ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Гении и аутсайдеры» Малкольма Гладуэлла.

— Звучит, как литература для управленца, мистер МакГроу, — я дразнила его, но старалась сохранить невозмутимость на лице.

Он снова нахмурился.

— Видимо, тебе совсем некомфортно от того, какую я занимаю должность в Мегасофте, — это было утверждение, а не вопрос.

Черт, неужели меня так легко прочитать?

— Это ты к чему? — спросила я неловко.

— Ты всегда ссылаешься на нее с сарказмом, и этим, насколько я понял, пытаешься скрыть свой дискомфорт, — он смотрел на меня с самодовольным выражением лица, безоговорочно уверенный в своей правоте.

Я немного поерзала в кресле, прежде чем поднять на него глаза и ответить:

— Ладно, мистер Фрейд. Ты ммм... Ты… Ради Бога, ты вице-президент, — ответила я немного сомневаясь, — и это для меня на первом месте.

— Что на первом месте? — спросил он прямо.

О Боже. Я почувствовала, как мои брови полезли вверх. Придется объяснять.

— Ну, понимаешь… — я чувствовала, как краснею. — Я не привыкла к общению с руководством МС, которое тщательно изучает меня... Ммм... — я пыталась подобрать правильные слова. — Вне работы.

Он запрокинул голову и громко расхохотался. Он думает, что я шучу? Мое лицо, должно быть, стало пунцовым. Я почувствовала раздражение. Такое ощущение, что он специально заставляет меня чувствовать неловкость и получает от этого огромное удовольствие.

Я в упор посмотрела на него.

— И все же, почему ты мне помогаешь? — потребовала я ответ.

Он посмотрел на меня удивленно и вернулся к моему вопросу. Так же как и ты, мистер МакГроу.

— Потому, что ты попросила меня об этом, — ответил он, все еще улыбаясь.

— Нет. Это ты предложил, — исправила я его и замолчала. На одном из тренингов МС я узнала, что если замолчать в середине переговоров, люди начинают нервничать и, в конечном итоге, переговоры заканчиваются с твоим выигрышем.

Улыбка исчезла с лица Райана, он нахмурился.

— Потому, что я не смог перестать думать о тебе.

Вот дерьмо. Мое сердце перестало биться. Я выиграла переговоры, но он полностью обезоружил меня.

— Я тоже, — прошептала чуть слышно.

В кабинете сгустился воздух. Я не смогла взглянуть на него. Пока каждый обдумывал свои слова, повисла тишина. Я набралась мужества и повернула лицо. Его синие глаза цвета бурного океана смотрели на меня так, словно прожигали.

Он откашлялся и сглотнул. Затем медленно сказал.

— Ну, что ж... Теперь между нами все ясно. Начнем?

Что? Ах да, он имеет в виду нашу совместную рабочую «сессию». Я тяжело вздохнула. Под его взглядом я смущалась. Собрав остатки мужества и нервно улыбнувшись, протянула,— Ээ... Да, давай начнем.

Он усмехнулся и поддался вперед, заглядывая в экран моего ноутбука.

То, как ему удалось переключиться от горячего и сексуального настроя к профессиональным вопросам просто убило меня. Я все еще не могла оправиться от наших признаний.

Ну, хорошо, — теперь он был весь в деле. — Расскажи мне, что тебе необходимо сделать.

Я всегда была человеком, который тщательно изучает и обдумает вещи, только после этого я могла четко их представить. Поэтому я встала и подошла к доске, радуясь, что была в обтягивающих джинсах. Я заглянула через плечо. Кажется, он тоже это заметил. Ухмыляясь, я повернулась к доске, мысленно совершая двойное сальто.

Учитывая, что я была с вице-президентом главной крупной корпорации, на удивление была спокойна и начала рисовать свои идеи, сосредоточившись на доске. Я знала, из-за чего чувствовала дискомфорт — из-за его должности в компании. Именно мысли о его руководящем посте заставляли меня нервничать, определенно не сам он. Было приятно находиться рядом с ним и разговаривать. Мне было больше, чем приятно. На самом деле, прямо сейчас мне было очень хорошо. С Райаном я чувствовала себя настоящей, как той ночью в «Бэтти». Моя симпатия к нему не ушла, несмотря на то, что я теперь знала кем он работает в компании. А если бы я знала кто он раньше, смогла бы пустить его в свое сердце? .

