ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ТКП уделяла повышенное внимание распространению своих изданий за границей и в России. Это положение было закреплено в программе партии (п. 17 в разделе «Тактические положения»)981. От четверти до половины тиражей заграничных изданий отправлялось в Россию982. Во все периодические органы печати вкладывались листовки983. ТКП распространяла свою литературу в приграничных областях СССР, примыкающих к Эстонии, Латвии, Польше и Румынии, но в основном — из Китая. Оттуда издания попадали на Дальний Восток и даже в Сибирь (район Иркутска)984. «Крестьянская Россия» также переправляла на родину любые типы и виды изданий Республиканско-Демократическим Объединением (РДО), например, в рамках организации «OPUS», в которой работал член «Борьбы за Россию» и БРП Б.В. Бранд, сотрудничавший с польской разведкой985.

Интересной деталью деятельности ТКП была попытка, по примеру БРП, наладить агитацию при помощи листовок, забрасываемых на воздушных шарах. По сведениям, предоставленным М.В. Соколовым, Б.В. Седаков на допросе дал следующие показания: «В бытность мою в Ужгороде (до 1932 года) я имел задание от Центрального Комитета <ТКП> установить метеорологические возможности запуска воздушных шаров с антисоветской литературой с территории Закарпатской Руси на территорию СССР. Выполняя это задание, я установил невозможность такого мероприятия по метеорологическим условиям. Начиная с 1933 г. переброски антисоветской литературы таким способом со стороны <ТКП> не было»986.

Б. А. Энгельгардт вспоминал о встрече с С.С. Масловым, состоявшейся в 1929 — начале 1930-х гг. на хуторе отца депутата Латвийского сейма С.И. Трофимова. Маслов, узнав, что хутор Б.А. Энгельгардта располагается в 25–30 км от границы СССР, предложил заняться переброской агитационных листовок при помощи детских воздушных шаров. «Он предлагал доставить мне нужные приборы и материалы для изготовления шаров, снабдить отпечатанными в Праге прокламациями, а я должен был выпускать шары с подвязанными к ним листовками при попутном ветре на восток»987.

В1933 г. в официальном органе ТКП — журнале «Знамя России», появляется статья «Братство Русской Правды»988. Казалось бы, левые конкуренты должны были воспользоваться скандалом вокруг дел А.Н. Кольберга и Л.Н. Нольде и последовавшим расколом, но, наоборот, текст очень сочувственный. Анонимный автор излагает историю БРП и подчеркивает заслуги правых коллег в борьбе с большевиками.

5.9. Структура С.Ц. Добровольского

Совместной работой с БРП занимался генерал-майор Северин Цезаревич Добровольский (1881–1946)989. Родился он в Санкт-Петербурге, окончил Псковский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище и Александровскую военно-юридическую академию. В годы Первой мировой войны был прокурором 11-й армии в г. Кременец, с ноября 1917 г. принимал участие в антибольшевистской деятельности990. В годы Гражданской войны был военным прокурором в Северной области у генерала Е.К. Миллера. После поражения белых С.Ц. Добровольский перебрался в Финляндию, где занимался активной деятельностью в среде русской эмиграции. Он был членом правления Союза трудовой интеллигенции Выборгской губернии, Культурно-просветительного общества и секретарем Комитета русских организаций в Финляндии по оказанию помощи голодающим в России. На свой страх и риск он создал в 1921 г. в Выборге информационное бюро, которое занималось сбором сведений о СССР, и развернул на Карельском перешейке разведывательную сеть, занимавшуюся также переправкой антисоветской литературы в СССР.

Формально С.Ц. Добровольскому никакой организации так и не удалось создать, но в Финляндии и за ее пределами он был известен своей антибольшевистской деятельностью. Созданная разведывательная структура имела контакты с финской разведкой и различными организациями русской эмиграции. Первоначально под влиянием Кронштадтского восстания это была организация умеренного толка — «Центр действия», во главе с известным народовольцем, руководителем антибольшевистского правительства в Архангельске Н.В. Чайковским.

Добровольский даже возглавил вместе с кадетом П.Ю. Зубовым финляндское отделение — «Северный Центр действия»991, связанный с правыми социалистами, кадетами и милюковским РДО. Причем к эсерам Северин Цезаревич со времен Гражданской войны относился резко отрицательно.

