ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По данным из Архива УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Б.В. Энгельгардт и его помощники занимались и переброской в СССР с пропагандистскими целями изданий русской эмиграции. Для этого использовались как нелегальные (контрабандным путем через реку Нарву), так и легальные (почтой — по адресам, заимствованным из справочников «Весь Ленинград», «Вся Москва» и др.) пути. Последний, впрочем, был «дорогим удовольствием» и редко достигал цели. В конце 1920-х- начале 1930-х гг., например, в СССР направлялись «листовки евразийского характера», журнал одноименной организации «Борьба за Россию» — главного конкурента и противника БРП в Русском Зарубежье. Этот журнал Б.В. Энгельгардт получал непосредственно от редактора и издателя журнала еженедельника М.М. Федорова, своего старого знакомого с 1918 г. по Национальному центру»592.

По сведениям историка А.В. Седунова, по инициативе Б.В. Энгельгардтав 1930 г. была создана коротковолновая радиостанция БРП в Изборске, вскоре закрытая по требованию эстонских властей593.

Советская разведка считала, что после смерти А.К. Байова Б.В. Энгельгардт возглавил Эстонское отделение БРП, хотя у С.Г. Исакова его членство в БРП вызывает сомнение594. В 1940 г. Б.В. Энгельгардт был арестован, а в 1941 г. после открытого процесса приговорен к расстрелу595.

Интересные сведения о сложных взаимоотношениях руководителей русской эмиграции в Эстонии сообщает М.С. Соловьев. На почве отношения к террору у Б.В. Энгельгардта возникали конфликты с более умеренным А.К. Байовым. Но в своей нелегальной деятельности Б.В. Энгельгардт А.К. Байову не подчинялся и «замыкался» непосредственно на Париж. Расходились полковник и генерал идеологически: если первый, по собственному признанию, был евразийцем левого толка и атеистом, то последний — по настоянию эстонской политической полиции — был удален от преподавания на курсах эстонского Генштаба как убежденный монархист и сторонник идеи торжества славянства под скипетром Русской державы. Впрочем, эти разногласия не сильно мешали их сотрудничеству, а Энгельгардту его евразийство не мешало состоять в БРП596.

Б.В. Энгельгардт действительно вел разведывательную деятельность в СССР. М.С. Соловьев даже приводит раскрытые ГПУ адреса явок. Их содержателями в Ленинграде были жена шведского консула Вера Васильевна Иттенберг (в первом браке была замужем за русским морским офицером Беленченко), муж известной рижской певицы Черкасской, музыкант Мариинского театра Паличек, завербованный непосредственно Энгельгардтом в 1927 г. в Риге597.

Переиграл Борис Вадимович советскую разведку в игре с двойными агентами. Поэтесса, эзотерик и экстрасенс Нина Павловна Икскуль (урожденная Рудникова) предоставляла советским органом информацию о политической эмиграции, в том числе о БРП, из Таллина и Риги в 1932–1933 гг. Однако ее отчеты составлялись под диктовку Б.В. Энгельгардта.

В контексте деятельности Б.В. Энгельгардта становится понятным, почему именно против него была осуществлена целая чекистская спецоперация с целью подрыва доверия со стороны руководства БРП и РОВС. Примечательно, что эту операцию разрабатывали лично председатель ОГПУ В.Р. Менжинский и знаменитый «борец с белоэмигрантами» А.Х. Артузов (Фраучи)598. Во много раз переиздававшейся «документальной повести» «И я ему не могу не верить…» известный писатель Т.К. Гладков и журналист Н.Г. Зайцев даже посвятили «весьма энергичному человеку» Б.В. Энгельгардту отдельную главу599.

В 1927 г. по заданию А.А. Зайцова был переброшен в СССР студент Рижского университета Канский (по некоторым данным — член БРП). Руководил операцией Александр Васильевич Руммель (1891-?), доверенное лицо Б.В. Энгельгардта, мичман российского флота, штаб-ротмистр, в эмиграции адвокат, один из издателей газеты «Наши последние известия», по политическим взглядам «кирилловец». Руммель в 1939 г. выехал в Германию600.

