ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если принять во внимание эти обстоятельства, то становится понятен смысл длинной поэмы, получившей название (согласно традиции, по первой строке текста) «Когда боги, подобно людям…».

Собрав воедино многочисленные разрозненные фрагменты вавилонской и ассирийской версий, У. Дж. Ламберт и А. Р. Миллард («Atra-Hasis: The Babylonian Story of the Flood») получили связный рассказ. Ученые пришли к выводу, что в его основе лежит шумерский текст, а возможно, и еще более древние устные предания, рассказывающие о прибытии богов на землю, о создании человека и об уничтожении людей Великим потопом.

Своими художественными достоинствами многие стихи обязаны лишь переводчикам, но для нас очень важен тот факт, что их содержание и смысл совпадают с выводами, к которым мы пришли в предыдущих главах. В поэме также объясняются обстоятельства, которые привели к мятежу аннунаков.

Повествование начинается с той далекой эпохи, когда на земле жили одни лишь боги:

Когда боги, подобно людям, Бремя несли, таскали корзины, Корзины богов огромны были,Тяжек труд, велики невзгоды.

К тому времени главные боги уже разделили между собой власть и распределили обязанности:

Был Ану, отец их, вышним владыкой.Их советником — воитель Энлиль. Их управляющим был Нинурта, Их надсмотрщиком был Эннуги.Тогда по рукам ударили боги, Бросили жребий, поделили уделы.Ану получил во владение небо,Власти Энлиля подчинили землю.Засовы вод, врата Океана, Государю Энки они поручили.

На земле были основаны семь городов, и в поэме упоминается о семи великих аннунаках, которые управляли ими. Дисциплина, по всей вероятности, была очень строгой, поскольку в тексте говорится о том, что «семь великих богов аннунаков возложили бремя труда на Игигов».

Из всего «бремени» самой распространенной, тяжелой, а потому и самой ненавидимой работой был труд землекопа. Младшие боги углубляли речное дно, чтобы сделать реки судоходными, прокладывали оросительные каналы и рыли глубокие шахты для добычи минералов из недр Ап-су. Хотя рабочие обеспечивались сложным оборудованием — в текстах, например, говорится о «серебряном топоре, сияющем, как день», даже под землей, — работа под землей была очень утомительной.

Долгое время, а если точнее, то сорок «лет» аннунаки «тяжко трудились», но затем их терпение истощилось:

Они кричали, наполняясь злобой, Они шумели в своих котлованах.

Поводом для начала восстания послужило прибытие Энлиля. Воспользовавшись представившейся возможностью, аннунаки сказали друг другу:

Хотим управляющего видеть! Пусть он отменит труд наш тяжелый!Он, советник богов, воитель! Пойдем, разыщем его жилище!

Вскоре нашелся тот, кто возглавит восстание. Это был «управитель древних времен», вероятно, затаивший обиду на нынешнего руководителя. Его имя, к сожалению, не сохранилось, но пламенный призыв дошел до нас через многие тысячелетия:

Ныне ему объявляем войну!Сраженье да столкнется с битвой!

Красочное описание мятежа в поэме вызывает в памяти картину взятия Бастилии:

Боги вняли его речам. Они спалили свои орудья, Они сожгли свои лопаты, Предали пламени свои корзины. За руки взявшись, они пошли К святым вратам воителя Энлиля.

Древний поэт передает напряженность и драматизм разворачивающихся событий:

В средину стражи, в самую полночьБыл храм окружен, но бог не ведал. В средину стражи, в самую полночь Был Экур окружен, но Энлиль не ведал. Калькаль услышал и был встревожен. Он открыл засов и глянул наружу. Бог Калькаль разбудил Нуску. Шум Игигов они услыхали. Нуску пошел будить господина. С ложа его поднял. Господин мой, храм твой оцеплен, Подошла битва к твоим воротам!

Энлиль схватился за оружие и намеревался вступить в бой с мятежниками, но его помощник Нуску посоветовал ему сначала собрать Совет Богов:

«Позови, и пусть опустится Ану,Энки предстанет перед тобою».Он послал, и Ану к нему спустился.Энки предстал перед его очи. Воссел Ану, владыка неба, Внимал Энки, владыка Апсу. Великие Аннунаки воссели.

