ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвые души
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни
Пока тебя не было
Найди меня
Семь этюдов по физике
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Сила других. Окружение определяет нас
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Браслеты Скорби
A
A

Эйа-владыка, человечество стонет!Божья болезнь пожирает землю!Воистину вы, создатели наши!Так возьмите ж болезни, чуму и язву!

Следующий фрагмент древнего текста отсутствует, и нам неизвестно, какой совет дал Энки Атрахасису. Как бы то ни было, «наставленья» Энки помогли людям. Через некоторое время Энлиль жаловался богам, что «людей не меньше стало, их стало больше».

Затем он решил послать человечеству испытание в виде голода: «Отнимем-ка у людей пропитанье. Засушим травы, обречем на голод». Голод предполагалось вызвать при помощи сил природы — прекращением дождей и уходом подземных вод:

Адад наверху пусть запрет свои ливни, Внизу перекройте подземные воды.Орошенье из бездны да не проникнет! Да выйдет ветер, иссушит почву, Нальются тучи, да не прольются ливнем!

Иссякнуть должны были даже источники морепродуктов — Энки получил приказ запереть «засовы моря, врата океана» и лишить людей их даров.

Вскоре на земле разразилась засуха:

Черные нивы да будут белы, Пусть просторное поле соль рождает!Чрево земли на них да восстанет! Не взрастут травы, не взойдут злаки!

Последовавший за засухой голод вызвал неисчислимые бедствия среди людей. В месопотамских текстах говорится о шести ужасных «ша-ат-там» — это слово обычно переводится как «год», но буквально означает «отрезок времени», который, как выясняется из ассирийской версии эпоса, равнялся «году Ану»:

По наступленье первого года От голода тяжко они страдали. По наступленье второго года Тяжко страдали они от жажды. По наступленье третьего года Черты людей исказил голод. По наступленье четвертого года Короткими стали их длинные ноги, Узкими стали их широкие плечи. Вдоль улиц брели они согнувшись.

Через пять «лет» человеческое общество начало вырождаться. Матери не открывали двери голодным дочерям, дочери следили за матерями, чтобы найти припрятанные продукты.

На шестой «год» повсеместно распространилось такое явление, как каннибализм:

По наступленье шестого годаДочерей своих они съели, Сыновей употребили в пищу. Семьи истребляли друг друга.

В месопотамских текстах рассказывается, что Атрахасис постоянно общался со своим покровителем Энки и просил у него помощи в борьбе с голодом: «Каждый день он горестно плакал, вместе с зарей приносил ему жертвы».

Тем не менее Энки чувствовал себя связанным решением других богов и поначалу не отвечал на мольбы Атрахасиса. Вполне возможно, что он даже прятался от своего верного поклонника, покинув храм и отправившись в плавание по своим любимым болотам. Когда люди были уже на грани смерти, Атрахасис молился, «к реке обратясь».

При виде голодающего и деградирующего человечества, при виде родителей, поедающих собственных детей, Энки вновь выступил против своего брата Энлиля. Во время седьмого «года», когда уцелевшие мужчины и женщины были, «как тени мертвых», люди получили послание Энки. Он советовал разослать вестников по всей стране и объявить людям, чтобы они не поклонялись богам и не приносили им жертвы. Это был открытый бунт!

Под прикрытием беспорядков Энки планировал и конкретные меры. От этой части текста сохранились лишь отдельные фрагменты, но из них мы узнаем о тайном совете «старейшин», который собирался в храме Энки. В своей речи Энки сначала восхвалял себя, рассказывая о своем противостоянии другим богам, а затем предложил план действий, в котором использовалось его положение как владыки Нижнего мира.

Подробности этого тайного плана можно восстановить по фрагментам строф, в которых упоминается ночь, берег реки и условленный час. По всей видимости, кто-то должен был ожидать возвращения Энки из Нижнего мира. Оттуда он привел с собой «водных воинов» — возможно, это были «примитивные рабочие», трудившиеся в копях. В условленное время эти воины сделали свое дело.

