ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Более того, нам предлагается — впервые — строгая в научном отношении космогоническая реконструкция космических событий, которые привели к исчезновению «недостающей планеты», а также к образованию пояса астероидов (а также комет) и Земли. После того как несколько спутников Мардука и мощный электрический разряд раскололи Тиамат, еще один спутник Мардука столкнул верхнюю часть на новую орбиту, в результате чего появилась планета Земля. На втором витке вокруг Солнца Мардук раздробил нижнюю половину на мелкие части и рассеял их, превратив в широкий небесный пояс.

Месопотамский «Миф творения» отвечает на все поставленные нами вопросы. Более того, он объясняет, почему все континенты Земли сосредоточены на одной ее половине, а другую занимает огромная впадина (дно Тихого океана). Показательны также постоянные упоминания о «водах» Тиамат. Ее называли «водным чудовищем», и вполне логично, что Земля, являющаяся частью Тиамат, унаследовала эти воды. Многие современные ученые называют Землю «планетой Океана» — это единственная из известных нам планет Солнечной системы, осчастливленная таким количеством животворной воды.

Какой бы новаторской ни выглядела эта космогоническая теория, древние пророки, высказывания которых можно найти в Ветхом Завете, воспринимали ее как нечто само собой разумеющееся. Пророк Исайя вспоминает «дни древние», когда мышца Господня «поразила крокодила» (Техом-Раба) и «иссушила море, воды великой бездны». Прославляя Творца, псалмопевец в нескольких стихах пересказывает космогонию «Мифа творения»: «Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил главы змиев в воде». Иов тоже вспоминает о том, как небесный владыка уничтожил чудовищ и, обнаруживая глубокое знание астрономии, воспевает Господа:

Он распростер север над пустотой, повесил землю пи на чем. Он заключает воды в облаках Своих, и облако не расседается

под ними…Силою Своею волнует море, и разумом Своим сражает его

дерзость.От духа Его — великолепие неба, рука Его образовала быстрого скорпиона.

Современные исследователи Библии признают, что древнееврейское слово «Техом» («водная бездна») происходит от Тиамат, что имя водного чудовища «Техом-Раба» означает «великая Тиамат» и что в основе библейского понимания первородных событий лежит шумерская космологическая поэма. Совершенно очевидно, что самыми важными из этих параллелей являются первые строфы Книги Бытия, описывающие, как Дух Божий носился над водами «Техом» и как свет Господа (Мардука в вавилонской версии) осветил тьму космоса, как он расщепил Тиамат, создав Землю и «Ракиа» (буквально «кованый браслет»). Этот небесный пояс (до настоящего времени его переводили как «твердь») был назван «небом».

В Книге Бытия прямо говорится, что именно этот «кованый браслет» Бог назвал «небом» («шамаим»). Аккадский текст тоже называет эту область неба «кованым браслетом» и описывает, как Мардук растягивал нижнюю половину Тиамат, пока ее противоположные концы не соединились, образовав большое замкнутое кольцо. Шумерские источники не оставляют сомнений в том, что конкретные «небеса», в отличие от общих понятий неба и космоса, относились к поясу астероидов.

Наша Земля и пояс астероидов — это не что иное, как «Небо и Земля» из месопотамских и библейских текстов. Они появились после того, как Тиамат была расчленена небесным владыкой.

После того как спутник Мардука по имени Северный Ветер вытолкнул Землю в новую область пространства, она обрела собственную гелиоцентрическую орбиту (результатом чего стала смена времен года) и начала вращаться вокруг своей оси (определяющее чередование дня и ночи). Месопотамские тексты утверждают, что после создания Земли Мардук «дни справедливые солнцу назначил, стражей дня и ночи поставил». Библия предлагает идентичную версию развития событий:

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю.

Современные ученые убеждены, что после образования Земли наша планета представляла собой горячий шар из огнедышащих вулканов, заполнявших атмосферу дымом и паром. Когда температура понизилась, пар превратился в воду, и поверхность Земли разделилась на сушу и океаны.

