ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лив вдруг, непонятно отчего, ощутила чувство вины перед Джонни… Она слегка покраснела и не сразу обратила внимание, что Макс и Джонни смотрят друг на друга не как друзья… Напряжение возрастало с каждой секундой, и Лив не могла понять, почему…

- Как настроение, Оливка? – не сводя холодных и жестких глаз с Макса, проговорил Джонни.

- Джонни, ты что, услышал женский плач? Зачем пришел? – не менее холодно и жестко проговорил Макс, сидя на кровати в расслабленной позе.

- Я пришел за малышкой Лив, ей давно пора спать. – чуть более угрожающим тоном ответил Джонни.

- Вообще-то она уже большая девочка и сама сможет найти дорогу в свою спальню. – Также повышая тон, сказал Макс и встал, как и Джонни, сложив руки на груди.

Лив с удивлением и непониманием смотрела то на одного, то на другого, пытаясь сообразить, что с ними такое происходит, и одно она знала точно – нужно вмешаться, пока не поздно.

- Джонни! – гневно прошипела она, подскакивая на ноги и вставая между ними. – Ты что творишь??? Все нормально, незачем было… - «врываться», хотела сказать она, но отчего-то не смогла. Это чувство вины перед Джонни…

Джонни не смотрел на нее, не прерывая ледяного и вызывающего зрительного контакта с Максом. Лив перевела взгляд с одного на другого, затем разозлилась и пихнула по очереди обоих в плечо, воскликнув:

- Да что с вами такое, придурки??? Так, все, я иду спать, Джонни, вали к себе в гостиную, ну же! – она схватила его за локоть и попыталась тащить за собой, но тот слегка ухмыльнулся, не двинувшись с места:

- Иди, Оливка, а мне надо перекинуться парой слов с другом.

Лив вытаращила на него глаза, а затем также удивленно посмотрела на Макса. Тот бросил на нее ласковый взгляд и улыбнулся:

- Все хорошо, Лив. Иди спать.

Лив уперла руки в бока и строго посмотрела на них.

- Я никуда не пойду, пока не узнаю, какого черта…

Джонни вдруг резко развернулся, подхватил Лив поперек туловища, легко поднял, как пушинку, и вынес за дверь, игриво подмигнув:

- Лив, иди уже, не мешай взрослым дяденькам вести непринужденную беседу! Спокойной ночи!

И он громко захлопнул дверь прямо у нее перед носом. Лив гневно уставилась на дверь и забарабанила что есть мочи:

- Эй! Эй, Джонни, Макс, открывайте, или я вас там на всю жизнь замурую, идиотов! Вот же индюки надутые! Только выйдите, я вам тут такое устрою!

Кипя от гнева, Лив последний раз ударила кулаком в дверь и, развернувшись, сползла спиной по стене на пол, обессиленно облокотив голову о стену. В этот момент она вдруг явно услышала тихие голоса из комнаты и невольно прислушалась:

- Ну и что это было, Джонни? Какого черта ты лезешь не в свое дело? – недовольно, тихо спросил Макс.

- Ты знаешь, Макс, я бы не стал вмешиваться, но… Лив! Я не могу позволить тебе играть с ней, я в ответе за нее! Она мне доверяет. – серьезно и тихо проговорил Джонни. – Если бы я не знал тебя и твое отношение к женщинам…

Лив вдруг удивленно уставилась на дверь. А ведь ей и в голову ни разу не приходило, что он может просто играть с ней, как с очередной новой игрушкой, чтобы получить свое, а потом потерять к ней интерес и забыть за ненадобностью… Лив крепко обхватила себя за плечи, стиснув зубы. Ну что за глупая, наивная дура? Верит в то, что можно зацепить такого красавчика и влюбить в себя навечно, а на самом деле… Стоп. Что он там отвечает? Лив напряженно прислушалась, приложив ухо к стене.

- Джонни, не будь идиотом! Ты что, действительно думаешь, что ради одного или двух свиданий и парочки ночей с «очередной» девочкой я готов рисковать жизнью, сливая информацию о своей мафиозной семье, хранить ее секреты от своей же семьи и подыгрывать в смертельно опасных затеях? Ты может не заметил, но она мне нравится!

Лив ощутила, как ее душа раскрывает крылья и летит, летит куда-то вперед… Она вдруг заметила, что счастливо улыбается, мечтательно глядя в пространство и почти не слушая, о чем они говорят дальше… Она ему нравится! Нравится! О Боже мой, Пресвятая Дева Мария, неужели это происходит с ней??

