ЛитМир - Электронная Библиотека

Лашарела. Долгая ночь - _0.jpg

Лашарела. Долгая ночь - _1.jpg

Лашарела. Долгая ночь - _2.jpg

С (Груз) 2

О РОМАНАХ ГРИГОЛА АБАШИДЗЕ

Между Европой и Азией стоят Кавказские горы. Здесь вы¬

соты соединяют материки. Ледники лежат на горах, как серебря¬

ная, самая крепкая в мире спайка.

Дошедшая до Древней Греции память о подвиге Прометея —

Амирана, как его называют в Грузии,— связана с Кавказскими

горами. Титан, которого человечество считало основателем куль¬

туры,—он первый рудокоп и ковач, первый изобретатель домов, парусов, первый покоритель коней,—был прикован к скалам Кав¬

каза, к скалам своей родины. Здесь терзал его орел, здесь было

место плача над ним.

И эти горы уже в древних пересказах трагиков — горы куль¬

туры.

Слова предания так же прочны, как земля. Когда исчезают

дворцы, след их через тысячу лет тенью просматривается с само¬

лета; трава по развалинам растет иначе, чем в широких степях.

Но это не «трава забвения», о которой говорил молодой Пушкии.

История — борьба с забвением. Это — проникание через дым

столетий: мы, пройдя через эти дымы и через развалины, узнаем, что живем и на корнях старой культуры Кавказа, что она все еще

питает нас.

История Грузии, расположенной на рубежах двух материков и

соединяющей культуру Востока с культурой Запада, бесконечно

древняя. Культура ее — ее камень, железо и керамика, ее поэзия, архитектура и музыка — древняя. И многообразная, потому что

народ в горах был разбит на племена.

Племена, жившие на Кавказе, были могущественны. Они мог¬

ли сопротивляться войску греческих наемников, которое проби¬

валось через всю Персию к морю, домой к Элладе. Александр Ма¬

кедонский не был на Кавказе, но с именем Александра древний

мир связывал все подвиги. Однако даже для Александра проход

через Грузию оказался невозможным.

Знаменитейший путешественник раннего средневековья Марко

Поло, продиктовавший в тюрьме книгу «О разнообразии мира»,

удивился на Грузию. Он писал: «Грузины красивы, мужественны, отменные стрелки и бойцы в сражениях. Они христиане грече¬

ского вероисповедания. Волосы стригут коротко, как (католиче¬

ские) духовные.

Это та страна, чрез которую Александр (Македонский), идя

на запад, не мог пройти, потому что дорога тут узка и опасна: с од¬

ной стороны море, а с другой — высокие горы, и верхом по ним

не проехать» 1а

Но горы не только защищали Грузию, они и разобщали ее.

И хотя уже в XII веке, в эпоху великой царицы Тамар, Грузия

представляла собой страну единую и могучую, границы ее фео¬

дальных владений и отдельных племен трещинами проходили по

телу государства.

Разделенную горами страну ненадежно объединяла религия —

под христианской религией продолжала жить древняя языческая, подобно горпым цветам, пережидающим время под спегом. Еще

совсем недавно, лет пятьдесят тому назад, я видел р горах Хевсу-

рети капище, посвященное «матери дьявола».

Племена, составившие единый народ Грузии, были не только

могущественны. За долгие века они накопили большие культурные

традиции, свято передаваемые от поколения к поколению.

Знал я недавнюю Пшавию, сохранившую старый быт. Она

напоминала страну, описанную романтиками, страну, где живут

счастливые пастухи и пишут стихи. По широким берегам быстрых

рек росли дубы. За плугами, которые тянули быки, шли женщины

и по дороге еще умудрялись вязать чулки. Пшавы много работали, но не были богаты. На дубах сделаны были затесы топорами, и на

затесах вырезаны не имена и озорство, а стихи.

