ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А.П. Ливен, будучи противником демократического образа правления, в 1933 г. также приветствовал приход к власти нацистов как знаменательный симптом «нового народовольства». «Поддерживая антикоминтерновскую и антисоветскую политику нового германского руководства, он при этом осуждал Гитлера за шовинизм и предостерегал против лозунга антисемитизма и вовлечения церкви в расово-политическую борьбу»1091. Уже осенью того же года А.П. Ливен в письмах к А.В. Амфитеатрову выражал скептицизм по отношению к антибольшевизму нацизма, указывая антихристианскую направленность обоих течений. Скептицизм сменился самым негативным отношением.

«Наша фирма (БРП. — П.Б.) считает своим врагом № 1 Сталина, а врагом № 2 Гитлера. С его правительством мы ни на какие соглашения не пойдем, и он останется злейшим национальным врагом России» (выделено мной. — П.Б.)1092. Идеалом для А.П. Ливена была националистическая диктатура типа режима К. Ульманиса. В вышепроцитированном письме А.В. Амфитеатрову от 6 октября 1936 г. Анатолий Павлович утверждал, что «со всяким другим правительством Германии мы сумеем в будущем договориться во благо России. Пишу это Вам, чтобы ознакомить Вас с нашей основной политической линией (выделено мной. — П.Б.)»1093.

В 1934 г. С.А. Соколов, как выявленный масон, был тайком вынужден бежать из Германии в Париж. Там он пытался переписываться с верными сторонниками, но его воля была сломлена и здоровье было подорвано ранениями, годами плена и тяготами эмигрантской жизни. В 1936 г. поэт умер. Бывший оппонент историк С.П. Мельгунов с сочувствием писал: «Тяжелой болезнью и смертью на скромной больничной койке в Париже закончилась его недолгая жизнь»1094. Владимир Батшев приводит слухи, ходившие в среде русских эмигрантов: «По некоторым данным, отравлен агентами НКВД в Париже»1095.

После смерти С.А. Соколова верные ему отделы (так называемый «Маяк БРП») номинально возглавил живший в Белграде сенатор, бывший прокурор Петербургского окружного суда, профессор правоведения, профессор Белградского университета, советник МВД Югославии, председатель правления Общества военных юристов в Югославии, председатель Зарубежного союза русских судебных деятелей, председатель Белградского отдела Комитета Правоведческой кассы, председатель Центрального Сербского организационного комитета по выборам на Зарубежный съезд, генеральный секретарь Российского Зарубежного съезда 1926 г. в Париже от русской эмиграции в Германии, один из организаторов НСРМ, член Верховного («соколовского») Круга, руководитель отдела БРП в Югославии Сергей Николаевич Трегубов (1867–1945)1096.

Не обладая необходимыми лидерскими качествами, он утратил всякую связь со сторонниками, ставшими действовать полностью самостоятельно, лишь оставшиеся в его руках денежные средства БРП являлись последним рычагом влияния1097.

После смерти А.П. Ливена его часть БРП возглавил некто «И.Н.» (возможно, это был тот же «Изюмец»1098, активно выступавший против масона С.А. Соколова).

Впрочем, П.Н. Краснов так характеризовал в 1932–1935 гг. «брюссельского брата Изюмца»: «прекраснейший человек, но это человек преимущественно для кабинетной работы, а не пылкого горения на фронте, нащупывания и выведывания мыслей братьев во всем пограничье <…> он очень много издавал для СССР, но распространять свои издания ТАМ совсем не умеет, и они лежат пачками без движения, что его очень мало беспокоит»1099.

Впоследствии П.Н. Краснов отметил, что «Изюмец» стал очень самолюбивым до ненормальности, обижается на советы, нервозен и, как следствие, «он, кроме того, легко попадает на удочку обманывающих его людей и просто провокаторов»1100.

