ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стоявшие в оппозиции в НТСНП к Х.В. Попову капитан Николай Юрьевич Фомин (1888–1964) и М.И. Соблюдаев «в качестве компенсации» захотели взять под контроль местную организацию БРП. После неудачи они начали интриговать и против «братского руководства»846.

К сожалению, о М.И. Соблюдаеве ничего не удалось найти, а вот капитан 1-го ранга Н.Ю. Фомин — личность известная. Он был участником Первой мировой и Гражданской войн. В 1921 г. являлся начальником штаба Сибирской флотилии. В эмиграции жил в Шанхае, член Кают-компании Шанхая, входил во многие русские общественные организации, в том числе и монархические, в 1927 г. стал первым командиром Шанхайского русского полка. В 1950 г. через Тубабао попал в Австралию, где был председателем Общеавстралийского антикоммунистического центра и начальником Австралийского округа КИАФ.

Н.А. Егоров сообщает еще об одной операции ГПУ против Дальневосточного центра Братства Русской Правды, а также связанных с ним органов японской, французской и английской разведок. Оперативную игру назвали «Организаторы», вновь использовав подставные организации. «На протяжении шести лет иностранные разведки получали от "братьев” на советской территории "достоверную информацию”, которая готовилась органами госбезопасности. А сотрудники советской разведки регулярно получали ценную информацию о замыслах белоэмигрантских организаций и иностранных спецслужб»847.

Операция была прекращена по следующим причинам. 1) Массовые репрессии 1937 г. в СССР привели к тому, что арестовали почти всех агентов и сотрудников НКВД; 2) японцы стремились все организации русской эмиграции превратить в своих марионеток; 3) отсутствие явных успехов в деятельности БРП; 4) бесконечные интриги и расколы в Шанхайском отделе Братства. По мнению Н.А. Егорова, «благодаря надежной агентуре в самом руководстве БРП в Шанхае советские чекисты свели к нолю саму возможность Братства вести активную работу. <… > В свертывании деятельности Братства Русской Правды на Дальнем Востоке решающую роль сыграла советская разведка и контрразведка»848.

Крах БРП на Дальнем Востоке начался одновременно с кризисом европейских отделов. В 1932 г. после оккупации Манчьжурии японцами БРП вынуждена была подчинить свою деятельность японским интересам. БРП и НСНП на Дальнем Востоке, несмотря на угрозы и прямое осуществление репрессий, отказывались вступать в БРЭМ из-за личности генерала Г.М. Семенова849. Простить такое неповиновение японцы не могли. Какое-то время члены БРП занимались устройством русских беженцев из СССР в Маньчжурии.

Шанхайский отдел просуществовал дольше. П.Г. Бурлин перестал заниматься делами организации с 1936 г. Как уже говорилось, Г.П. Ларин, переименовавший свой отдел в «Сибирский» (затем — в «Красновский»), пытался действовать через Монголию на Сибирь, но из этого ничего не получилось. Скандалы с провалом И.В. Кобылкина, похищение Д.И. Густова были возможны только в связи с проникновением в Дальневосточное руководство БРП советских агентов. Г.П. Ларин состоял в переписке с С.А. Соколовым и, конечно, П.Н. Красновым, упрашивая последнего как авторитетного в Русском Зарубежье лидера возглавить БРП. В 1940 г. появились сведения, что ядро известного «отряда Асано», участвовавшего в боях под Халхин-Голом, состояло из членов БРП. Видимо, эта версия появилась из недр НКВД, так как Дальневосточный отдел БРП неоднократно призывал в случае войны Японии и СССР вопреки мнению большинства эмиграции выступить на стороне первой850. По данным Н.А. Егорова, последняя неудачная попытка возобновить работу БРП была предпринята бывшими активистами в 1941 г.851.

Глава 5. Ассоциированные организации и союзники

5.1. Братство Белого Креста

В 1918 г. в Петрограде была создана военно-политическая подпольная организация «Братство Белого Креста — Великая, Единая Россия» (ББК-ВЕР)852. Организация по характеру была монархическая, германофильская и ультранационалистическая. Одновременно в Петрограде существовала еще одна подпольная группа «Великая, Единая Россия»853, во главе со старшим лейтенантом Балтийского флота Владимиром Владимировичем Дидерихсом (?-1951)854.