Чуть повыше, глубже в горы, жили хевсуры; носили — если

не каждый день, то часто — кольчугу, черные щиты, вшивали в

мягкие щапки толстые железные кольца, а иногда надевали плос¬

кие шлемы, которые у нас в России в древности называли иери-

хонками, от названия древней Грузии — Иверии.

Я видел старую Пшавию, старый Хевсурети, видел в хевсур-

ских ущельях испанские мечи XIII века и прекрасные кольчуги, видел я, как рубятся кровники друг с другом, как женщины пре¬

кращают кровавый бой, бросая платок между мужчинами, встре¬

тившимися в схватке на мечах,— и все это по правилам, разрабо¬

танным в эпоху рыцарского турнира.

Свободные от века, горные племена противились власти фео¬

далов, не принимали их.

1 «Книга Марко Поло», Государственное издательство геогра¬

фической литературы, М. 1956, стр. 57.

б.

Первый свой роман грузинской хроники XIII века «Лаша-

рела» — Григол Абашидзе завязывает приездом Лаши — царя Ге¬

оргия IV, сына великой Тамар,— в Пшавию. Это происходит после

восстания горцев, отвергших власть феодала. Георгий Лаша во

время храмового праздника срубил саблей голову быку, принес

жертву по языческому обряду и тем самым примирил себя с пша-

вами и хевсурами.

Царя народ считал ближе к себе, чем феодалов, потому что

царь находился дальше от него.

У царя и народа были общие враги — феодалы и духовенство.

И всем вместе грозили давние враги Грузии — Турция и Персия

и уже подступавшие к границам полчища хорезмийцев и монголов.

И в этих условиях царь, который должен был стать вождем на¬

рода, становится его обидчиком. Власть отягощает себя злодей¬

ствами. Лаша отнимает жену у своего отважного воина, спасшего

ему жизнь, а его самого бросает в тюрьму. Царь был любим на¬

родом, но народ строго соблюдал нравственные устои и не про¬

стил царю попрания чести,—не стерпел безнаказанного оскорбле¬

ния. Преступление царя, обернувшееся конфликтом между

ним и народом, не было случайностью, но не было и необхо¬

димостью. Оно порождено было, говоря словами Гамлета, «выви¬

хом времени», при котором правда как бы выходит из своего су¬

става.

Стержень «Лашарелы» — столкновение между царем и наро¬

дом. Роман повествует об иллюзиях народа и о растущей жесто¬

кости феодалов, о высоком взлете поэзии, искусства и о конце

грузинского Возрождения. «Лашарела» звучит прологом к долгой

ночи монгольского нашествия, о котором рассказывает второй ро¬

ман хроники — «Долгая ночь». Судьбы героев первого романа оза¬

рены дымным заревом надвигавшихся пожарищ.

«Долгая ночь» масштабна и тяжела.

Кавказ и Россия заслонили от этой ночи остальное человече¬

ство тогда, когда Азия наступала на Европу.

По Грузии, трагически расположенной на стыке Запада и Вос¬

тока, смерчем проносятся монгольские орды.

Походов более страшных, чем походы монголов, не было в

истории. Они заставляли пленных убивать друг друга, насило¬

вали беременных женщин, вскрывали чрева и раздавливали плод.

По это не насыщало их жестокости. Они топтали дух народа —•

верующих людей заставляли переходить по мостам, настланным

вместо досок иконами. Военной необходимости в том не было, но

это было религиозное время, и завоеватели стремились размолоть

душу народа.

7

Монгольские завоеватели пронзили мир новым военным стро¬

ем — организованным войском, одинаково вооруженным, дисцип¬

линированным, подвижным, обладающим разведкой.

Однородным неудержимым потоком — потоком конных вои¬

нов надвигались орды, гоня перед собою покоренные народы.

И перед ними рассыпались государства.

Монголы были беспощадны и неприхотливы — они ели все,

что можно было разжевать. Они были искусными воинами и ко¬

варными политиками — сумели разъединить аланов (предков осе¬

тин), лезгин, черкесов и кипчаков. Они умели шпионить и обучать

1
{"b":"268224","o":1}