ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марк и Эзра
Берсерк забытого клана. Книга 1. Руссия магов
Настоящая девчонка. Книга о тебе
Самая темная звезда
Берсерк забытого клана. Книга 6. Врата войны
Казнь без злого умысла
Сфумато
Попаданка. Дочь чокнутого гения
Дверь в Лето
A
A

— Я также переговорил со Стефани Вилер, — продолжил Райан.

— Ты разговаривал с ней? Что? — переспросила я, широко раскрыв глаза. Я очень огорчилась. — И что ты ей сказал?

Он был очень мрачным.

— Мне пришлось. Стефани была разочарована мной, а не тобой. Мы очень долго работали вместе. Мы были коллегами большую часть нашей карьеры в МС. Я даже могу назвать ее своим другом. Она, конечно же, по своему оценила эту ситуацию, — Райан закатил глаза, — но она согласилась с тем, что это самое лучшее решение для всех. Естественно, в этом будет задействован отдел кадров, так как это исключение из нормы рабочей практики. Помни, что технически ты не сделала ничего плохого. Ты не работала в моем подчинении, так что это никак не должно повлиять на твою карьеру в МС. Тем не менее, тебе придется сказать, что ты меняешь работу по личным причинам, которые согласует Стефани.

Я задумалась о возможных объяснениях на тему личных причин. Ничего на ум не приходило.

Райан показался немного раздраженным, когда обсуждал реакцию Стефани и участие кадрового отдела.

— Политика МС обязывает тебя оставаться в своей должности минимум в течение года, прежде чем ты получишь право на ее смену внутри компании, и это так же требует одобрения твоего менеджера. В любом случае, без решения главного управляющего не обойтись. Ты не смогла бы сменить работу, не поставив в известность Стефани.

— Она, наверное, думает, что я глупая, да? — я была смущена всем этим, даже несмотря на то, что не должна. Думаю, отчасти это от того, что во всей этой ситуации я была самым незначительным сотрудником. Я не хотела, чтоб Стефани считала меня тупой девчонкой, которая завела роман с руководителем. Я знала, что мы с Райаном разные, но догадываюсь, что Стефани думает иначе.

Он неодобрительно посмотрел на меня, давая понять, что мне не стоит так оскорбляться.

— Она не понимает нашу ситуацию, да и не должна. Это не ее дело, — заявил Райан с неприкрытым раздражением.

— Итак, нужно ли мне завтра связываться с отделом кадров или со Стефани? — нервно спросила я.

— Нет. Думаю, отдел кадров сам свяжется с тобой. Тебе просто нужно начать поиск новой должности и отнестись к этому, как к любому другому обычному поиску. Ни Кэтрин, ни Стефани не будут тебе мешать. Как только ты запросишь официальное разрешение на собеседование, они все подтвердят.

Но это не будет обычным поиском работы. Потенциальные менеджеры будут задавать вопросы. Но все уже сказано и сделано, думаю, это лучшее, на что я могла надеяться.

— Спасибо, Райан, за все, — поблагодарила я. — Я рада, что ты все согласовал без меня. Я даже не могу представить такой личный разговор со Стефани Вилер. Ты избавил меня от дополнительного смущения и объяснений.

— Черт, Джулия, — виновато воскликнул Райан. — Прости, что поставил тебя в такую ситуацию. Это полностью моя вина, — он выглядел очень расстроенным. — Я пытаюсь, как могу, чтобы контролировать размер ущерба, но понимаю, что не смогу исправить всё.

— Ну, никто из нас не планировал этого. Я имею в виду тебя и меня, — я указала пальцем на него и на себя. — Это сумасшедшее совпадение, что мы все-таки вместе. Несмотря на последствия с работой, я рада, что всё так произошло, потому что я здесь, с тобой, — искренне сказала я.

— Просто мне так жаль, что это влияет только на твою карьеру. Я знаю, что это несправедливо по отношению к тебе. Должно быть, ты отчасти из-за этого злишься на меня, — он потупил взгляд, плотно сжав губы.

— Нет, я не злюсь. Если это то, что должно было произойти для того, чтобы мы были вместе, то меня это не заботит, — я протянула руку над столом, чтоб накрыть его. — Это стоит всего, чтобы быть вместе.

