ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дни проведенные вместе были просто замечательными. Не считая последней ночи и время работы, мы с Райаном были вместе каждую минуту, и я с нетерпением ждала следующих четырех дней. Мы мало замечали события, проходившие мимо нас. Мы находились в своем собственном уголке во вселенной. Если бы наша жизнь продолжалась так и дальше, я бы никогда не жаловалась, но на следующей неделе придется столкнуться лицом к лицу с реальностью. И этот разговор с его мамой был всего лишь маленьким напоминанием.

До этого момента я никогда не задумывалась над тем, как воспримут наши отношения его семья и друзья. Теперь я поняла, что Кэтрин всегда будет присутствовать в наших отношениях, но не совсем понимала насколько сильно. Я не решалась спрашивать об этом Райана, потому что не хотела превращаться в раздражительную и ревнивую девушку. И еще было невыносимо думать, что меня будут постоянно сравнивать с Кэтрин, а Райану придется объяснять и защищать наши отношения. Люди всегда думают только о плохом. Думают ли они плохо обо мне? О Райане? О нас двоих? По его тону при разговоре с матерью я могу сделать только один вывод — она не одобряет его выбор.

Райан вернулся с террасы немного расстроенным.

— Извини, — сказал он.

— Все в порядке? — спросила я с беспокойством.

Райан глубоко вздохнул и провел рукой по волосам.

— Просто мама говорила о Кэтрин.

— О, — я постаралась выразить удивление. — Значит, она уже знает, что вы расстались?

— Да, теперь знает, — он виновато посмотрел на меня. — Я не говорил ей, но она позвонила Кэтрин и та рассказала ей укороченную версию.

Мои опасения оказались не напрасными. Семья Райана была очень близка с Кэтрин, достаточно близка, чтоб регулярно созваниваться. У его матери не было никаких причин думать, что в их отношениях могло что-то измениться или пойти не так. До этого момента.

— Она знает обо мне? — осторожно спросила я.

— Да, я только что ей рассказал, — Райан выглядел раздраженным.

Он заметил мое сомнение, и его расстройство сменилось нежной озабоченностью. Райан подошел и положил руки мне на талию.

— Джулс, я не хочу, чтоб ты об этом переживала, ладно? Моя мама справится с этим. Я не буду тебе врать и говорить, что она не расстроена из-за нас с Кэтрин, но это не значит, что она не полюбит тебя так, как я, — он нахмурил брови, и, казалось, думал сказать ли что-то еще. Райан глубоко выдохнул, будто эта тема была слишком изнурительна для него. — В конце концов, я ее сын и она хочет, чтоб я сделал тот выбор, который сделает счастливым меня, а не кого-то другого.

Я обратила внимание, как он впервые назвал меня «Джулс». Мне так понравилось, потому что это означало некую близость. Только самые близкие люди так называли меня. Я прижалась ближе к нему, поигрывая верхними пуговицами на его рубашке. Я обдумывала его ответ на свой вопрос, но, несмотря на силу его аргументов, что-то все еще беспокоило меня. С тех пор, как он расстался с Кэтрин, прошла неделя. Почему он никому ничего не рассказал?

Отказываясь делиться с ним своими переживаниями, я отвернулась и попыталась не обращать на это внимание.

— Я поняла. У твоей семьи очень сильная связь с Кэтрин. Я в порядке. Я понимаю, что твоя мама очень близка с Кэтрин. Я смогу с этим справиться.

Райан приподнял мой подбородок, заставив смотреть ему в глаза. Я не убедила его и он вопросительно смотрел на меня.

Я тяжело вздохнула и решила признаться в том, что действительно беспокоило меня.

— Думаю, мне просто интересно, почему ты столько ждал, чтоб рассказать ей. В смысле, разорвать помолвку — это достаточно серьезное событие. Ты боялся, что она или все остальные подумают обо мне? О том, что мы вместе? Она это не одобряет, не так ли?

Он раскрыл глаза, удивленный моими выводами. Но потом твердо и задумчиво посмотрел на меня.

— Нет. У нее нет никаких причин не одобрять тебя. Вся ложь исходила от меня, а не от тебя. Она не будет осуждать тебя за это. Это я, в ком она разочарована, — он сжал губы в твердую тонкую линию. — Ей просто нужно некоторое время, чтоб смириться с этим.

