ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

БРП первым в Русском Зарубежье начало выпускать такой вид листовок, как наклейки. Самой распространенной можно считать «Народ! Бали валом за твоим родным Братством Русской Правды» с рисунком — рука с надписью БРП втыкает нож в пятиконечную звезду с надписью коммунизм, СССР330. Можно выделить и три цветные листовки-наклейки: 1. Православный крест на фоне цветов русского флага с лозунгами «Господи! Спаси Россию!» и «Коммунизм умрет — Россия — не умрет!»331; 2. В виде бело-сине-красного флага с православным крестом и подписью Б.Р.П.332; 3. Русский триколор с православным крестом и подписью «Господи, спаси Россию» и партийным лозунгом «Коммунизм умрет! Россия не умрет!» и надписью наискосок «Братство Русской Правды»333. Листовки-наклейки, как правило, были миниатюрными. Такие наклейки использовались не только в качестве агитации, но и для нагнетания страха, их оставляли на телах убитых коммунистов, комсомольцев и чекистов334.

3.3. Книгоиздательство «Медный всадник»

Книгоиздательство «Медный всадник» было создано в Берлине в 1922 г. Владел издательством герцог Г.Н. Лейхтенбергский, который активно финансировал деятельность многих русских издательств в Берлине. Директором и главным редактором «Медного всадника» стал С. А. Соколов.

В июле 1926 г. в замке Зеон при посредничестве А. А. фон Лампе состоялась встреча руководства издательства и БРП (С.А. Соколова и Г.Н. Лейхтенбергского) и П.Н. Врангеля. По данным историка В.Г. Бортневского: «Судя по переписке, предшествовавшей этой встрече и последовавшей за ней, обсуждению подверглись отнюдь не только издательские вопросы»335. Планировалось «Медный всадник» превратить в «официальное прикрытие» БРП.

В.Г. Бортневский также утверждал, что редакция альманаха «Белого Дела», печатавшегося в этом издательстве, стала организационным центром II отдела РОВС336, возглавляемого фон Лампе, который даже жил и работал за счет денег, получаемых от распространения номеров альманаха337. Вместе с тем, петербургский историк М.С. Соловьев в своих работах убедительно доказал, что, несмотря на противоречия между руководством РОВС, БРП и «монархистами-николаевцами», «актив и руководящее звено филиалов этих организаций в прибалтийских странах были тесно между собой связаны и нередко одновременно состояли в двух или во всех этих структурах»338.

Под видом представительств издательства и альманаха в близких к советской границе районах на территории Финляндии, Эстонии, Латвии и Румынии создавались особые отделы БРП для ведения работы в СССР339. Генерал А.А. фон Лампе предполагался на роль руководителя работы внутри России, а возглавляемая им редакция альманаха «Белое Дело. Летопись белой борьбы» должна была стать прикрытием организации. Как уже отмечалось выше, представительства редакции и издательства «Медный всадник» в государствах-лимитрофах должны были заниматься разведывательной деятельностью, обеспечением связи с российскими центрами и «обеспечением приобретения огнестрельного оружия и по возможности взрывчатых ручных снарядов»340.

«Медный всадник» официально назывался «русским национальным книгоиздательством» и ставил своей целью «объединение русских писателей национального настроения, принявших достижения мировой культуры, но, рядом с этим, не угасивших в себе пламень русского духа и верящих в его неистребимость и преемственное торжество в веках. Отрицая и осуждая кровавый коммунистический режим, поработивший нашу страну, "Медный всадник" служит русскому делу, стремясь живым художественным словом укрепить в душах бодрый национальный дух и веру в конечную победу русской России»341.

В издательстве вышло более 50 названий художественной литературы, мемуаров, исторических исследований и т. п. В нем активно сотрудничали члены распавшейся берлинской литературной группы «Веретено». Печатались авторы, настроенные непримиримо антибольшевистски и проповедовавшие в своих произведениях активную борьбу против советской власти. Члены Верховного Круга одновременно были учредителями или авторами «Медного всадника».

Символом «Медного всадника» была издательская марка в двух вариантах, работы председателя Союза русских художников в Берлине (1920–1931 гг.) Николая Васильевича Зарецкого (1876–1959) с изображением памятника Петру Великому (вид со стороны здания Сената и Синода).

