ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подобной активностью отличалось и финляндское отделение БРП. В СССР регулярно «ходил» ее председатель А.Н. Толь. Наиболее активным было отделение БРП в поселке Куоккала (Репино) во главе с А.Я. Башмаковым и И.В. Репиным и подчиненная ему группа в Олилла (Солнечное) (руководитель К.Г. Бренев)429. По показаниям Д.Ю. Репина, «куокколавская группа БРП занимается распространением листовок БРП в приграничной полосе»430.

Первоначально листовки и литература направлялись контрабандным путем через Сестрорецк. Позднее, после закрытия советскими пограничниками этого пути, прокламации стали доставляться в Стрельну морем на лайбах финских рыбаков-контрабандистов. В Стрельне же длительное время существовал тайный склад. С 1925 г. сообщение велось также через Парголово431. Не менее интересные сведения приводит В.И. Мусаев: «Ижорские и ингерманландские рыбаки с Сойкинского полуострова и из других прибрежных районов Кингисеппского и Троцкого (Гатчинского) уездов, как утверждала Финская секция Ленинградского губкома РКП (б), подолгу бывая в море и общаясь с рыбаками из Финляндии, попадали под влияние финнов, получали контрабанду и агитационные материалы. В Сойкино в начале 1926 г. была обнаружена русская белогвардейская прокламация Общества спасения России (имеется в виду Союз Спасения России)»432. Как и в других государствах-лимитрофах Северо-Запада, нелегальная работа велась в условиях острой нехватки средств. Каждая переправка через границу обходилась в 2000–4000 финских марок, в зависимости от степени участия финнов и стоимости услуг контрабандистов433.

При аресте в Москве 9 апреля 1934 г. агента румынского отдела БРП Л. А. Грановского у него было обнаружено несколько листовок его организации434.

Ходоки использовались в работе маньчжурских организаций БРП435. Распространялись издания БРП, напечатанные в Европе, — листовки и журнал «Русская Правда»436. Местного производства были листовки не только для крестьянства и красноармейцев, но и для дальневосточного казачества437.0.Б. Мозохин отмечает, что «агенты БРП вступали в местные кулацкие, белогвардейские и повстанческие отряды и банды, часто руководили ими и распространяли литературу БРП. В июне 1931 г. были задержаны переброшенные на советскую территорию два боевика БРП. Вслед за ними была задержана диверсионная группа БРП (с оружием и литературой БРП) в составе четырех человек»438.

В распространительской деятельности БРП были и крупные провалы. Так, в 1927 г. виленская газета «Новая Россия» опубликовала сведения, что издания БРП не попадают в СССР, а используются в качестве оберточной бумаги для селедки или сдаются на макулатуру. Обвинялся Иван Густолес (настоящая фамилия Пешко), получавший по 2000–3000 экз. «Русской Правды» из Берлина439. Впрочем, этот компромат легко опровергнуть. Большинство изданий БРП небольшого формата, даже «Русская Правда» — А-4, листовки же, как правило, — миниатюрны. Видимо, в межвоенном Вильно в эмигрантской среде под рыбой понимали мальков.

В Персии, по утверждению Г.С. Атабекова, «всю агитационную литературу БРП направляло на имя агента ГПУ Джавахова, а тот передавал ее нам»440.

В ходе операции НКВД «Мечтатели» завербованного Свешникова, поверив в его легенду, сначала отправляют назад в СССР, снабдив письмами, деньгами, инструкциями и агитационной литературой. Однако на границе его арестовали. Когда И.В. Кобылкин, главный фигурант этой операции, также был арестован, он нес с собой 4769 экз. листовок, изданных БРП441. Б.И. Гудзь, в изложении Н. Долгополова, утверждал, что в результате операции «Мечтатели», сравнимой по масштабу только со знаменитым «Трестом», «мы теперь могли в определенной степени контролировать все каналы пересылки на советскую территорию белогвардейских прокламаций, листовок, а в перспективе денег, вооружения <…> Попадало в наши руки колоссальное количество белогвардейских воззваний. Особенно старалось "Братство русской правды”. Не слабая, могу вам сказать, монархическая организация»442.