В попытке успокоить меня он наклонился и поцеловал меня. Его поцелуи были настолько всепоглощающими, что избавляли меня от всех мыслей, кроме тех, что касались его губ и языка. Я с жаром поцеловала его в ответ. И в этот момент я затолкнула подальше в свое сознание все свои вопросы и сомнения и всецело сосредоточилась на его руках.

Наш поцелуй продолжился, и я просунула руки под его рубашку, желая почувствовать его мышцы. Мои руки жадно изучали его грудь и живот. Райан обхватил мои бедра и усадил на столешницу, притягивая ближе и обвивая себя моими ногами, полностью прижимаясь к моему телу. Я почувствовала, как под слоем одежды и нижнего белья мои соски затвердели так же, как и его член, который упирался мне в живот. Но он неожиданно прервал наш поцелуй и прижался к моему лбу своим. Мы оба тяжело дышали. Я не понимала почему он прервал наш поцелуй, но Райан продолжал стоять и внимательно смотреть на меня.

Он что-то хотел сказать.

— Джулия, это все происходит между тобой и мной. С того самого момента, как я увидел тебя, я захотел тебя больше, чем кого-либо жизни. Не переживай что подумают о нас другие. Ты должна знать только то, что чувствую я. Я безумно влюблен в тебя. Ты все, что я хочу и я в твоей полной власти.

От его слов сбилось дыхание, а сердце застучало с утроенной силой. Он обхватил мое лицо ладонями и накрыл мои губы поцелуем, полным нежности, страсти, любви и благоговения, так, что перехватило дыхание, а тело превратилось в желе. Такие поцелуи доводят женщин до обморока.

Райан, наконец, отпустил меня и поставил на ноги. Я задыхалась, а тело дрожало, потрясенная его поцелуем и сказанными словами. Он взял меня за руку и повел наверх, в свою спальню, где продолжил ночь, занимаясь со мной любовью с той же нежностью, страстью, любовью и благоговением, которые вложил в свой поцелуй.

История Райана и Кэтрин может подождать. Остальной мир может подождать. Райан — мой. По крайней мере, на следующие четыре дня.

ГЛАВА 30

В первый раз на островах Сан Хуан я побывала пять лет назад. Я поехала с однокурсницей, которая хотела провести выходные «без мальчиков». Мы думали, что будет весело отправиться туда на велосипеде. До сих пор не понимаю, почему тогда мне казалось, что это будет весело. Подозреваю, что из-за наивности и амбиций, свойственных молодому возрасту. Самая длинная дистанция, которую я могла осилить до этой поездки — десять миль по ровной трассе Берка Гилмана, недалеко от университета, поэтому оказалась абсолютно не готова к двадцатимильной пытке. После того раза я больше ни за что снова не сяду на велосипед.

Помимо того, что пришлось приходить в себя после адовой поездки, мои воспоминания о путешествии в основном составляли не прекращаемые жалобы подруги на своего парня. Я пыталась выразить поддержку, слушая ее, но уже к концу выходных поняла, почему ее парень так часто хотел проводить время врозь.

Тогда мы остановились в мини-отеле во Фрайдей Харбор — небольшой причудливый городок, расположенный на окраине, в южной части острова и заполненный сувенирными лавками, рыбными ресторанами и множеством романтических отельчиков, на стенах которых висело множество горшков с красной геранью. Город был почти крошечным, всего лишь с тремя или четырьмя кварталами. Помню, я тогда думала — как было бы романтично приехать сюда с парнем. Я представляла себе прогулку по набережной, держась с ним за руку, разглядывая снующих туда-сюда паромов и поедая мороженное. Если бы нам посчастливилось, то мы бы ночевали в лодке, на той, что приплыли из Сиэтла. Ну, а если бы у нас не было лодки, мы бы остановились в одном из тех милых гостиниц и после очередного занятия любовью сидели на палубе с видом на гавань и пили кофе.

Так что, в некотором смысле планы на выходные с Райаном оказались неким исполнением моей маленькой фантазии. Иногда я щипала себя, не веря во все происходящее. У нас так быстро все закрутилось, что я не успела хорошенько насладиться предвкушением.

52
{"b":"269935","o":1}