ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если бы новости были плохими, хотя нет, вряд ли бы он позвонил или написал об этом. Он скорее позвонил бы после обеда, как только бы сам переварил эти новости. Может быть, сейчас он морально поддерживает Кэтрин. Наверно, сейчас она плачет у него на руках. Мысли о ней, нуждающейся в нем, желающей получить комфорт от близости с ним, привели к вспышке ревности. Я понимала, что эти чувства неправильные и даже возненавидела себя за это.

Вернувшись к машине, я потянула уставшие мышцы и выпила воды. После, я снова проверила время, было почти двенадцать, но сообщения до сих пор не было. Несмотря на усталость после тренировки, волоски все же на шее встали дыбом. Отсутствие новостей, в данном случае, означало, что дело плохо.

***

К концу дня я так ничего и не получила от Райана. Это было ужасно неправильно. Могли ли они до сих пор находиться в центре? Я отчаянно хотела позвонить ему, но если я это сделаю, а он в это время будет рядом с Кэтрин, мой звонок покажется навязчивым. Ведь именно я причина их расставания. Уверена, ей будет не очень приятно мое вторжение в самый худший день ее жизни, даже в виде телефонного звонка.

Я вошла в интернет, провести небольшой шпионаж. Войдя в корпоративную сеть, я проверила цвет статуса на значке чата: зеленый или желтый. Статус оказался бесцветным, значит он не в сети.

За то короткое время, что мы были вместе, он всегда сдерживал свои обещания позвонит. Я начала паниковать. После ужина, я сдалась и решила ему позвонить сама. Прошло несколько гудков, после чего сработал автоответчик, и я услышала его приятный голос.

— Привет, это я. — Ладно я оставлю простое и короткое сообщение. — Я просто хотела узнать, как все прошло сегодня. Позвони, как освободишься. Люблю тебя. Пока.

Спать я пошла с ощущением тошноты. С трудом уснув, я проснулась рано утром, до того как зазвонил будильник. Я проверила телефон и увидела сообщение от Райана. Слава богу. Наверное, он написал, когда я уснула.

Райан: Извини, что не позвонил. Я постараюсь связаться с тобой завтра.

Его сообщение было таким же интересным и информативным как прогноз погоды. Я понимала, что это просто гребанные слова и мне не следовало так тщательно вчитываться в них, но оно было написано без каких — либо эмоций. Никакого упоминания о Кэтрин. Ни одного приятного слова или какой — то теплой подписи. Ничего.

Чуть позже, Райан так и не связался со мной. Он не написал мне ни смс, ни электронного письма, и даже не оставил голосового сообщения. В чате его тоже не было. Я понимала, что впала в какую–то одержимость, потому что каждый час проверяла его статус, чтобы понять на работе ли он. Я даже связалась с его администратором, узнать о его расписании, но она сказала, что Райан на сегодня и на завтра отменил все свои встречи по "семейным обстоятельствам".

К утру среды, после очередной бессонной ночи и еще большего молчания от Райана я превратилась в комок нервов. Теперь я была уверена, что у Кэтрин рак.

Мы с Райанам были вместе не так уж и долго, но я не была дурой. Я прекрасно понимала, когда кто–то пытался избегать меня. Это уже не считалось предоставлением ему личного пространства, чтобы справиться с эмоциями, которые он пытался пережить. По каким–то причинам он не хотел ни видеть меня, ни говорить со мной. Он оградился от меня. Я могла бы часами предполагать о мотивах такого поведения, но понимала, что если я буду и дальше копаться, то просто сойду с ума. Поэтому я снова напомнила себе, что Райан любит меня.

Он просто пребывает в шоке. Он все еще заботился о Кэтрин, и он никогда не откажется от нее. Я просто хотела сказать ему, что буду рядом, пока он будет поддерживать Кэтрин. Пришло время для очной ставки с Райаном, чтобы понять, как я впишусь в эту ситуацию.

Он не может избегать меня вечно.

ГЛАВА 39

Я поехала к Райану без предупреждения. Он жил в одиннадцати кварталах от меня, так что путь занял всего лишь несколько минут. Если его не будет дома, я подожду. На миг я подумала, что вела себя как сталкер, но прогнала эту мысль. Я должна знать, что происходит. Если ему тяжело, значит тяжело и мне. Я имела полное право быть там. Если он избегал меня намеренно, то я заслуживала узнать причины.