Председателем ББК-ВЕР был лейтенант Балтийского флота Александр Николаевич Павлов 3-й (1891–1969). Прикрытием организации являлся кооператив «Мирный труд» в Графском переулке. Председателем кооператива был секретарь и идеолог ББК-ВЕР лейтенант флота Сергей Антонович Бутвиловский, выпускник «Морского корпуса» 1911 г., участник Первой мировой и Гражданской (на Юге России) войн. Большинство членов ББК-ВЕР были морскими офицерами и служили в охране Финляндской железной дороги (С.А. Бутловский на Ириновском направлении). Членами руководства являлись капитан Лейб-гвардии Преображенского полка Дмитрий Дмитриевич Бутовский, начальник охраны Парголовского участка Финляндской железной дороги, и Лев Константинович Филатов.

ББК-ВЕР имела постоянные контакты с армией Н.Н. Юденича. В 1919 г. организация была раскрыта, и большинство подпольщиков погибло при аресте или затем расстреляно855. Случайно удалось спастись только председателю А.Н. Павлову, налаживавшему в это время связи с ВСЮР в Одессе и Киеве.

Существовали структуры Братства и на территориях, контролировавшихся Белыми армиями. В начале июля 1919 г. в Ямбурге стала издаваться газета «Белый крест», названная так в честь символа Северо-Западной армии. Она должна была выходить три раза в неделю, однако вышло всего 7 номеров. Редакция газеты размещалась прямо в здании Военно-гражданского управления Северо-Западной армии. Официальным редактором числилась В. Лукина, а в действительности газету издавал и редактировал знаменитый черносотенец Н.Е. Марков 2-й при содействии полковника А.В. Бибикова и начальника Военно-гражданского управления А. Хомутова, который лично перевозил тюки с газетой.

Н.Е. Марков специально прибыл из Финляндии с группой офицеров для создания монархического центра на Северо-Западе России и был зачислен на должность обер-офицера Военно-гражданского управления. Правда, действовать ему пришлось инкогнито, под псевдонимом штабс-капитана Льва Николаевича Чернякова856.

В первом номере редакция сформулировала свое идеологическое кредо в трех словах «Святая церковь», «Великая Россия», «Правый закон», иностранная ориентация оговаривалась предельно точно: «От России руки прочь!»857. На страницах «Белого креста» печатались сообщения с фронта, приказы по армии, международные заметки, вести из Петрограда и т. д. Большинство статей было подписано псевдонимами «Доброволец», «Зритель», «Старожил» и т. п., или криптонимами «З.П.» и «Л.Ч.». Только последний можно интерпретировать как сокращение от «Лев Черняков». Активное участие в распространении газеты на фронте принимали члены Союза Верных (СВ)858, созданного тем же Н.Е. Марковым859. Материалы «Белого креста» носили столь вызывающий черносотенный характер, что командующему армией генералу А.П. Родзянко пришлось закрыть это издание. Полковника отстранили от должности, но оставили при штабе армии, а осенью назначили командиром ударного танкового батальона860.

Н.С. Трубецкой в письме П.В. Сувчинскомуот 31 декабря 1923 г. вспоминал, что его в Ростове-на-Дону зазывали в какой-то «Орден рыцарей Белого Креста», но там имелись масоны, и он отказался войти в организацию861.

А.Н. Павлов продолжил деятельность в эмиграции. Была разработана символика. Символом Братства был св. Георгий Победоносец, закалывающий дракона, флаг черно-бело-желтый (цвета Московской Руси), иногда с мальтийским крестом посередине862. Официальный девиз — «Христиане всех стран, соединяйтесь». Лозунгами ББК были: «Россия для Русских», «За православную церковь», «Вся власть выборным Советам», «Долой кучерявых коммунистов», «Да здравствует армия», «Собор земли Русской за Великую единую Россию»863.

48
{"b":"268638","o":1}