ЛитМир - Электронная Библиотека

Я немедленно звоню своему адвокату и в редакции газет.

Следователь

Итак, вот диспозиция. Во дворе дома Проказин и Баблов с трупом. В гостиной прокурор и журналист Мысякин, который все еще без сознания. На заднем крыльце Пердяев - он выносит поддельные черные квадраты, которые передает сообщнице, сотруднице Третьяковской галереи. И, наконец, в кустах у дороги прячется Шухер, он хочет видеть развязку. Развязка приближается, но совсем не та, какую ожидает Шухер. Происходит следующее.

Баблов и Проказин решают, что самое лучшее - явиться в дом и объявить о смерти Варвары Петровны. Таким образом решается много проблем. Они с криками поднимаются на крыльцо. Тем временем прокурор Акулов видит жену Мысякина - та выходит в гостиную. Прокурор знает ее давно: это его старая домработница. Сегодня ей пришла пора умереть, тем более что женщина вышла из-под контроля: старуха, видите ли, полюбила. Прокурор хватает кочергу и разбивает несчастной голову. Мысякин приходит в себя, видит тело жены и дико кричит. Крики Баблова и Проказина с веранды и крики Мысякина в гостиной возвещают о смерти Варвары Петровны. Пора звать милицию. Неувязка в том, что трупа два.

Помощник

А, теперь понял. Они давали показания, что нашли тело во дворе, а Мысякин говорил, что нашел жену в комнате.

Следователь

Правильно. Баблов и Проказин в растерянности. Они стараются задержать Мысякина, не дают ему бежать за милицией сразу. А тем временем происходит еще одно убийство. Пердяев вступает в спор с сообщницей, просит ее отсрочить вывоз произведений, та не соглашается. Ее можно понять: она оформила нужные документы на вывоз и ждет процентов с прибыли. Пердяев не хочет рисковать - он убивает сообщницу, бьет ее обухом топора в темя. Голова куратора Третьяковской галереи раскалывается пополам. Пердяев кидает тело перед домом - а возле тела бросает несколько картин с изображением черного квадрата. Очевидным образом, подозрение должно пасть на Шухера - последний известен как автор квадратов. По стечению обстоятельств труп куратора Третьяковской галереи и труп журналистки из газеты «Сегодня» лежат рядом. Шухер, подглядывающий из кустов, понимает, что пропал. В преступлении обвинят его. Он стремглав бросается к дому и в считанные минуты умудряется оттащить оба тела в кусты. Часом позже он отвозит их на свалку и закапывает в помоях.

Помощник

И когда мы приезжаем к дому, то находим всю компанию над телом домработницы.

Следователь

И лишь одно несовпадение: Баблов утверждал, что обнаружил тело на дороге, а Мысякин говорил, что нашел жену в гостиной. Некоторое время я думал, что тело Варвары Петровны зачем-то перенесли из сада в дом. И только когда понял, что Варвары Петровны в природе не существовало, - ситуация стала проясняться.

Помощник

Значит, они все - убийцы?

Следователь

Разумеется. Человеческая жизнь для них ничего не стоит. В России - избыток населения, применение этим людям можно найти - но только на один раз. Как салфетке. Одноразовых людей пускают в расход, чтобы избавиться от прошлого. У чиновников, у интеллигентов, у политиков есть прошлое, которого они стыдятся и от которого откупаются. Одноразовые люди - это валюта для расплаты за прошлое.

Помощник

А помните, в русской литературе было выражение «лишний человек»?

Следователь

Сегодня - лишняя толпа. Наши герои решали большие проблемы - а одноразовые люди: секретарша, проститутка, домработница или журналистка - это так, семечки.

Серафимов

А улики?

Следователь

Не смешите меня. Вы старый прокурор. Неужели трудно проследить ваши отношения с домработницей, банкира с секретаршей, демократа с журналисткой. Отпечатки пальцев и все прочее - в полном соответствии с общей картиной.

Баблов

Слушай, друг. Ты рискуешь.

