ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Большие надежды возлагались на 2 аэроплана с громкими и звучными названиями — «Арибурун» и «Анафарт». Их пилоты прошли обучение в германских лётных школах. Один самолёт во время перелёта из Трапезунда в Эрзерум потерпел аварию в горах, другой же счастливо долетел до крепости. Но во время боев одинокий аэроплан на штурмующие турецкие укрепления русские полки своим появлением в воздухе страха не нагнал.

Когда о «неотложной» помощи из самого Стамбула крепостному гарнизону стало известно Юденичу, он только покачал головой, сказав:

— Такой помощью на фронте дыр не латают и осаждённых крепостей не спасают. Энвер-паше это следовало бы знать...

В годы Первой мировой войны наступление на Эрзерумскую крепость стало одной из самых умело организованных и исполненных операций, проведённой к тому же в труднейших зимних условиях горного театра военных действий. Даже альпийские успехи австрийцев и итальянцев с их союзниками не шли в сравнение.

Великий князь Николай Николаевич-Младший доносил Верховному главнокомандующему Николаю II Александровичу Романову:

«Господь Бог оказал сверхдоблестным войскам Кавказской армии столь великую помощь, что Эрзерум после пятидневного беспрерывного штурма взят...»

Эрзерумский штурм поразил Россию и её союзников по Антанте, мало думавших и знавших о войне на далёком от Западного фронта Кавказе.

Падение Эрзерумской крепости потрясло Турцию. Теперь Стамбулу было не до очередных побед над англичанами на юге Месопотамии и не до Палестинского фронта. Надо было прикрывать от русских собственную Анатолию, поскольку армия генерала Юденича теперь держала в своих руках все удобные пути из Турецкой Армении.

Глава девятая

САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА

Овладев крепостью Эрзерум, русская армия не остановилась, повела преследование остатков 3-й султанской армии, расстроенной и ошеломлённой поражениями. Турки стремились укрыться в расположенном неподалёку городе Эрзинджане в укреплениях да горе Испир и хребте Думлу-даг. Пришлось выбивать их и оттуда.

Преследование в полосе наступления 2-го Туркестанского армейского корпуса проходило в крайне сложных условиях. В ущельях свирепствовала пурга, склоны гор обледенели, дороги занесло глубоким снегом. Запасы продовольствия, взятые с собой, оказались на исходе. Солдаты всё чаще питались только одними сухарями.

Но русские войска неимоверными усилиями овладели горой Испир, выбив с неё оборонявшихся турок. Таким образом главные силы отступающей вражеской армии оказались охваченными с флангов. Всё шло так, как задумывалось Юденичем и его уже умудрённым опытом войны в горах штабом.

Преследование длилось всего пять дней и было приостановлено 9 февраля. Могилёвская Ставка выразила по этому поводу недовольство, но генерал Юденич назвал обстоятельства, заставившие его отдать такой приказ. Причин действительно набиралось больше чем достаточно.

Обозы даже с самым необходимым не поспевали за наступающими войсками. Возникли перебои с провиантом, пехота расстреливала последние запасы винтовочных патронов, батареи полевой артиллерии теряли на обледенелых горных много упряжных лошадей и становились «малоподвижными».

Хуже всего оказалось дело с фуражом для многих тысяч коней. Отправленный из армейских тылов фураж попросту съедался почти весь во время пути обозными лошадьми и верблюдами. И если обозные лошади и верблюды «дышали» здоровьем, фронтовые кони с каждым днём всё больше и больше теряли «форму».

Тыловое армейское начальство попыталось было помочь продолжающим наступление туркестанцам. Им был выделено две сотни «кораблей пустыни» — верблюдов. Но те с великим трудом передвигались по горным дорогам и тропам, заваленными глубоким снегом.

Из наступающих войск в полевой штаб Юденича пошли только тревожные донесения. Поэтому командующий Кавказской армией приказал 2-му Туркестанскому корпусу закрепиться на реке Западный Евфрат и перейти к позиционной обороне. В скором времени такие распоряжения получили в остальные войска, участвовавшие в Эрзерумской наступательной операции.

