ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Посланный возвратился из Б.(ерлина) и сообщил Исполнительному Бюро о предложениях г.(осподина) Н.(ольде) и проектируемых им возможностях и действиях.

Исполнительное Бюро, однако, решило, что появление группы Союза в Москве при тогдашних наших возможностях и малом проникновении туда нашей литературы вещь настолько маловероятная, что все предприятие весьма походит на провокацию. Вследствие этого оно отказалось снабдить его деньгами на поездку, впредь до установления проверки его возможностей назначенным для этого членом.

* * *

Г.(осподин) Н.(ольде) не успокоился и упорно требовал высылки ему денег, ссылаясь на данное ему обещание. Вскоре, однако, дело приняло совершенно неожиданный оборот, т. к. в конце сентября колоссальный международный скандал — раскрытие провокации Кольберга и «Треста» в Б. Р. П. Г.(осподин) Н.(ольде) оказался ответственным работником Б. Р. П., агентом ГПУ и членом Правления Молодого Представительства Союза. С ГПУ он получал 100 долларов в месяц. Ни г.(осподин) Н.(ольде), ни ряд других «братчиков» не скрывали от братского центра» своей службы в ГПУ и получения от ГПУ жалованья.

Только один человек, втянутый г.(осподином) Н.(ольде) в число откомандированных Бр. Центром на двойную работу, отказался принимать за нее деньги от ГПУ. Это был г.(осподин) Д.1418.

Как могли члены Бр. Центра пойти необдуманно на эту комбинацию? Почему не показалась им странной легкость, с которой ГПУ якобы попалось на удочку?

Эти вопросы и сейчас приводят в недоумение пишущего. Обыкновенно принято говорить о необыкновенной хитрости и ловкости большевистской провокации. Здесь, а может быть и в большинстве случаев, надо скорее говорить о необычайном, преступном легковерии белых «конспираторов». Можно еще с натяжкой допустить, что несколько непричастных к провокации членов Братского Центра связывали с двойной работой г.(осподина) Н.(ольде) в надежде на возможность действий в России, потому допустили его работу.

Было это самонадеянно, но так или иначе понятно. Но дальше следовали поступки и решения, не умещающиеся в нормальном сознании, поражающие своей беспринципностью, безжалостностью.

* * *

Трудно сказать, кому принадлежала инициатива в захвате представительства на организацию работы нашего Союза в той стране. Следует только не упускать из вида, что это не был захват создавшейся уже группы. Нет, братчики, с благословения тамошнего центра, заново создали представительство Союза из своих людей. Для руководителей из центра Б. Р. П., не замешанных в провокации, это была своего рода «охота с поросенком». На Союз навлекалось внимание врага в надежде обделать дела братские. В легкомысленном расчете прикрыть братские начинания платили ГПУ интересами и людьми из Союза. И заплатили шестью погибшими «там» и самоубийством Т.1419 (не члена Союза).

Задачи ГПУ и провокаторов были ясны. В марте 1932 г. г.(осподин) Н.(ольде) вступил в Союз. В мае Московский Центр ГПУ сообщил ему, что ГПУ организовало в Москве группу нашего Союза из сексотской молодежи. Ему предлагалось принять самые энергичные меры к переключению всей закрытой работы Союза на себя. После этого он должен был, с одним из наших уполномоченных на это работников, отправиться в Москву, окончательно убедить нас в существовании там группы Союза, и тем самым войти в полное доверие к нам.

* * *

План разбился о подозрительность Исполнительного Бюро. Раскрытие провокации Кольберга и компании окончательно ликвидировало попытки спровоцировать Союз с этой стороны.

Многое в этом деле осталось неясным. Но и то, что бесспорно и ясно, — ужасно в своей беспринципности. Видные эмигрантские общественники, члены Центра Б. Р. П., не провокаторы, а также г.(осподин) З.(иле), г.(осподин) Н.(ольде) не только расплачиваются в ГПУ Союзными векселями, выдавая ему с головой местную организацию Союза, но идут на то, чтобы втянуть Союз целиком в западню, по существу разрушить, опоганить и опозорить организацию, состоящую из молодежи, доверчивой и идеалистически настроенной. Для не провокатора нужна была немалая глупость, большая черствость и великая душевная слепота, чтобы не понять, что он является послушным орудием в руках ГПУ.