- Ты серьезно? – спросил Джонни.

- Джонни. Можешь не волноваться за нее. Я никогда ее не обижу. – жестко и серьезно проговорил Макс. Лив улыбалась и тихо и незаметно, сидя, танцевала… Ей хотелось бегать по квартире и кричать, но она с трудом сдерживала себя.

- Имей ввиду, Макс. Я обещал ей, что сделаю ее жизнь лучше, и если ты только попробуешь сделать ей больно, я сотру тебя в порошок. – угрожающе проговорил Джонни, и Лив снова тепло заулыбалась уже от прилива нежности и благодарности к нему.

- Договорились. Но Джонни. – пауза. – Это моя женщина. – вдруг с нажимом произнес Макс, и Лив обхватила голову руками, чтобы сдержать восторженный писк. Правда… тут вопрос… Зачем он это говорит? Ведь разве и так не понятно?..

- Я знаю. – спокойно ответил Джонни.

- А она знает? – вдруг спросил Макс, и Лив непонятливо уставилась на дверь.

- О чем?

- О том, как ты к ней… - голос Макса вдруг прервался на самом интересном месте, потому что Лив, весело дрыгая ногами, вдруг устроила мини-катастрофу, случайно задев ногой один из пуфов, который резко завалился на бок с глухим стуком и упал прямо на стоящую около него полупустую бутылку бурбона, эффектно завалившуюся на небольшой клочок старого паркетного пола, на который, видимо, не хватило ковра, сопровождая все это громким звоном.

- Черт подери! – тихо выругалась Лив и в этот момент дверь спальни отворилась и две пары коварных, прищуренных, но улыбающихся, красивых глаз уставились на нее сверху вниз.

- Я так и знал! – с улыбкой проговорил Джонни. – Тебя в пансионате не учили, что подслушивать нехорошо, Оливка?

Лив сделала наивное лицо, но счастливую улыбку с ее лица стереть никто не мог. Она подняла большие, искренние аквамариновые глаза на Джонни и Макса (что касается последнего, то он смотрел на нее с ухмылкой), и, гордо откинув волосы за спину, невозмутимо сказала:

- Я ничего не слышала! Мне вообще показалось, что вы там уснули… Ну ладно, я спать, всем пока! – и Лив подскочила, избегая смотреть на Макса, и как можно скорее скрылась в своей комнате, услышав вслед:

- Ага, не слушала она, как же. Ну теперь, Макс, это не только моя головная боль…

Глава 22

На следующий день Лив проснулась поздно, время уже подбиралось к обеду. Полночи она лежала, сгорая от своих новых невероятных чувств и эмоций… Она вспоминала их поцелуй и вздыхала, жалея, что ей так скоро пришлось уйти. С другой стороны, она пока не могла согласиться на большее. Как Макс воспримет то, что у нее никогда никого не было? Понравится ли ему с ней? А самое главное – захочет ли он ее, зная, что она еще… Нет, Лив не могла даже в своей голове произнести это слово. Ей недавно исполнилось двадцать три года. В это время многие девушки уже выходят замуж и рожают детей. А она… Такая сильная и смелая, но боится такой ерунды… Ко всему прочему, бесконечно динамить его она тоже не сможет, да и не хочет этого… Мучаясь в своих противоречивых мыслях, Лив уснула только под утро и теперь с трудом разлепила глаза, слыша, как кто-то барабанит в дверь.

Поморщившись от громкого звука, она встала и, накинув поверх изящной, коротенькой комбинации халатик и с трудом запахнувшись в него, открыла дверь, тут же дико покраснев, вспомнив, как ужасно она сейчас выглядит.

Перед ней, развязно и самоуверенно облокотившись о косяк локтем, стоял Макс собственной персоной в серой, обтягивающей футболке и дорогих фирменных спортивных штанах, сунув другую руку в карман. Но даже не его горящие игривым и страстным огнем синие глаза привлекли взгляд девушки, а темно-красная шикарная роза на длинной ножке, которую он держал в зубах. Лив шокировано уставилась на него, с трудом подавив зевок, а Макс сияюще и очень притягательно улыбнулся и, достав цветок изо рта и протянув девушке, весело проговорил:

- Доброе утро, моя белоснежка!

58
{"b":"269933","o":1}