Братство Русской Правды – самая загадочная организация Русского Зарубежья - i_012.jpg

Первый вариант издательской марки книгоиздательства «Медный всадник»

Братство Русской Правды – самая загадочная организация Русского Зарубежья - i_013.jpg

Второй вариант издательской марки книгоиздательства «Медный всадник»

Книги для издательства печатали типографии: сначала «Р. Ольденбург и К°» (3 названия) в Мюнхене, «Прессе» (одно) в Берлине, большая часть в «Зинабург и К°» (14), а последние — в берлинской типографии «Братья Гиршбаум» (4). Тиражи колебались от 2 до 5 тыс. экз., но средний тираж составлял 3 тыс., что превышало средние тиражи даже «Русского Берлина».

За год до смерти Г.Н. Аейхтенбергского выходило 5–7 названий.

Книги «Медного всадника», так же как и другие издания БРП, распространял книжный магазин и издательство «Град Китеж», монархического направления. Склад располагался по адресу «книжный магазин "Grad Kitesch”», Berlin W 35, Lutzowstr. 80. С. А. Соколов в переписке жаловался на владелицу магазина, которая после его разорения стала шантажировать, что выдаст склад БРП большевикам342. Скорее всего, Брат № 1 имел в виду не супругу второго владельца «Града Китежа» Владимира Васильевича Домо-жирова, а Марию Веревкину-Шелюто, жену Антона Веревкина-Шелюто.

Братство Русской Правды – самая загадочная организация Русского Зарубежья - i_014.jpg

Реклама книжного склада «Град Китеж»

Это предположение подтверждается тем обстоятельством, что контролировавшийся Г.Н. Лейхтенбергским книжный магазин «Град Китеж» не разорился в 1926 г., а просуществовал как минимум до 1941 г. и был до самого закрытия главным распространителем изданий «Медного всадника». В 1926 г. прогорела как раз типография общества «Прессе» («Presse»), принадлежавшая А.Д. Веревкину, ранее уехавшему вместе с женой в Ригу343. По данным агентурного сообщения ИНО ВЧК (декабрь 1921 г.): «У А.Д. Веревкина уже было несколько столкновений с рабочими из-за содержания печатаемого. В последнее время русские наборщики протестовали против нанимаемых Веревкиным русских офицеров и требуют их удаления. Дела "Прессы" идут хуже вследствие повышения заработной платы. Служащие Веревкин с женой, граф Татищев — делопроизводитель, конторщик- немец Яков Яковлевич»344. Типография в Берлине считалась главной по обслуживанию всех правых организаций и издательств. Там, в том числе, печатали и книги издательства «Град Китеж» (например, «О сопротивлении злу силою» И.А. Ильина)345, «Медного всадника» и журнал «Русская Правда».

Именно с Марией Веревкиной-Шелюто у С.А. Соколова и вышел конфликт. Впоследствии она открыто выступала против «братчиков» в печати, стремясь их скомпрометировать. Приведем отрывок из ее опубликованных выступлений: «…приблизительно с конца 20 или начала 21 и до начала 24 г. я имела близкие отношения к типографии «Прессе» (Берлин, Аейпцихштрассе, 29), я была совладелицей и утвержденной германской торговой палатой, и управляющей упомянутой типографией. Я не могу указать точно времени, но это можно, конечно, проверить по типографским книгам, думаю, что это было в конце 21 или начале 22 года. К нам явился господин, назвавшийся Ломоносовым, и заказал печатание мелких брошюр агитационного характера на тонкой папиросной бумаге, причем счета писались на имя “Русской Правды". Потом он заказал нам на той же бумаге печатание журнала-газеты. Но ввиду того, что требуемая для газеты бумага не находилась на складе типографии, была очень дорога и в больших бумажных складах была в недостаточном количестве, г. Ломоносов, который теперь уже стал называться Кольбергом, запросив предварительно Париж, где, по его словам, находилось издательство, поручил типографии заказать на фабрике большое количество бумаги. По получении счета на бумагу на имя “Русской Правды" таковой был полностью г. Кольбергом оплачен. Итак, №№ газеты “Русская Правда" печатались на бумаге собственности “Русской Правды", но Кольберг требовал от типографии, чтобы к каждому счету за выпущенный № прибавлялась определенная, им самим назначенная цифра, причем счета выписывались на имя “Русской Правды" за бумагу без упоминания бумаги, т. е. счет писался на значительно большую сумму, чем фактически следовало типографии и чем она от Кольберга получила… все мною вышесказанное можно проверить по книгам прихода и копиям счетов “Русской Правды". Все, мною сказанное, истинная правда, и я могу подтвердить под присягой… и я могу указать имена лиц, могущих подтвердить мои слова. М. Веревкина»346.

19
{"b":"268638","o":1}