та, которую мы называем Плутоном. В «Мифе творения» Ану называется первенцем Аншара, что предполагает существование еще одного планетарного «бога», рожденного Ан-шаром/Сатурном. В поэме это небесное божество появляется позже, в рассказе о том, как Аншар направлял своего посланника по имени ГАГА с различными поручениями к другим планетам. Функции и статус Гаги аналогичны функциям и статусу Мумму, посланника Апсу, что подтверждается многочисленными сходными характеристиками Меркурия и Плутона. Таким образом, Гагу можно идентифицировать как Плутон, но на небесной карте шумеров он располагался не после Нептуна, а рядом с Сатурном — как его «посланник», или спутник (рис. 105).

Двенадцатая планета - any2fbimgloader119.jpeg

К окончанию первого акта творения Солнечная система состояла из Солнца и девяти планет:

СОЛНЦЕ — Апсу, «тот, кто существовал с самого начала»

МЕРКУРИЙ — Мумму, «тот, кто был рожден»

ВЕНЕРА — Лахаму, «госпожа битв»

МАРС — Лахму, «бог войны»

?? — Тиамат, «дева жизни»

ЮПИТЕР — Кишар, или «первейший из твердых земель»

САТУРН — Ангиар, или «первейший на небесах»

ПЛУТОН — Гага, «советник и посланник Аншара»

УРАН — Ану, «тот, кто в небесах»

НЕПТУН — Нудиммуд (Эа), «искусный творец»

Но где же Земля и Луна? Они возникнут позже, в результате космической катастрофы.

После величественной драмы рождения планет, составляющей содержание первого акта «Мифа творения», перед нами поднимается занавес второго акта, повествующего о беспорядках на небесах. Новорожденная группа планет была нестабильной. Они притягивались друг к другу и приближались к Тиамат на опасное расстояние, тревожа первородное небесное тело.

Толпой собираются сородичи-боги,Тревожат Тиамат, снуют, суетятся,Чрево Тиамат они колеблют Буйным гамом в верхних покоях. В Апсу не утихает их гомон, Но спокойна, безмолвствует Тиамат, Хотя тягостны ей их повадки, Не добры их пути, она же щадит их.

43
{"b":"268","o":1}