Впоследствии г.(осподин) Н.(ольде), уже высланный из своей страны1420 после раскассирована Исполнительным Бюро всей компании правления-представительства, пробовал дать Исп. Бюро объяснения своему поведению. Он уверял, что не собирался до конца скрывать своей двойной игры. Если бы, по его утверждениям (письменным в архиве Союза), ему удалось встретиться с Председателем Союза в Праге или Берлине, то он ничего не утаил бы от него. Другим же лицам он не рисковал сказать.

* * *

Итак, мы роковым образом вовлекались в сети ГПУ лишь в силу случайной невозможности для г.(осподина) Н.(ольде) поговорить с «солидным лицом». И вместе с тем г.(осподин) Н.(ольде) всячески отводил приезд в их столицу секретаря Исп. Бюро, доверенного лица Председателя Союза, мотивируя это тем, что приезд лица, читающего лекции, может обратить на себя внимание ГПУ. Как будто все это делалось в величайшей тайне от ГПУ!

Так и не скажешь, что это такое. Одно можно сказать, что, просматривая документы, хранящиеся в архиве Союза, иногда даже умиляешься этому букету предательства, простофильства и наивности.

Несмотря на то, что вся история вышла наружу в сентябре 1932 года, еще в ноябре г.(осподин) Л. Н.(ольде) продолжает настаивать на высылке ему Исполнительным Бюро денег, уверяя, что возможно использовать некоторые прежние пути работы.

* * *

Г.(осподин) Н.(ольде) после раскрытия своих деяний, переменив по не зависящим от него обстоятельствам место жительства, в своем объяснительном письме (13. 1.1933) Исполнительному Бюро, трогательно просит его «беречь Н. С. Н. П.». О том же заботливо напоминает Исполнительному Бюро и г.(осподину) З.(иле), умоляя его быть на страже, чтобы «не поставить НСНП под удары врага» (6. II. 1933)1421.

Можно себе представить, как отпестовали бы эти два благодетеля наше молодое дело, если бы мы тогда сплоховали.

Последствия этого дела были страшные. В январе следующего года секретарь Исп. Бюро приехал на место действия, чтобы разобраться в происшедшем и собрать данные для окончательного суждения. Страх и угнетение господствовали в русской среде. Молодежь отказывалась от участия в каких бы то ни было русских делах.

* * *

За городом в уединенном подвале удалось собрать остатки разгромленной группы Союза. Они сказали приехавшему, что не верят больше ни во что и никому. Один из них рассказал, что он последний из группы посылавшихся «туда», что они беспрекословно шли один за другим и не возвращались. Что он, последний из бросавших жребий, видя гибель остальных, усомнился в чистоте предприятия. Скандал спас его.

Что можно было сказать этим людям, обманутым и возмущенным? Только одно — Россия несет и там неисчислимые и несравнимые жертвы! Часть группы удалось сохранить. Отдельные представители русского общества говорили о деле и с возмущением и презрением удивлялись неумелости и «простоте» руководителей. «Как же можно было поручать ему дело, — говорил о г.(осподине) Н.(ольде) приезжему у себя в кабинете известный писатель, — когда его каждый мальчишка в городе знает как несерьезного бестолкового человека, который и своих-то дел не мог в порядок привести». Хорош Центр БРП!

Список сокращений

ББК — Братство Белого Креста.

БЗД — Братство Зеленого Дуба.

БзР — Борьба за Россию.

БРП — Братство Русской Правды.

ВЕР — Великая Единая Россия.

ВКП(б) — Всероссийская коммунистическая партия (большевиков).

ВМС — Высший Монархический Совет.

85
{"b":"268638","o":1}