ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оно смотрело на меня и растворилось в воздухе, – чуть вздрагивающие уголки губ выдавали сильнейшее волнение.

Он помолчал некоторое время, задумавшись о чём-то, и спросил:

– Ты уверена?

– Нечто странное возникло на секунду и тут же исчезло в темноте, – подтвердила она. – Я никогда не забуду эти глаза…

– Глаза? – удивился он. – Какие глаза?

– Её глаза… Они смотрели на меня неподвижно. А потом… потом она исчезла!

– Как это случилось?

– Было без пяти двенадцать, когда я услышала чьи-то шаги, мне показалось, что кто-то прошёл по коридору. Я поднялась и подошла к двери. Протянув к ней руку, я заметила женщину. Она смотрела на меня, словно не замечая, а потом сделала вот так, – Лиана поднесла указательный палец к губам. – А потом…

– Что?

– Часы пробили двенадцать. Я вздрогнула от неожиданности, меня охватила паника. Я хотела позвать на помощь, а когда обернулась… – она взглянула на него, словно желая убедиться, что ей верят, – дама в накидке исчезла. Она не ушла, а исчезла, испарилась! Всю ночь я не могла заснуть… Мне всё казалось, что она стоит за дверью, смотрит на меня…

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросил он. – У тебя усталый вид.

– Со мной всё хорошо, но, пожалуй, ты прав, мне необходим отдых.

– Тебе нужно прилечь.

– Хорошо, после завтрака я так и сделаю.

Они поцеловались. Он проводил её до двери, обернулся на пороге, словно желая убедиться, что в комнате действительно никого нет, и закрыл её. Они спустились по истёртым каменным ступенькам главной лестницы на первый этаж, а оттуда в столовую. Стол был уже накрыт и как будто поджидал собеседников. Ели, разговаривали.

– А я, пожалуй, прогуляюсь, – сказал Феликс, и продолговатое лицо его растянулось в улыбке.

Лиза всегда угощала их чем-нибудь вкусным. Сегодня это были анисовые пирожные, которые очень быстро уплетались за обе щёки.

– Очень вкусно. Большое спасибо, Лиза.

– Ещё чашечку, Феликс?

– Благодарю, если можно, совсем немножко. Аромат у твоего чая просто великолепен, больше никто так не умеет заваривать. – Он с признательностью посмотрел ей на руку, державшую чайник.

– Виолетта Михайловна просила передать, что задержится.

– Кстати, где они с Александром Михайловичем? – поинтересовался Феликс.

– А вот и они, – улыбнулась Лиана. – Где это вы пропадаете?

Виолетта Михайловна небрежно коснулась головы и присела к столу, её муж, отец Лианы, нежно и осторожно придвинул ей стул.

– Что-то не так? – спросил Феликс.

– Ещё чашечку? – спросила Лиза, заметив, что Феликс явно обеспокоен этим неожиданным совпадением.

– Пожалуй, можно.

– Дорогая, – Александр Михайлович нежно посмотрел на жену.

– Да, конечно, дорогой. – Супруги переглянулись, это заметила Лиана, тихо вздохнув и про себя отметив, что в этом старом доме неплохо бы сделать ремонт, да и перепланировка не помешала бы.

– Мама, что с тобой?

– Ничего, родная, мигрень замучила.

– Мама, – под пристальным взглядом дочери Виолетта Михайловна поняла, что от ответа ей не уйти.

– Я… плохо спала эту ночь.

У неё был хриплый голос, который постоянно срывался, и строгие черты лица. Возможно, это впечатление создавалось из-за того, что подбородок у неё выдавался вперёд, а губы узкие. Она рассказала о своём ночном происшествии, о том, что услышала шаги на лестнице и пошла посмотреть.

– Картина была ужасающая, – начала свой рассказ Виолетта Михайловна. – Я услышала шаги и тут же встала, надела халат и вышла в коридор. Никого не заметив, я подошла к библиотеке, шаги доносились оттуда. Я спросила: «Кто здесь?», но вместо ответа увидела упавшую книгу, она была открыта на девяносто второй странице и… – она на мгновение запнулась, – там…

– Что? – одновременно спросили Феликс и Лиана.

– Там… – продолжила она, – была кровь.

– Так, – Феликс невольно поднёс руку к бровям. – Сегодня я никуда не иду. Надо во всём этом разобраться.

– Привидение? – спросила Лиана.

– Не думаю, не знаю… – тихо прошептала Виолетта Михайловна дочери.

– А мы это проверим. Так. Сегодня ночью я пойду в библиотеку и там посижу, послушаю шаги, а заодно и за книгами присмотрю, – сказал Александр Михайлович.

– А где эта книга, которая упала? – спросила Лиана.

– Она… выпала у меня из рук, я была очень взволнована.

– Тебе нужно, мама, выпить чашку крепкого чая с лимоном. Лиза!

