ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1929 г. произошло четкое разделение функций организаций. Д.Л. Хорват отвечал за гражданскую власть и самоуправление в Маньчжурии, РОВС — за военную деятельность, БРП — за террористическую. Н.А. Егоров даже утверждает, что в результате этой реформы БРП вошло в РОВС на правах коллегиального членства, отстояв организационную самостоятельность и право вести независимую агитационно-пропагандистскую работу. Союзные отношения основывались на обмене оперативной информацией и материальной поддержке со стороны РОВС949.

При этом не надо забывать, что в 1931 г. в Основной Круг были приняты в качестве почетных братьев руководители РОВС на Дальнем Востоке М.К. Дитерихс и Д.Л. Хорват.

В отличие от разногласий, царивших в верхах организаций, низовые и первичные отделы РОВС и БРП тесно сотрудничали. По мнению М.С. Соловьева: «…конфликты верхов не мешали самоотверженной совместной работе рядовых разведчиков и диверсантов РОВСа и "братчиков". Как и в других странах, работа против СССР, проводимая РОВСоюзом, Братством Русской Правды, Боевой организацией А.П. Кутепова в Прибалтике и Финляндии нередко сплеталась, в ней принимали участие одни и те же лица, явно или тайно от своих товарищей. Разделить операции, проводимые этими организациями, не всегда представляется возможным. Разногласия, разделявшие верхи эмиграции, в меньшей степени чувствовались среди рядовых участников борьбы против Советской власти»950.

Вопреки периодическим запретам многие члены РОВСа состояли в БРП. Главы отделов РОВС А.А. Лампе и А.П. Ливен сами занимали в иерархии БРП высокие места. Понятно, почему сквозь пальцы смотрел и на членство своих подчиненных в БРП глава латвийского РОВС — Ливен. Активными членами БРП в Латвии были барон Сергей Николаевич Нольде и его брат Леонид, полковник П.Н. Бек, поручик Е.Е. Сурмонин, полковник К.И. Дыдоров, полковник А. Д. Данилов, поручик ливенского отряда В.П. Масленников, Р.М. Зиле, а также многие другие ровсовцы951.

В Режице (Латгалия) председателем правления отдела РОВС был полковник Н.Б. Бек, товарищем председателя — полковник М.А. Пашков, членами правления — С.Н. Нольде (член руководства БРП), поручик Е.Е. Сурмонин, А.К. Вощинин. Впоследствии Режицкий отдел возглавил полковник ливенского отряда Климент Иванович Дыдоров — тоже член руководства БРП952.

Напрашивается очевидный вывод: «на местах», в особенности в приграничных странах-лимитрофах, организации БРП и РОВС часто состояли из одних и тех же лиц.

5.5. Союз объединенных монархистов

А.В. Серегин в своей диссертации утверждает, что Союз объединенных монархистов (СОМ) был легальной структурой при БРП953. Союз был создан герцогом Г.Н. Лейхтенбергским как одна из многочисленных «николаевских» организаций. Видимо, вся связь с БРП на этом и исчерпывалась, но Серегин ставит знак равенства между идеологией и программой БРП и СОМ и называет СОМ «монархическим» филиалом БРП, опять же без всяких сносок954.

В одном месте, впрочем, А.В. Серегин цитирует письмо Г.Н. Лейхтенбергского — А.А. фон Лампе от 13 июня 1925 г.: «С. С., по зрелом обсуждении, решил сделать СОМ своим делом, делом Бр (атства), а посему, большинство С(овета) вошло в него и принимало участие в разработке этих организаций». Причем С. С. - это Сергей Соколов, а вовсе не «Совет Союза (Верховный Круг) БРП»955, как это интерпретирует А.В. Серегин, не знающий внутренней структуры Братства.