В ходе преследования окончательно разбитой армии Махмуда Камиль-паши было взято в плен ещё 80 офицеров и 7500 аскеров. Тысячи султанских ополченцев скрывались в своих селениях и городках. Трофеями русских стали 130 орудий, бросаемых турками по пути повального бегства.

В Стамбуле в считанные дни решились на смену командующего 3-й армией, «преступно сдавшего России крепость Эрзерум»: Махмуда Камиль-пашу сменил генерал-лейтенант Абдулкерим-паша. Но он продержался на этой должности всего до марта месяца...

По замыслу Юденича из стратегических соображений началось выравнивание линии фронта. Оно было связано с проведением в ряде мест локальных наступлений. 4-й Кавказский армейский корпус в ночь на 17 февраля взял атакой город Битлис, стоявший на перепутье важных дорог. При этом корпусной командир проявил военную хитрость, заставив вражеское командование перебросить большую часть войск от Битлиса на другие направления.

Султанское командование, одураченное ложными манёврами русских, решило вернуть Битлис. Была спешно создана сильная ударная группа из пехотной дивизии, сохранившей свою боеспособность, и многотысячных конных отрядов местных курдских племён. Однако кавказцы смогли вовремя нанести упреждающий удар, разбив пеших турок и рассеяв курдскую конницу. Повторных попыток отбить город не последовало.

Овладение Битлисом значило много. Теперь прочно перекрывался единственный удобный путь, по которому высшее султанское командование до сих пор перебрасывало на Кавказ подкрепления из Месопотамии и Сирии.

Противник в окрестностях Битлиса развернул было диверсионную деятельность на дорогах с помощью отрядов курдской конницы. Новый командир 4-го Кавказского корпуса генерал В. В. де Витт принял ответные меры: много курдских селений, брошенных бежавшими в горы жителями, было сожжено, выявленные отряды всадников преследовались казачьей конницей до последней возможности.

Это подействовало — едва ли не ежедневно к де Витту стали прибывать вожди и старейшины от курдских племён с выражением покорности России. Часть племенных вооружённых формирований было разоружено, хотя секретом не являлось то, что воины-курды сдавали далеко не всё огнестрельное оружие и патроны.

Одновременно с действиями на левом крыле фронта началось наступление вдоль берега Чёрного моря и русским Приморским отрядом, который опирался на Михайловскую (Батумскую) крепость. Приморцы последовательно с боями преодолевали вражеские оборонительные рубежи по левым берегам многочисленных горных речушек.

В Батуме с её удобной гаванью находились два миноносца и недавно введённая в строй после ремонта канонерская лодка «Донец», пострадавшая в самом начале войны от бомбардировки с моря. Но трёх кораблей было мало для поддержки Приморского отряда в случае его наступательных действий.

Начались телеграфные переговоры Тифлиса с Могилёвом, которые завершились тем, что из Севастополя, главной базы Черноморского флота, в середине января прибыли линейный корабль «Ростислав», канонерская лодка «Кубанец» и два миноносца. Эти корабли вместе с уже имевшимися на Кавказе военными судами и образовали Батумский военно-морской отряд для содействия приморскому флангу Отдельной Кавказской армии.

Приморский отряд генерала В. П. Ляхова теперь наступал при огневой поддержке с моря кораблей Черноморского флота. С них в тыл неприятеля было высажено несколько небольших десантов. Десанты высаживались с тральщиков и транспортных судов, имевших малую осадку и подходивших почти к самому берегу.

Турки обычно встречали десантников сильным огнём, кое-где даже из пушек и пулемётов. Но при первой же угрозе штыковой атаки или начавшегося артиллерийского обстрела с моря сразу скрывались в окрестных горах, благо все труднодоступные тропы от берега вели только туда.

По поводу десантов у командующего Кавказской армией с генералом Ляховым и командиром Батумской военно-морской базой капитаном 1-го ранга Римским-Корсаковым состоялся разговор:

70
{"b":"269887","o":1}