Агентами С.Ц. Добровольского в это время были капитан инженерных войск Сергей Антонович Гинкен-Богаевский (1884-?) и статистик и педагог, член Государственного комитета по народному образованию при Временном правительстве капитан Николай Федорович Новожилов (1883–1963). В Петрограде в 1921 г. его агентом являлся бывший офицер Александр Александрович Бородавкин (1893–1968), командир красного полка, проживавший в квартире матери Добровольского — Екатерины Емельяновны и бежавший затем в Финляндию. Сама Е.Е. Добровольская была активным деятелем антибольшевистского подполья в начале 1920-х гг. При помощи председателя Кронштадтского ревкома С.М. Петриченко были созданы в 1921–1923 гг. группы из балтийских матросов. Их возглавляли анархист, товарищ председателя Кронштадтского ревкома, член оперативной тройки Василий Петрович Яковенко (1891 — не ранее 1922 г.) и некие Потапов и Архипов992.

Наиболее прочные связи связывали структуру с РОВС. С.Ц. Добровольского часто называют представителем или даже руководителем отделения Союза в Финляндии, что совершенно неверно. Он не только не занимал никаких постов в этой военной организации, но даже не был его членом. Ошибка вызвана тесными дружескими отношениями между главой РОВСа (с 1930 г.) Е.К. Миллером и С.Ц. Добровольским. Все эти годы между ними не прекращалась переписка. Личные контакты приобрели особенное значение, когда РОВС, втянутый в игру с ОГПУ-НКВД, так называемый «Трест», попытался наладить переход границы СССР по каналам Добровольского. Для этого в Финляндию прибыл во время гастролей жены, певицы Н.В. Плевицкой, генерал Н.В. Скоблин. Из-за значительного количества внезапных завалов на границе Северин Цезаревич первым публично высказал подозрение, что Н.В. Скоблин — агент НКВД. После похищения Е.К. Миллера в 1937 г. это предположение подтвердилось.

В середине 1934 г. из Парижа по линии РОВС приехали два русских эмигранта: «Носоков» и «Григорий», по прозвищу «Дроздовец», которые по каналам Добровольского при помощи финской разведки побывали в СССР993. Последний маршрут вел в Старую Руссу, где была явочная квартира, не заваленная даже в 1935 г.

В то же время Северин Цезаревич был руководителем одной из первых фашистских политических партий нашей эмиграции Национальной организации русских фашистов (НОРФ). В 1924 г. в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев был создан идеологически ориентированный на итальянский фашизм НОРФ. Во главе новой организации стали инженер, изобретатель, профессор Киевского, Петроградского (в 1919–1921 гг. его ректор) и Загребского политехнических институтов, создатель и лидер Российской радикальнодемократической партии, участник «заговора Таганцева» Дмитрий Павлович Рузский (1869–1937)994 и генерал-майор Петр Васильевич Черский (1877–1939). Последний был выпускником духовной семинарии и Одесского пехотного училища, участником Первой мировой и Гражданской войн, в эмиграции оказался (через Галлиполи) в Югославии и вербовал добровольцев для войск китайского маршала Чжан Цзолина995.

С.Ц. Добровольский называет и других основателей этой партии: «генерала царской армии Воронова, адвоката Новикова и юриста Лагуса», причем «последнее время возглавляли центр этой организации, находившийся в Югославии, Воронов и Лагус»996. НОРФ имела отделения в Югославии, Китае (в Тяньцзине) и Финляндии и оказала большое влияние на формирование русских фашистских организаций в Маньчжурии и Германии997.

Главным делом Северина Цезаревича стало издание в Выборге в 1933–1935 гг. журнала «Клич». Формально журнал редактировал бывший кронштадтский матрос-мятежник, приволжский крестьянин, лидер группы «кронштадтцев-фашистов» Митрофан Федорович Романов, но на самом деле редактирование, издание и даже написание большинства статей было делом С.Ц. Добровольского. М.Ф. Романов был подданным Финляндии и поэтому имел право издавать журнал, а Северин Цезаревич жил по нансеновскому паспорту998. Тираж журнала колебался от 1500 до 2000 экземпляров999.

55
{"b":"268638","o":1}