Далее, снова без сносок на какие-либо источники, историк утверждает, что: «существенную помощь в деле организации СОМ оказал член БРП великий князь Андрей Владимирович…»956. А через несколько страниц (листов) читаем: «В период 1921–1924 гг. "запасным" вариантом БРП выступал великий князь Андрей Владимирович, с 1925 г. — бездетный и престарелый великий князь Николай Николаевич»957. Членство Андрея Владимировича в БРП более чем сомнительно, так как среди семьи Романовых он более всех поддерживал своего брата Кирилла в претензиях на царский трон. К тому же Андрей Владимирович активно в указанное время стремился стать главой «легитимистского» движения, используя в том числе и Союз Русских Государевых Людей. БРП — будучи непредрешенчес-кой организацией, если кого и поддерживало, то своего спонсора Г.Н. Лейхтенбергского и великого князя Николая Николаевича в надежде, что его наследником станет именно герцог.

Официально СОМ возглавлял известный монархический лидер, дипломат Николай Николаевич Шебеко (1863–1953). К моменту создания организации он уже побывал председателем Союза пажей во Франции, Союза освобождения и возрождения России, Русского монархического объединения во Франции, Русской ассоциации за освобождение и реконструкцию отечества, членом Совета старейшин «Русского клуба (очага во Франции)», ЦК Русского народно-монархического союза во Франции, Русского эмигрантского комитета и т. д.958.

С таким послужным списком Н.Н. Шебеко не мог быть марионеточным председателем при Г.Н. Лейхтенбергском, скорее верным и влиятельным союзником в монархическом лагере «николаевцев».

В состав правления входили известные общественные деятели: художник-«мирискуссник», публицист и князь Сергей Александрович Щербатов (1874–1962), дипломат, спортсмен, церковный деятель, бывший губернатор Таврический, князь Лев Владимирович Урусов (1877–1933). Парижский отдел СОМ возглавлял граф Петр Николаевич Апраксин (1876–1962).

Союз просуществовал недолго. По мнению А.В. Серегина, «политическая "боевая", авантюрная традиция Серебряного века, продолжателем которой стремилось выступить БРП, не была популярна в среде монархистов. Неожиданная смерть герцога Г.Н. Лейтенбергского в 1929 г. привела к немедленному распаду СОМ и его филиалов»959.

5.6. «Одна шестая»

А.В. Серегин утверждает, что к СОМ присоединилось Общество (Объединение) монархической молодежи во главе с Ниной Михайловной Полежаевой (1904 — до мая 1945), первой красавицей русской колонии в Париже, сторонницей «активизма», прекрасным оратором и полемистом. С 1926 г. она являлась членом и председателем Совета Национального объединения русской молодежи при СОМ, с 1927 г. — деятельным членом парижской группы содействия журналу «Борьба за Россию» и председателем правления Русской национальной женской лиги. Также Полежаева была редактором двухнедельной парижской газеты «Одна шестая»960.

Членом правления Общества (объединения) также являлся А.В. Урусов. Связан с группой Полежаевой был ротмистр Юрий Дмитриевич Безсонов (1891 — конец 1950-х), участник Белого движения, который бежал из Соловецкого лагеря через финскую границу, выступал в Париже с лекциями и оставил популярные мемуары «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков».

А.П. Столыпин вспоминал об одной из организаций: «Кружок русской молодежи в Берлине в 1921 г. Распадется через три года. А руководительницу кружка, Нину Полежаеву, ставшую сотрудницей НКВД, немцы расстреляют двадцатью годами позже в окрестностях Парижа»961.

Именно по инициативе этого кружка начинают выходить два периодических издания. Был опубликован один номер литературнообщественного журнала «Молодая Россия» (Берлин, 1923), изданный «Культурно-просветительной секцией Русского студенческого союза в Германии». Также вышло шесть номеров «Вестника Союза русской национальной молодежи» (Берлин, 1924) под редакцией сторонника ВМС Александра Викторовича Аанина (1906–1945).

А.В. Серегин, ссылаясь на статью в милюковских «Последних новостях» «Монсомол» (Монархический союз молодежи, по аналогии с комсомолом), упоминает газету «Шестая часть» и утверждает, что главным редактором был А. А. Валентинов-Ланге962.

Александр Александрович Валентинов (настоящая фамилия Ланге) (1892–1975), — писатель и журналист, участник Первой мировой и Гражданской войн, «состоял пользователем "Особой Казны" великого князя Николая Николаевича. Переехал в Югославию»963.

53
{"b":"268638","o":1}