Пламенным сторонником «И.Н.» был землемер, организатор крестьянского восстания под Казанью во время Гражданской войны Михаил Захарович Никонов (настоящее имя Семен Васильевич Смородин) (1889–1964), арестованный в 1927 г. и бежавший за границу в 1933 г. Его мемуары «Красная каторга. Записки соловчанина» (376 с.) в обработке А.В. Амфитеатрова печатались в прессе Русского Зарубежья и отдельной книгой вышли в 1938 г. в издательстве НТСНП «За Россию». Причем рукопись попала к А.В. Амфитеатрову через А.П. Ливена1101.

М.З. Никонов-Смородин вспоминал, что сидел в подвалах ГПУ с выданными агентами советской разведки представителями эмигрантского БРП, а в Соловецком лагере его верными друзьями были члены внутрироссийских отделов Братства. Он также указывал на пагубную роль А.Н. Кольберга, отдавшего организацию «под управление» ГПУ1102. Друживший с М.З. Никоновым И.Л. Солоневич, наоборот, утверждал, что сами эмигранты затравили единственного человека, пытавшегося бороться с большевиками — С.А. Соколова1103.

Братство Русской Правды – самая загадочная организация Русского Зарубежья - i_021.jpg

Обложка книги М.3. Никонова-Смородина «Красная каторга. Записки соловчанина» (София: изд-во НТСНП, 1938)

Наиболее активную помощь (как в деле сбора денежных пожертвований в США, так и написания прокламаций) новому руководителю оказывал все тот же А.В. Амфитеатров1104. Последний до конца жизни сохранил самое неприязненное отношение к «сумасшедшему обманщику» С.А. Соколову — Фор Эверу, но при этом чрезвычайно положительно относился к А.П. Ливену и его сторонникам. В работе над книгой очерков «Орден Иуды Предателя» А.В. Амфитеатров пользовался материалами князя, причем эта книга рассматривалась как совместная работа по «восстановлению связей с БРП» и как пропаганда линии БРП на страницах левых и либеральных периодических изданий Русского Зарубежья1105.

Пережившие кризис 1932–1934 гг. отделы БРП в Шанхае неоднократно предлагали возглавить Братство генералу П.Н. Краснову, а после его решительного отказа — генерал-майору Н.В. Шинкаренко, сражавшемуся в Испании на стороне франкистов. Но последний получил на фронте тяжелое ранение, и его кандидатура отпала сама собой. Восстановить БРП не удалось.

П.Н. Краснов выдвинул пять причин прекращения существования организации: 1) равнодушие и усталость общественности Зарубежной России к «активистской» работе, проявившиеся уже к 1930 г.; 2) зависть и интриги других эмигрантских организаций, прежде всего РОВС; 3) разочарование в деятельности БРП иностранных спецслужб, требовавших исполнения явно нереальных планов, таких как убийство Сталина и взрыв Мавзолея Аенина; 4) тяжелая болезнь самого С.А. Соколова; 5) как следствие предыдущих, полное оскудение казны1106.

6.3. Влияние Братства Русской Правды

Большое влияние оказало БРП на лидеров Российского Имперского Союза (РИС) Н.Н. Рузского и Н.А. Кикина, которые считали деятельность это организации образцовой1107. В 1932 г. по решению А.П. Ливена БРП оказало финансовую помощь РИС в лице Н.Н. Рузского и Н.А. Кикина для создания периодической печати1108. После раскола БРП часть «братчиков» во Франции перешла в местную организацию РИС. «Благодаря использованию ресурсов Братства Русской Правды, отделам Имперского Союза в Польше (под руководством Павла Алексеевича Жирицкого), Эстонии (под руководством Александра Семеновича Гущина) и Латвии (под руководством Соратника Пецгольца) удалось наладить постоянные каналы заброски имперской литературы в контролируемую большевиками часть России»1109.

Русские фашисты на Дальнем Востоке унаследовали от БРП «активистский» стиль работы на советской территории и при создании своей партии пригласили стать первым председателем популярного среди правой русской эмиграции Б.Д. Косьмина. Гимном «Российского фашистского союза» стал сокращенный вариант песни БРП:

Поднимайтесь, братья, с нами
Знамя русское шумит,
Над горами над долами
Правда русская летит.
61
{"b":"268638","o":1}