Таким образом, БРП первой из политических организаций русской эмиграции применило новые формы агитации и пропаганды, рассчитанные на советского человека. Это были шаровые акции, оклейка железнодорожных вагонов, подбрасывание листовок в грузы и их сплав в бутылках, катапульты, агитация на советских кораблях, приходящих в иностранные порты, ставка на самозарождение организаций под воздействием листовок и т. п. Издания БРП попадали не только в приграничные районы и города, но и в Москву и в российскую провинцию. Разработанные БРП формы и методы, которые ассоциируются, главным образом, с Народно-Трудовым Союзом и его издательством «Посев», стали применяться практически всеми «активистскими» политическими организациями русской эмиграции.

Глава 4. Военно-политическая деятельность БРП

4.1. Общая характеристика

Как это ни парадоксально, но БРП действительно имело реально существующие подпольные и партизанские организации на территории СССР. Организация состояла из боевых отрядов, которые независимо друг от друга вели активную партизанскую борьбу, в целях безопасности не сообщая конспиративных деталей даже в центр443.

Конечно, в целях саморекламы, умело проводя (как это сейчас модно говорить) пиар-кампании, руководители сильно завышали число своих сторонников в СССР и количество совершенных ими акций. Однако в Белоруссии, на Псковщине и на других прилегающих территориях, именно на БРП ориентировались остатки отрядов Б.В. Савинкова, С.Н. Булак-Балаховича, белорусских националистов (с 1927 г. — Дружины «Зеленого Дуба») и др. Братство тесно сотрудничало с польской резидентурой «У-6», действовавшей на территории Белорусского военного округа444. Особенно активны были агенты в Слуцком округе, где, по данным НКВД, «был создан ряд повстанческих организаций и террористических групп», сотрудничавших с 2-м отделом польского Главного штаба445.

Также местные организации действовали в районах Северо-Запада СССР, соседних с Латвией, Эстонией и Финляндией. Проникали «братчики» в СССР и с Дальнего Востока. В конце 20-х — начале 30-х гг. они даже пыталась возглавить и координировать антиколхозные выступления крестьянства.

БРП практиковала остановку и проверку поездов, демонстративные расстрелы и убийства чекистов, милиционеров, членов ВКП (б) и комсомола, взрывы и поджоги, также призывала к уничтожению товаров, экспортируемых из СССР. Характерным лозунгом БРП был: «Комиссарская власть усиливает расстрелы и казни. Ответ на красный террор — наш народный террор. Бей змею в голову! Бей змею, да не пропускай и змеенышей!»446.

«Призывы подкреплялись примерами из братской деятельности, реальными, а больше выдуманными примерами успешных “братческих” терактов и диверсий», — можно полностью согласиться с М.С. Соловьевым, что «основными направлениями работы БРП были заброска разными путями литературы в СССР и вербовочная обработка советских моряков в иностранных портах <…> дальше редких огневых стычек на границах с СССР и слабо организованного террора в сельской местности деятельность БРП не распространялась»447.

В качестве отчетов и рекламы С. А. Соколов рассылал членам Основного Крута «особо секретные» и «не для печати» обзоры и сводки повстанческой деятельности в СССР. По мнению А.И. Добкина, эти материалы составлялись в Берлине на основе данных советской и эмигрантской печати448.

В подобных сообщениях БРП приписывало себе и стихийные восстания (трудно предположить, что именно «братское вольное слово» вдохновляло населения Кавказа, Туркестана, Сибири…)449. «Имелись также заявления о том, что "под контролем Братства находятся целые районы"»450. С.А. Соколов даже признал взрыв в июне 1927 г. в партклубе на Мойке делом рук своих агентов, а потом оправдывался тем, что в Ленинграде был еще один взрыв в тот же день.

26
{"b":"268638","o":1}