ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Газета «Социалдемократс» выступила с разоблачениями БРП, утверждая одновременно, что организация тесно связана с газетой «Сегодня». Основанием для такой предвзятой точки зрения было сотрудничество в газете А.П. Ливена и А.В. Амфитеатрова, хотя первый печатал только метеорологические заметки, а второй — художественные произведения. «Сегодня» не закрыли, так как ее политическая линия была всегда направлена против деятельности РОВС, БРП и монархистов в целом.

Но все же латвийское правительство провело в конце 1932 — начале 1933 г. ряд показательных арестов. Достаточно точно охарактеризовала ситуацию берлинская газета «Наш век»: «Перед началом переговоров о латвийско-советском торговом договоре в Риге, под давлением сов. правительства был произведен ряд обысков и арестов в русских «монархических» кругах. Газета «Социалдемократс» повела против русских яростную кампанию, пользуясь материалами, любезно предоставленными лицами, весьма близкими к ГПУ. По мнению «Социалдемократса», монархистом оказался даже П.Н. Милюков. В результате обнаружили работавшую в Латвии организацию Братства Русской Правды, в которой оказались провокаторы»657.

М.С. Мильруд в письме к А.В. Амфитеатрову от 8 ноября 1932 г. приводил интересные сведения об этом скандале: «В организации (БРП. — П.Б.) оказались несомненные провокаторы и предатели, которые систематически снимали фотографические копии со всех документов и писем и пересылали их в Москву. Сейчас одна из местных газет "Socaildemokrats” ведет яростную компанию против монархистских организаций в Латвии и нападает сильно на Ливена, Зиле и других членов Братства Русской Правды, воспроизводя фотографии их клятвенных обязательств, переписки и т. д.»658.

Осенью 1933 г. газета «Сегодня» взяла реванш у «Социалдемократса» за обвинения в союзе с монархическим БРП. Популярная рижская газета в ряде публикаций доказывала факты сотрудничества БРП с ГПУ, одновременно намекая о связях латышских социал-демократов и их органа с советскими спецслужбами.

Именно об этой истории М.В. Назаров писал: «…большевики, обладая секретными сведениями о БРП через орган Латвийской социал-демократической партии, вскрыли конспиративную работу БРП в Латвии. В 1933 г. БРП подверглось в Латвии разгрому»659.

Р.В. Полчанинов добавляет интригующие подробности: «В июне 1932 г. к советской ноте-меморандуму, поданной правительству Латвии, прилагался список нежелательных эмигран-тов-белогвардейцев. По списку начались массовые аресты и высылки из Латвийской Республики. Арестовали К.И. Дыдорова, Александра Викторовича Креля, К.С. Леймана660. Последнего посадили в режецкую городскую тюрьму вместе с уголовниками»661. М.С. Соловьев к списку арестованных добавляет братьев Нольде и Столбошинского662.

К середине 1930-х гг., после череды арестов латвийскими и советскими властями членов БРП, положение организации в Прибалтике резко усложнилось. Как уже говорилось выше, в 1931 г. связники БРП в СССР впервые попросили о сокращении передач литературы в связи со сложностью ее распространения. К 1940 г. БРП в Латвии фактически перестала существовать как активная организация.

4.4.1. Радиостанция

Братство первой из белоэмигрантских организаций создало радиостанцию, вещавшую на СССР. Первоначально, по данным М.С. Соловьева, предполагалось установить ее в пограничном с СССР Люцинском уезде на хуторе члена БРП Л. Воеводина663. Однако она была открыта в городе Резекне (Режица) в Латвии на Садовой улице.

Первая маломощная коротковолновая радиостанция, работавшая на русском языке на Россию в 1926–1929 гг., была построена изобретателем-самородком, впоследствии известным в США биохимиком и инженером Всеволодом Александровичем Кудрявцевым (1910–1995). По его воспоминаниям, «она передавала статьи из русских газет и журналов, издаваемых за рубежом, и последние новости»664. Также и в отчетах БРП указывалось: как правило, работа на радиостанции выражалась в чтении литературы и патриотических пластинок665.