Я осталась у Райана. Наведя порядок после ужина, мы спустились вниз, сидели на диване, пили вино и слушали музыку. У него была впечатляющая музыкальная коллекция и мы по очереди выбирали диски, когда поняли, что у нас довольно общие вкусы. Райан рассказал мне о группах, которые я не знала или, может, слышала только мимоходом, и которые, по его мнению, могли бы мне понравиться. Мы делились историями и воспоминаниями, навеянные некоторыми песнями и больше не говорили ни о Кэтрин, ни о работе или каких-либо возможных последствиях на работе. Мы наслаждались просто от того, что находились рядом друг с другом.

Мы занимались сексом на диванчике и я чувствовала себя влюбленным хихикающим подростком, слушая группу REM и Ван Моррисона. В конце концов, сочетание вина и вчерашнего недосыпа настигло нас и мы задремали. Где-то после полуночи Райан разбудил меня. Я уснула, положив голову ему на колени. Он повел меня в свою спальню, медленно раздел и натянул свою футболку вместо пижамы. Сам же разделся до боксеров и мы легли в постель. Я прижалась к его плечу, и мы оба моментально уснули. 

ГЛАВА 28

Мне было неловко от того, что Стефани Вилер узнала о нас с Райаном. Женщины в МС возлагали большие надежды друг на друга. Очень сложно работать в структуре, где доминируют мужчины, и где постоянно приходится доказывать свою рабочую квалификацию и умственные способности. Я чувствовала себя так, будто разочаровала Стефани тем, что оказалась втянута в офисный роман. Работа это работа, а не мыльная опера. Не прошло и месяца, как Кэтрин меня ей представила. И если она и забыла меня с той встречи, то теперь точно знает кто я такая. Ведь теперь она знает подробности моей личной жизни. И мне было неловко не потому, что я влюбилась в Райана, просто было некомфортно, что мой руководитель был вовлечен во все. Уверена, она крайне не одобряет это, независимо от обстоятельств. Такие как Стефани никогда не будут замешаны в офисном романе и не позволят себе рисковать всем.

Направляясь в сторону подземной парковки нашего офисного здания, я подумывала снова скрываться, но потом решила просто игнорировать любое осуждение со стороны как Кэтрин, так и Стефани. Я была виновата лишь в том, что влюбилась. Я выбрала любовь и собиралась уйти с этой работы достойно с высоко поднятой головой.

Сегодня счет с Кэтрин был 1:1. Я не была уверена, увижу ли её в офисе. Согласно официального графика, она планировала приехать в город в конце прошлой недели и вернуться этим утром. Я рассчитывала, что она отменит нашу встречу, но проверив календарь в Outlook, увидела, что она до сих пор в графике.

В десять утра я глубоко вдохнула и направилась в её кабинет, не имея никакого представления, что меня ждет. Никто из нас не мог предсказать ситуацию, в которой мы в итоге оказались. Несмотря на отсутствие злого умысла с моей стороны, я всё равно чувствовала себя ужасно виноватой и сильно нервничала. Как ни крути, я была другой женщиной. И я была её подчиненной. Не помогло даже знание частичного исхода моей карьеры в МС, но то, что я не знала как на меня отреагирует Кэтрин, когда увидит, немного расстраивало. Как бы я себя чувствовала, если бы все это произошло со мной и мне пришлось бы встретиться лицом к лицу с женщиной, которая, по существу, виновна в разрушении моей жизни? Я была бы зла, мне было бы больно и горько, и та другая женщина была бы последним человеком в этом мире, которого я хотела видеть. Это как пощечина.

Я остановилась перед её дверью, пытаясь успокоить нервы. Заглянув в окно, я увидела, что Кэтрин сидит спиной к двери. Я тихо постучала и когда она обернулась, то сразу напряглась и одарила меня равнодушием на лице. Кэтрин выглядела уставшей и немного бледной, худее, чем я видела её в последний раз. Так как ее дверь была слегка приоткрыта, я открыла ее шире и встала у входа.

— Привет, Кэтрин, — поздоровалась я.

Кэтрин была обеспокоена и было не сложно понять, что она предпочла бы увидеть сейчас кого угодно, только не меня. Я бы тоже, если на то пошло.

— Привет, Джулия, — поздоровалась она в ответ. К моему удивлению, я не услышала злости в ее голосе, я услышала смирение.

Я закрыла за собой дверь и села. В кабинете повисло неловкое молчание, поскольку никто из нас не хотел говорить первым. Она отвернулась, а когда снова взглянула на меня, то уже нахмурила брови и сжала губы. Глубоко вдохнув, она сказал:

50
{"b":"269935","o":1}