Пятая табличка поэмы «Энума элиш» серьезно повреждена, но сохранившиеся строки содержат ту же самую информацию. Называя изливающуюся лаву «слюной» Тиамат, поэма справедливо помещает это явление раньше формирования атмосферы, океанов и континентов Земли. После того как Мардук «собрал и согнал» воду в тучи, образовались океаны, над которыми возвышались континенты. По-, еле охлаждения планеты появились дожди и туманы. Тем1 временем «слюна» продолжала изливаться, формируя рельеф земной поверхности. В этих строках тоже просматриваются явные параллели с Библией:

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так

Теперь земля с океанами, континентами и атмосферой была готова к появлению на ней гор, рек, ручьев и долин. Приписывая создание этих природных явлений Мардуку, «Энума элиш» сообщает:

Он поставил главу Тиамат, он на ней гору насыпал. Он бездну открыл — устремились потоки.Тиф и Евфрат пропустил он сквозь ее очи, Ее ноздри заткнул он — накопил там воды…

В полном соответствии с современными научными представлениями и Книга Бытия, и «Энума элиш», и другие месопотамские тексты говорят о том, что жизнь на нашей планете зародилась в воде, после чего появились «животные пресмыкающиеся» и «птица пернатая». И только после этого Бог сотворил «душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их». Кульминацией и последним актом процесса творения стало появление человека.

* * *

Установив новый порядок, Мардук «дал сияние Месяцу — хранителю ночи… Научил его сотворению дня — для распознания суток».

Кем же был этот небесный бог? В тексте он носит имя ШЕШ.КИ («небесный бог, охраняющий Землю»). В поэме ранее не упоминалась планета с таким именем, однако в тексте указывается, что этот бог находился под влиянием (то есть под воздействием гравитационного поля) другой планеты. Но какой — Земли или Тиамат?

Похоже, что роли Тиамат и Земли в тексте смешиваются. Земля — это второе рождение Тиамат. Луна называется «защитником» Земли, и точно так же Тиамат называла своим главным спутником Кингу.

В «Мифе творения» Кингу исключен из «воинства» Тиамат, которое было рассеяно в космосе, превратившись во вращающиеся по ретроградным орбитам кометы. После завершения первого оборота вокруг Солнца и возвращения к месту небесной битвы Мардук определил судьбу Кингу:

И Кингу, что был надо всеми главным, —

Он сковал его, Демону Смерти предал.

Он вырвал таблицы судеб, что достались тому не по праву…

Таким образом, Мардук не уничтожил Кингу, а наказал его, лишив независимой орбиты, которую даровала ему Тиамат, когда он увеличился в размерах. Съежившись, Кингу все же остался «богом» — членом семейства планет нашей Солнечной системы. Лишенный орбиты, он вынужден был вновь стать спутником. Поскольку верхняя часть Тиамат была вытеснена на новую орбиту (как планета Земля), за ней, по всей видимости, последовал и Кингу. Мы предполагаем, что наша Луна — это Кингу, бывший спутник Тиамат.

Превратившись в небесный ДУГ.ГА.Е («горшок, наполненный свинцом»), лишившись своих «животворных» элементов — атмосферы, воды и радиоактивных материалов, он уменьшился в размерах и стал «куском безжизненной глины». Эти шумерские метафоры точно описывают нашу безжизненную Луну и ее недавно открытую историю, а также судьбу этого спутника, который начинал как КИНГУ («великий посланник»), а закончил как ДУГ.ГА.Е («горшок, наполненный свинцом»).

Л. У. Кинг («The Seven tablets of Creation») сообщает о существовании трех фрагментов одной таблички с текстом, содержащим сведения из области астрономии и мифологии. В нем приводится другая версия битвы Мардука с Тиамат, в которой рассказывается о том, как Мардук наказал Кингу: «Кингу, ее супруга, оружьем не для битв разрезал он… Таблицы Судеб из руки его забрал». Попытка собрать и полностью перевести текст, предпринятая Б. Лан-десбергером в 1923 году («Archiv fur Keilschriftforschung») продемонстрировала тесную связь таких имен, как Кингу, Энсу и Луна.

46
{"b":"268","o":1}