Несмотря на отсутствие некоторых строк, мы можем догадаться о последующих событиях по реакции Энлиля. «Он исполнился гневом». Он собрал Совет Богов и послал за Энки. Взяв слово, Энлиль обрушился с обвинениями на своего брата Энки, нарушившего клятву, данную великим богам:

Все мы, великие Аннунаки,

Все, как один, решили вместе,

Ану и Адад охраняют небо,

Я охраняю средину — землю.

Куда бы ни отправился Энки,

Облегчает он бремя, дает послабленье.

Энлиль обвинил брата в том, что тот открыл «засовы моря». Но Энки упорно отрицал свою вину:

Чтоб засовы вод, врата океана,И травы его я охранял бы, Но убежали, от меня ускользнули Мириады рыб, мириады тварей. Я их собрал, но они исчезли, Половину засова они разбили. Тогда я убил стражей моря.

Энки утверждал, что поймал и наказал виновных, но его заверения не удовлетворили Энлиля, который потребовал, чтобы Энки больше не кормил людей и не поддерживал «процветанье людское». Реакция Энки изумила богов:

Бога колики схватили в собранье. Смех одолел его среди совета.

Нетрудно представить, какой поднялся шум. Энлиль был в ярости. Последовал обмен гневными репликами с Энки. Наконец шум утих, и Энлиль вновь взял слово. Он напомнил своим товарищам и подчиненным, что решение уничтожить человечество было совместным. Затем он описал обстоятельства, которые привели к созданию «примитивного рабочего», и вспомнил, сколько раз Энки нарушал клятву.

Однако, заявил Энлиль, у богов еще остался шанс погубить человечество. Он выдвинул идею о «смертоносном потопе». Надвигающуюся катастрофу следовало скрывать от людей, и поэтому он призвал присутствующих на Совете богов дать клятву, особо подчеркивая, что это касается Энки: «Энки-государь нас свяжет общею клятвой!»

Злое дело уготовил людям Энлиль.Так сказал пред всем собраньем:«Принесем вместе о Потопе клятву!»Ану первый пред ним поклялся.Энлиль поклялся, с ним и сыны его.

Поначалу Энки отказывался: «Зачем вы хотите связать меня клятвой? Положу ли я руку на своих человеков?» Однако в конечном итоге его заставили поклясться вместе с остальными Богами Неба и Земли — Ану, Энлилем и Нин-хурсаг.

Жребий был брошен.

* * *

Что же это была за клятва? Энки предпочел интерпретировать ее по-своему: тайну нельзя открывать людям, но кто запрещает рассказать обо всем, например, стене? Пригласив Атрахасиса в свой храм, Энки отгородился от него ширмой из тростника. Затем он сделал вид, что говорит не с преданным поклонником, а со стеной:

Следи же за вестью, что ныне шлю я!Внемли, о стена! Хижина, слушай!

(Эта уловка объясняет последующее заявление Энки. Когда боги обнаружили, что Ной/Утнапишти остался жив, Энки настаивал, что не нарушил клятву, — «наимудрейший» из людей сам раскрыл тайну Потопа, верно интерпретировав знамения.) На цилиндрических печатях мы сталкиваемся с иллюстрациями этого эпизода: слуга держит ширму, а в это время Эа — в образе бога-змеи — открывает секрет Атрахасису (рис. 160).

Двенадцатая планета - any2fbimgloader173.jpeg

Энки посоветовал своему верному слуге построить прочный корабль, а когда Атрахасис возразил, что «я никогда корабля не строил… чертеж на земле мне начерти ты», бог снабдил его точными указаниями относительно размеров и конструкции судна. Читая библейскую версию событий, мы с готовностью представляем ковчег в виде огромного судна с множеством палуб и отсеков. Однако в оригинале Библии для обозначения судна используется слово «теба», однокоренное с термином «затопленный». Из этого можно сделать вывод, что Энки посоветовал своему Ною построить «затопленную» лодку — то есть подводную.

Аккадский текст приводит слова Энки, который указывает, что корабль должен быть закрыт «и сверху и снизу», а также тщательно просмолен. У него не должно быть ни палуб, ни отверстий, «чтобы солнце не проникло». Судно должно получиться похожим на лодку Абсу, или «сулили»; в современном иврите для обозначения подводной лодки используется однокоренное слово — «солелет».

79
{"b":"268","o":1}