Следователь

Что делать. Внизу милиция, так что советую вести себя разумно.

Проказин

Вы ответите перед историей. Перед прогрессивным человечеством!

Следователь

Перед нефтяниками и банкирами?

Проказин

Если произошло недоразумение, и невинная девушка погибла, то следует понять - она пала жертвой в битве за демократию! Мы строим общество, в котором каждый - слышите, каждый! - будет играть в гольф. В процессе обучения этой трудной игре нас ждут потери. Пусть! Мы пройдем путь до конца! Нас не сломить!

Следователь

Ну и мразь же вы, Проказин.

Шухер

И вы думаете, что я пошел на убийство ради жилплощади! Я, авангардист и новатор?

Следователь

Видите ли, это не вполне ваше преступление. До известной степени это общее преступление.

Шухер

Я знал, что вы признаете мою невиновность.

Следователь

Вы меня не так поняли. Вы, разумеется, убийца и подлец. Но случилось так, что ваша персональная подлость встроена в общий принцип подлости. Вы не делали ничего такого, чего не делают все. Врали, воровали, подлизывались к богатым, старались понравиться. Обычные вещи. Когда такое поведение становится принципом выживания в обществе, то идеей общества может стать только одно - унижение себе подобных. Сначала унижают менее успешных, менее прытких, менее приспособленных к соревнованию. А потом их уничтожают. Происходит то, что я назвал «перманентным убийством». Неважно, кто вы: банкир, авангардист, спекулянт, прокурор, - вы все служите одной идее. Вы соревнуетесь, толкаетесь локтями, рветесь к прогрессу. Попутно приносится в жертву население, а уж как его убивают - доведя до нищеты, или плохими лекарствами, или кочергой по голове - это все равно.

Помощник

Как это грустно слушать.

Следователь

Что делать. Пока выдуманная Варвара Петровна была жива - их еще что- то сдерживало. Потом они решили ее убить, а ничто так не кровоточит, как идея.

Мысякин

Идея. При чем здесь идея. Убили, извели мою Вареньку. Веранду хотели подновить. Ванную начал ремонтировать. Так и не пожили по-человечески.

Помощник

Успокойтесь, пожалуйста, успокойтесь.

Мысякин

Поздно мы с ней встретились. У нормальных людей как бывает: встретятся, полюбят друг друга, а потом всю жизнь живут. И детки у них. И радость.

Помощник

Успокойтесь, прошу вас.

Мысякин

А нам не дали пожить вместе. И говорят: идея не та. А мне никакой идеи не надо. Мне Варю надо. Вареньки моей нет.

Следователь

Мне вас очень жалко. Простите, не могу помочь. Преступники - на выход.

Помощник

Прошу на выход. По одному. Руки за спину.

Акулов, Бердяев, Проказин, Шухер, Баблов медленно идут через сцену.

Выходят.

Мысякин стоит, закрыв лицо руками.

Следователь

Вот видите. А говорили: не раскрыть.

Помощник

А вы раскрыли.

Следователь

Как видите.

Помощник

И нет больше загадки.

Следователь

Нет загадки. Все ясно. Теперь я вам про Атлантиду расскажу.

Помощник

Вы и про Атлантиду знаете?

Следователь

Ну да, понял кое-что.

Помощник

Нет, не надо! Прошу вас, не рассказывайте! Хватит и того, что вы здесь все разрушили.

Следователь

Я - разрушил?

Помощник

Понимаете, мне обидно, что вы раскрыли это дело. Вот что я вам скажу, я уйду из сыскного отдела. Вернусь в журналистику! Я сегодня решил. Вернусь в газету.

Следователь

Так ведь там одно вранье. Сами говорили.

Помощник

И пусть! А ваша правда еще хуже! Ну что хорошего в вашей правде? Вот был депутат демократических сил, а вышел мошенник и убийца. Был художник, а стал плут. Был достойный коллекционер, а вышел отпетый мерзавец. Не хочу я знать такую правду!

75
{"b":"269222","o":1}