Поднялся Энлиль, изложил дело.Энлиль уста свои открыл,Так говорит богам великим…

Восприняв мятеж как личное оскорбление, Энлиль потребовал ответа:

Что это ныне здесь случилось? Не должен ли я устроить сраженье? Что это очи мои узрели? Подошла битва к моим вратам!

Ану предложил провести расследование. По поручению Ану и других руководителей Нуску отправился в лагерь бунтовщиков. «Кто подстрекатель этой битвы?» — грозно спросил он. Но мятежники лишь теснее сомкнули ряды:

Все, как один, войну объявили!В котлованах нам Положили трудиться! Непосильное бремя нас убивает, Тяжек труд, велики невзгоды.

Когда Энлиль услышал рассказ Нуску, «из глаз его покатились слезы». Он предъявил Совету ультиматум: предводитель мятежников должен быть казнен — в противном случае он слагает с себя все полномочия. Но спустившийся с небес Ану стал на сторону аннунаков:

За что мы к ним питаем злобу? Их труд тяжел, велики невзгоды. Каждый день они носят корзины, Горьки их плачи, их стенанья мы слышим.

Ободренный словами отца, Эа тоже «открыл уста свои». Повторив аргументы Ану, он предложил выход из ситуации: нужно создать «примитивного рабочего», или человека:

праматерь богов, предстанет,Пусть она сотворит человека,Бремя богов на него возложим. Труд богов поручим человеку, Пусть несет человек иго божье!

Это предложение — создать «примитивного рабочего», который освободил бы аннунаков от непосильного труда, было с радостью принято всеми богами. Они единогласно высказались в поддержку плана Энки и решили назвать «примитивного рабочего» человеком:

Кликнули богиню, позвали Повитуху богов, мудрейшуюМами.«О, праматерь, творец человека!Сотвори человека, да несет он бремя! Да примет труды, что Энлиль назначил! Корзины богов — носить человеку!»

Мами, мать богов, ответила, что в этом ей потребуется помощь Эа, «ибо только он освящает». В Доме Шимти — нечто вроде клиники — в нетерпеливом ожидании собрались боги. Эа помогал приготовить смесь, из которой Богиня-Мать вылепила «человека». При том присутствовали богини рождения. Во время работы постоянно произносились заклинания. Наконец раздался торжествующий возглас Богини-Матери:

Это я сотворила, мои создали руки!

Затем она собрала всех богов и «уста свои открыла»:

Вы приказали —

Я совершила.

Вы бога повергли и его разум!

Я вас избавила от работы,

Ваши корзины дала человеку.

Теперь вам достанется крик человека,

Я ж сняла с вас ярмо, дала вам свободу!

Аннунаки с радостью восприняли это сообщение Богини-Матери, «кинулись к ней, целовали ноги». Теперь тяжелое «ярмо» придется нести человеку.

Нефилим, прибывшие на Землю и основавшие на ней колонии, создали касту рабов, но они не привозили пленников из других стран, а собственными руками сотворили «примитивного рабочего».

Мятеж богов привел к тому, что на Земле появились люди.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

СОТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Представление о том, что «человек» был создан нефилим, которое впервые появляется у шумеров, на первый взгляд противоречит и теории эволюции, и иудаистско-христи-анским догматам, опирающимся на текст Библии. Однако на самом деле содержащаяся в шумерских текстах информация — и только она — способна подтвердить и правильность теории эволюции и правдивость библейских историй, а также продемонстрировать, что они не противоречат друг другу.

В поэме «Когда боги, подобно людям…», в других текстах и надписях шумеры описывали человека как плод сознательных действий богов и одновременно как звено в эволюционной цепи, начало которой заложили космические события, описанные в «Мифе творения». Твердо придерживаясь линии, что созданию человека предшествовала эпоха, когда Землю населяли одни нефилим, шумерские источники повествуют о многочисленных событиях тех времен (например, об инциденте между Энлилем и Нинлиль). В этих же текстах рассказывается о развитии на Земле растительной и животной жизни, причем это описание согласуется с современной теорией эволюции.

67
{"b":"268","o":1}