Я снова сконцентрировалась на работе. В конце концов, он предложил мне помощь. Я выполнила несколько первоначальных задач, которые просила выполнить Кэтрин, но мне нужно было добавить что-то от себя и узнать мнение со стороны. Райан внимательно слушал меня, согласился с некоторыми моими идеями и деликатно не согласился с другими. Он сказал, что хорошо знает и Кэтрин, и Стэфани, особенно их болевые точки. Он, очевидно, имел навыки дипломатии, когда дело доходило до предоставления обратной связи. Я приняла все это во внимание, и, в конечном итоге, внесла изменения в свой первоначальный план.

— Как бы ты ни закончила работу над системой показателей, ты должна уверенно разбираться в ней. Прими это, как возможность изучить бизнес и то, что делают твои филиалы. Если ты просто соберешь информацию для других, ты станешь лишь сборщиком. Тебя никто не запомнит. Люди запомнят тебя, если ты сможешь грамотно рассказать обо всем, что будет указанно на слайдах, — он остановился и посмотрел на меня виноватым выражением. — Извини. Я, наверно, слишком важничаю, да?

— Нет, все отлично. Мне понравились все твои советы, — он так посмотрел на меня, будто не верил тому, что я сказала. — Честно, — с ободрением добавила я.

Он продолжил свой монолог. Я получала удовольствие от его речи. Это вернуло меня обратно в тот вечер в «Бэтти», когда я слушала, как он рассказывал о своей семье и его жизни в Сан-Франциско.

Я могла поклясться, что вижу, как в его голове крутятся колесики. Он одновременно мог обработать так много разных идей, цифр, параметров и концептов.

Учитывая ограниченность своей карьеры, я заметила, что самыми талантливыми руководителями, чисто с точки зрения бизнеса, считались те, кто мог обрабатывать информацию на макроуровне и упрощать ее до действенных решений или выводов. Я пару раз не совсем поняла его взгляд на то, что хорошая система показателей должна взаимодействовать с бизнесом, но он все хорошо растолковал и доступно донес до моего понимания.

Умные мужчины всегда для меня были сексуальными. Он мог быть худым и странным, с ужасной прической, но образованность всегда меня покоряла. Мой бывший парень Мэтт был тощим и некрасивым, но зато талантливым программистом. Мне нравилось, что рядом с ним я постоянно познаю новое. Это как закон «знание — сила». Я больше ценила ум и уверенность, чем красивое тело, красивую прическу или накаченные мышцы. А сейчас я стояла здесь, напротив человека, который обладал всем пакетом. Это был Райан, со своей красотой, поджарым и мускулистым телом, сексуальной улыбкой и шармом, добрыми голубыми глазами и мозгами гения. Мог ли он быть более совершенным?

Мы поменялись местами, и теперь Райан стоял у доски, а я сидела за столом. Я воспользовалась возможностью поглазеть на его зад. Я просто ничего не смогла с этим поделать. Райан выглядел потрясно в старых джинсах Левайс, потертых и выцветших во всех нужных местах, и в темно-синей футболке, которая подчеркивала его мускулы и еще не сошедший загар. Я с удовольствием разглядывала его.

Внезапно он обернулся и замолчал. Я покраснела. Попалась. Он усмехнулся, но оказался достаточным джентльменом и воздержался от комментариев.

— Кроме того, убедись, что ты отслеживаешь рентабельность инвестиций для каждой кампании. Это очень важно. Это будет первое, о чем попросит любой руководитель.

Я наблюдала за его губами, представляя, какими они будут на вкус, когда накроют мои.

— Существует множество корпоративных систем, которые помогут тебе получить данные, — продолжил он.

Сосредоточься, Джулия. Сосредоточься. Прекрати думать об этих губах.

Он дал мне список людей и команд, которые смогли бы направить меня в нужное русло.

— И ты уже знаешь, как получить электронные параметры компании, — сказал он, все еще уделяя особое внимание макету системы показателей, приведенной на доске.

22
{"b":"269935","o":1}