Время было 7:45 , в окнах горел свет, значит он дома. Прежде чем подойти к парадному входу, я остановилась и глубоко вдохнула. Мне было страшно. Я не была уверена, что именно меня ожидает за закрытой дверью, почему он избегает меня. Я приказала себе быть готовой ко всему, быть сильной и войти туда с высоко поднятой головой.

К тому времени, как я поднялась по лестнице, Райан уже открывал дверь. Наверно увидел, что я подъехала. Он выглядел просто ужасно. На лице отросшая щетина, а уставшие глаза были налиты кровью. Волосы торчали в разные стороны, как обычно получалось, когда он часто запускал в них руку. На нем была мятая белая футболка и его любимые поношенные джинсы с дыркой на колене. Несмотря на изможденный вид, он был невероятно красивый . Я поняла как сильно соскучилась по нему за эти два дня.

— Привет, — тихо поздоровался он, со слабой улыбкой на лице.

Это не была одна из тех привычных сексуальных или соблазнительных улыбок. Он не поприветствовал меня как обычно, никакого поцелуя и даже объятий. Он стоял ссутуленный, обе руки находились в передних карманах джинсов, а глаза тревожно бегали. Он был похож на мальчика, который что–то натворил.

— Ты выглядишь виноватым, — выпалила я и попыталась улыбнуться. Я постаралась сказать это игривым тоном, будто подшучиваю над ним, но его лицо оставалось непроницаемым, и я поняла, что разговор предстоит не простой. В животе ухнуло.

Райан повернулся в дверном проеме, тем самым приглашая меня внутрь. Он закрыл за мной дверь, а я неловко стояла в фойе, не зная куда идти и что делать.

Когда я обернулась, он стоял в нескольких дюймах от меня. Он был так близко, что я могла почувствовать тепло исходящее от его тела. Я так сильно хотела прижаться к нему, чтобы он обнял и поцеловал меня, ведь это было самой естественной вещью для нас. Я заметила, как он сдерживает себя, что само по себе была очень странно. Я нутром чувствовала, как он хотел прикоснуться ко мне, но что–то мне подсказывало не притрагиваться к нему прямо сейчас.

В этой неловкости мы стояли и молча смотрели друг на друга. Тишина стояла просто оглушительная.

— Что с тобой происходит, Райан? — тихо спросила я и на секунду замолчала, позволяя вопросу повиснуть в воздухе.

Райан ответил не сразу. Вместо этого он подошел к дивану и сел, уперев голову о сложенные на коленях руки.

— Кэтрин больна, — ответил он, глядя на свои руки.

— Я уже догадалась. Ты избегал меня, — осуждающе сказала я.

Я не двинулась со своего места в фойе, но теперь смотрела прямо на него. Он тоже поднял взгляд и впервые за все время, что я находилась тут, мы установили зрительный контакт.

— У нее вторая степень рака молочной железы. Не знаю, как долго будет длиться эта стадия в ее неопределенном будущем, Кэтрин будут постоянно обследовать, она должна будет проходить один тест за другим, пройти операцию по удалению опухоли, пройти несколько сеансов химиотерапии и возможно ампутацию молочной железы, лучевую терапию и бог знает что еще.

Я ахнула и от шока приложила руку ко рту:

— О, боже мой, — прошептала я, — Райан, мне так жаль.

Мое сердцебиение участилось. Меня накрыло всепоглощающее чувство грусти и сердечной боли, пока я медленно осознавала через что придется пройти Кэтрин. Я бросилась в сторону Райана и села рядом. Однако от прикосновений я воздержалась.

Я все еще ощущала исходящее от его тела напряжение. Райан повернулся ко мне, и когда я встретилась с его взглядом, по всему моему телу пробежала дрожь. В этих глазах я увидела глубокую печаль. На измученном лице его глаза увлажнились. Я почувствовала, как на шее поднялась кожа, а сердце в груди забилось еще сильнее.

67
{"b":"269935","o":1}