– Да, и ещё, – продолжила Виолетта Михайловна, – на этой странице была надпись, – она нервно поправила прядь волос, – «Вы мне дороги».

– Что это означает? – спросила Лиана.

– Это может означать только одно – что обладатель этой книги любил кого-то или, наоборот, тот, кто читал эту книгу, мог получить в подарок эту надпись, – сказал Феликс.

– Но при чём тут кровь? – спросила Виолетта Михайловна.

– А вот это я уже не знаю.

– За всем этим явно стоит какое-то преступление, – предположил Феликс.

– Я не знаю, но похоже на то, – Лиана подтвердила его догадку.

– Элементарно, Ватсон, – подтвердил он.

– Что бы это могло значить? – призадумался отец Лианы и посмотрел на жену. – А ты не помнишь, как называлась книга?

– «Любовь и смерть», – тихо произнесла Виолетта Михайловна.

– Значит, мы имеем дело с убийством, – заключил Феликс.

– Элементарно, Холмс, – вставила Лиана.

Он улыбнулся своей невесте, на которой так давно собирался жениться, но обстоятельства каждый раз препятствовали этому. Они встретились три года назад. За соседним столиком в ресторане сидела миловидная девушка, притом блондинка. Он сразу решил познакомиться, но не знал как. И придумал такую историю: что у него в больнице тяжело больной друг, ему нужно позвонить, и попросил телефон. Больного друга у него, правда, не было, но был весёлый товарищ ещё со школы. Он ему и позвонил. И на вопрос «Ты где?» выдал себя с потрохами:

– Я в ресторане с одной хорошенькой девушкой.

Она разозлилась, выхватила телефон, уже хотела дать ему пощёчину, он встал на колени и прошептал:

– Я вас умоляю, я вас люблю.

И все, кто наблюдал эту сцену, улыбнулись и начали аплодировать. Лиана не могла сдержать чувств и расплакалась. У неё не было даже первого поцелуя, а тут такой подарок. Он просто создан для неё. И она сказала:

– На первый раз я тебя прощаю.

Он поцеловал ей руку и предложил выпить вина за новую жизнь, за встречу, которая перевернула всё. В тот же вечер они целовались на мосту, и она мысленно шептала это заветное «да». Несколько лет они жили вместе, но мать Феликса никак не хотела дать согласие на свадьбу. Она считала, что её сыну не подходит обычная студентка экономического вуза, но она прекрасно пела, вышивала, играла на пианино. Его отец был обанкротившимся миллионером, и мать рассчитывала на хорошую партию, но он выбрал её. Такую всю молодую и красивую, щеголявшую в мини-юбке на своих красивых длинных ногах. Её мать мечтала, что она станет фотомоделью, но она выбрала учёбу. Решила, чтобы не разрываться, выбрать что-нибудь одно.

Когда она закончила вуз, он предложил увезти её во Францию и купить там дом, чтобы начать новую жизнь вместе. Родители Лианы сразу согласились на переезд, а родители Феликса отказались от этой «бредовой затеи». Таким образом, они вылетели из России вдвоём, Феликс и Лиана. Когда они приземлились, он сразу же перезвонил родителям и сказал, что они улетели навсегда и что они больше не вернутся, поэтому приглашают их присоединиться. Мать Феликса, настроенная скептически, ответила, что подумает над его предложением. Отец, оскорблённый тем, что сын его ослушался, не стал брать трубку. Феликс же даже не расстроился, скорее, обрадовался, что удалось избежать долгого муторного разговора, не ведущего ни к чему хорошему. Он давно всё решил. Его мать и отец, конечно, были очень дороги ему, но один старый знакомый предложил ему за сравнительно небольшую плату купить старый особняк в пригороде Франции. Он недолго раздумывал, занял у отца денег и отправился в Париж. Оттуда он вместе с другом поехал осматривать дом. Он, конечно, требовал капитального ремонта, но ему понравился старый сад, красивые аллеи, серьёзный, сдержанный тон дома. Он попросил друга дать ему время и не выставлять дом на продажу, пока он не соберёт нужную сумму. Друг согласился, и ещё через год договор был подписан. Он пообещал своей невесте, что купит ей дом, в котором они будут счастливы. Купить дом в пригороде Парижа показалось ей хорошей идеей, она сразу же согласилась и очень обрадовалась, когда он ей предложил переехать во Францию. Только родители Феликса не рассматривали эту идею всерьёз. Они считали, что Родина одна, и друзья, которых он оставил, уезжая, потеряны навсегда. Идея, казавшаяся нереальной, начинала набирать оборот. Отец был категорически не согласен, но при мысли потерять сына становился мягче, и, когда мать его попросила, даже согласился ненадолго переехать в новый дом, то есть, конечно, в старый, сыну могла понадобиться его помощь. Мать благосклонно влияла на отца, и он, чувствуя её любовь и долгую разлуку с сыном, согласился на переезд во Францию.

2
{"b":"268460","o":1}