Как вспоминал В.А. Кудрявцев, «кроме этого, станция предлагала радиолюбителям выходить с ней на связь и сообщать, что происходит в СССР. Но только некоторые радисты (радиолюбители, а также радисты армии и флота) осмеливались на такой шаг, и то, чтобы лаконично сообщить "Народ голодает, забирают хлеб” и т. п.»666.

Техническим обслуживанием станции занимался сам студент В. Кудрявцев, прикрытый от ответственности, на случай ее обнаружения латвийскими властями, медицинским свидетельством об умственной неполноценности. Режицкая радиостанция работала на волне 37 м, радиус ее действия не превышал днем 1200 км, ночью -2500 км. Оборудование обошлось в 2000 лат, обслуживание требовало 300 лат в месяц667.

Г.А. Рар в своих мемуарах вспоминает, что радиостанцию, вещавшую на соседние районы Белоруссии и Псковской области, создал P.M. Зиле в имении своего друга барона Л.Н. Нольде668. Можно предположить, что если Рар ничего не перепутал, в целях конспирации был создан «запасной адрес».

В начале тридцатых годов БРП решило создать на деньги эмигрантских спонсоров новую более мощную и современную станцию. В 1930 г. она стала носить имя генерала А.П. Кутепова. «Диктором радиостанции, которая вела регулярные передачи из маленького домика на берегу реки, был преподаватель физики и математики Александр Владимирович Крель. В целях конспирации диктор получил кличку “Нянька”, а станцию назвали “Ребенок” Характер передач был такой же, как и у первой станции, в ряде случаев была установлена двусторонняя связь с радистами в СССР»669.

Нью-йоркская газета «Новое Русское Слово», со ссылкой на местных жителей пограничья, писала: «Станция эта передает русские национальные песни, которые теперь запрещены в СССР, и вперемешку с пением, антисоветскую информацию»670. Конечно, в этих условиях усиливалось глушение передач советскими органами, из-за чего часто меняли волну671, ситуация обычная для СССР 1950-1980-х гг.

Чтобы умиротворить грозного восточного соседа, тайная полиция арестовала А.В. Крейля, которого, по воспоминаниям Галины Климентовны Феофиловой (дочери К.И. Дыдырова), демонстративно «под конвоем пешком провели через весь город в городскую тюрьму, где сидели только уголовники»672. Затем А.В. Крейль некоторое время находился в Риге под следствием. Несколько членов БРП были высланы в соседние прибалтийские страны. Радиостанцию удалось своевременно вывезти, но передач из Латвии она уже не вела673.

Вторая станция, о которой идет речь, строилась по поручению A.Н. Кольберга в целях провокации и финансировалась ГПУ. Когда B.А. Вреде во время испытаний оборудования узнал об источнике финансирования, он приказал перевезти аппаратуру в Ригу. Летом 1931 г. оно было продано. Такие показания дали на допросах в политуправлении Латвийской Республики А.Н. Нольде и B.C. Столыгво674.

В 1931 г. по «наводке» ОГПУ Режицкая радиостанция была ликвидирована латвийскими властями. Хотя по официальной версии работа незарегистрированной в почтовом ведомстве республики радиостанции была засечена контролирующими органами. Закрытие полицией предприятия, на открытие которого ушло столько сил и скудных эмигрантских средств, угнетающе подействовало на прибалтийских братьев. Подозревая предательство, многие были подавлены присутствием доносчика в своих рядах675.

БРП предпринимало и другие попытки наладить радиопередачи на СССР. Так, во время путешествия по Европе, А.А. Вонсяцкий выступил с идеей оборудовать радиояхту, которая должна была из акватории Черного и Балтийского морей вещать на СССР676.

4.5. Польский отдел

Отдел БРП в Польше курировал Белоруссию, Псковщину, Смоленщину и другие западные губернии. Как уже отмечалось выше, на БРП в этих регионах ориентировались сторонники Б.В. Савинкова и С.Н. Булак-Балаховича, отряды белорусских националистов (Дружины «Зеленого Дуба») и др. БРП предоставляло помощь польской резидентуре «У-6», действовавшей на территории советского Белорусского военного округа677. Особенно активны союзники «братчиков» были в Слуцком округе, где, по данным НКВД, «был создан ряд повстанческих организаций и террористических групп», сотрудничавших с 2-м отделом польского Главного штаба678.

38
{"b":"268638","o":1}