Эстонские власти одобрили переход границы, помощь оказывал представитель РОВС в Нарве полковник Роман (Рихард) Владимирович Франк (1888-19?), выпускник Юрьевского университета и Московского Алексеевского военного училища, Георгиевский кавалер, участник Первой мировой и Гражданской войн. После поражения А.В. Колчака в 1920 г. он перебрался в Эстонию. «Работал продавцом в дер. Криуши. Входил в группу Байова и занимался сбором разведданных из СССР»601. Очевидно, сотрудничал и с английской разведкой.

Явка в Ленинграде, данная Канскому, — адрес сестры и матери Энгельгардта — находились к тому времени под наблюдением ОГПУ. Канский был арестован, но смог известить Энгельгардта об этом602.

Как упоминалось выше, в Эстонии, независимо от местных групп, действовали представители Латвийской организации. Членом одной из них был штаб-ротмистр А.В. Ефимов, завербованный Н.Н. Лишиным. После неудач группы Ф. Зейберлиха в Латвии члены латвийской организации перешли под начало Энгельгардта.

Деятельность БРП быстро обрастала самыми анекдотическими слухами и подробностями. Связанный с Братством и английской разведкой полковник отдельного корпуса жандармов, участник ливенского отряда Борис Михайлович Севастьянов (1872-?) в эмиграции проживал в Таллине и Нарве, являлся председателем Союза увечных воинов-эмигрантов в Эстонии, торговал газетами, в том числе и советскими, и был фактическим редактором «Былого Нарвского Листка». В 1932 г. он был арестован за проживание без разрешения в пограничном районе, а после освобождения уехал во Францию. «В конце 1934 г. по Нарве поползли слухи, что Севастьянов якобы схвачен в Ленинграде по обвинению в организации убийства Кирова и расстрелян. По другой версии слухов, его вместе с сожительницей сослали на Соловки»603. Впрочем, БРП не взяло на себя ответственность за этот самый известный в СССР теракт. Это сделали независимо друг от друга А.А. Вонсяцкий и НСНП.

4.4. Латвийская организация

Автономный отдел БРП (центральный для Прибалтийского центра БРП) в Латвийской Республике по праву считался сильнейшим и авторитетнейшим в организации. Во главе его стоял герой Белого движения генерал-майор князь Анатолий Павлович Ливен (1872–1937). Он был выпускником юридического факультета Санкт-Петербургского университета и сдал экстерном экзамены в Николаевское кавалерийское училище. В Первую мировою войну — ротмистр Лейб-гвардии Кавалергардского полка, кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени. В 1919 г. создал в Латвии отряд, боровшийся против красных, очистил от них Ригу в мае 1919 г. Был тяжело ранен, а его отряд (Либавский добровольческий стрелковый отряд светлейшего князя А.П. Ливена — «ливенцы»), вошел в состав армии Н.Н. Юденича. В 1920–1930 гг. жил в родовом поместье в Межотне (Мезоттен). Считался русскими эмигрантами героем Белого движения в Прибалтике и в силу этого пользовался огромным моральным авторитетом.

Участник Рейхенгалльского монархического съезда, А.П. Ливен являлся председателем Общества взаимопомощи военнослужащих в Латвии, членом Комитета по изданию истории царствования Императора Николая 11, полномочным представителем великого князя Николая Николаевича в Риге. Одновременно он возглавлял РОВС и БРП (псевдоним в братской переписке «Леонидов») в Латвии, сотрудничал также с «Лигой Обера». Вел свой род от старшины племени ливов Каупо, получившего от Папы Римского дворянское достоинство и прозвание Ливе. В период российского владычества Ливены перешли в православие и обрусели.

Фактически руководил деятельностью БРП адъютант А.П. Ливена, ротмистр Викторин Сигизмундович Столыгво (псевдоним в братской переписке «Конник»), поляк по происхождению, русский по самосознанию и воспитанию. Он одновременно являлся секретарем Прибалтийского центра БРП и служащим рижской городской управы. В 1939 г. B.C. Столыгво репатриировался в Германию.

Наиболее инициативным членом руководства БРП, лидером русской молодежи являлся Роман Мартынович Зиле (Зилле) (1900–1971) (братский псевдоним «Подгорный», Брат № 137), юрист по образованию, русский националист по убеждениям, журналист, председатель Русского академического общества, ученик и друг философа И.А. Ильина, приемный сын ректора Латвийского университета профессора М.Р. Зиле.

34
{"b":"268638","o":1}