ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джулс, — мягко позвал он меня и потянулся к моей руке.

Я против воли отдернула ее.

— Ты получил, что хотел. Ты освобожден от своей ответственности передо мной. — Мой голос звучал безжизненно и безэмоционально. По лицу текли слезы, когда я открыла дверь и вышла из квартиры.

Я ушла, не оглянувшись. 

ГЛАВА 40

"Пассажирский рейс номер 62 Сиэтл–Лондон объявляет о посадке" — анонсировал интерком аэропорта. У меня с собой только один чемодан и рюкзак. Показав свой билет контроллеру, я глубоко вздохнула и поплелась по длинному коридору к самолету.

После нашего расставания с Райаном, я зализывала раны всего лишь день. Я проплакала всю ночь и половину следующего дня, пока ко мне не зашла Анна после работы, и как самый лучший друг и замечательная сестра, она принесла с собой бутылку вина. Так что у меня появилась возможность утопить свою печаль и поплакаться в жилетку.

На следующий день я позвонила Декстеру и заявила, что еду в Лондон навестить их с Джейми. Декстер, знающий меня с тринадцати лет, сразу понял причины моего приезда. Я не рассказывала ему всех подробностей, но он достаточно меня знал, чтобы понять, что в Лондон я еду лечить свое разбитое сердце..

Я решила взять перерыв и спрятать голову в песок. Со всем остальным я разберусь, когда вернусь домой. Я не потрудилась никого предупредить о своем отъезде кроме Анны. В любом случае, на работе до меня нет никому дела. И я не хотела расстраивать маму. А на Райана мне вообще было наплевать. Все, что я знала, это то, что не могу оставаться в Сиэтле и размышлять о том, как я позволила по–королевски себя облапошить. Мне необходимо было куда–нибудь сбежать, хотя бы на время. Лондон казался хорошим вариантом для побега.

Я нашла свое место у окна в первом классе. И раз уж мое сердце разбилось на миллион кусочков, и я решила полететь в Лондон за терапией, то уж точно заслужила удобное кресло в самолете. Билет обошелся мне в 2400 долларов. Я не беспокоилась об экономии, и хотя у моих доходов было неизвестное будущее, благодаря моему финансовому консультанту я отложила достаточно денег на случай чрезвычайной ситуации, чтобы комфортно прожить полгода. Для меня чрезвычайная ситуация наступила.

Удобно расположившись в кресле, я вставила в уши наушники и включила iPod. Пролистав альбомы, выбрала «Coldplay», потому что редко прислушивалась к их текстам. Мне нужно было что–то нейтральное, что не будет напоминать о Райане. «Coldplay» прекрасно справился с этим. Я закрыла глаза и спросила себя: как же я позволила этому случиться. Я мысленно вернулась к тому, с чего все началось. Моя жизнь была похожа на день сурка. С тех пор прошло всего лишь пять месяцев... ну с тех пор, когда я находилась на этом же месте. На этом эмоциональном "месте", а не в кресле самолета. Не смогла прожить и шести месяцев без разбитых надежд.

Мне не следовало связываться с Райаном. И Бог судья, я ни с кем не планировала заводить отношения. Мне следовало уйти от него уже после того ужасного утра, когда я застала его с Кэтрин. То, что сейчас со мной произошло, полностью моя вина. Я сама виновата в том, что проигнорировала свои собственные правила.

Очевидно со мной всетаки что–то не так. Самое главное, я разумный и здравомыслящий человек, симпатичная и уравновешенная девушка. Я считала себя умной женщиной с головой на плечах. Но когда я была с Райаном, я не чувствовала себя неидеальной. Из–за него я ощущала себя... чертовски счастливой.

Черт! Джулия, тебе действительно нужна терапия. Профессиональная терапия. Я не просто говорила о себе в третьем лице, я пыталась убедить себя в том, чего я заслуживаю. Я чувствовала себя мотивационным постером для молодежи: "Любите себя, не совершайте моих ошибок."

Мне хотелось верить, что Райан действительно любил меня. Ради меня он разорвал помолвку. Принял сложные решения, чтобы быть со мной. Я знала, что он чувствовал ответственность перед Кэтрин из–за их общей истории и чувство вины из–за смерти ее брата, но Райан преодолел эти препятствия, чтобы быть со мной. Он сам однажды сказал, что я подарила ему чувство свободы. Наверное, проблема в этом, хотя вольная птица может улететь куда угодно.

Но, не смотря на все это, он не достаточно любил меня, чтобы остаться и бороться за нас. Я не могла сражаться с его пожизненной ответственностью и воспоминаниями, связанными с Кэтрин. Райан был слишком хорошим человеком. Он не бросил Кэтрин, особенно тогда, когда он был ей нужен так сильно. Даже если бы я была самой замечательной женщиной на планете, я знала, что не смогла бы конкурировать с раком.

Боже, я ужасный человек, просто потому, что думаю так. Неважно, какой дерьмовой была моя жизнь, это ничто по сравнению с тем, через что проходит Кэтрин. Я бы не удивилась, если бы сейчас наш самолет ударило молнией. Я не могла даже нормально пожалеть себя из–за угрызения совести. Я, правда, не знала, как бороться со своими противоречивыми чувствами. Я не знаю, сможет ли мое сердце когда–либо оправиться после всего произошедшего. Почувствовав, как кто–то постукивает меня по плечу, я повернулась и увидела стюардессу, которая просила меня снять наушники.

— Могу ли я предложить вам что–нибудь выпить, мэм?

— Водку. — Я перевела взгляд на окно и наблюдала за падающим на асфальт дождем, пока наш самолет не вышел на полосу взлета и не набрал высоту.

ГЛАВА 41

— Ты, нахрен, шутишь? — простонал Декстер. — Мир так несправедлив.

Декстер и Джейми покачали головой. Мы почти закончили наш ужин, и только что я рассказала им все о Райане, Кэтрин, своей работе, болезни Кэтрин и почему я прямо сейчас сижу и ужинаю в их Лондонской квартире.

— Это история моей жизни, — ответила я, закатив глаза.

— Ты не заслуживаешь этого, Джулия, за год, тебя бросили уже дважды. Это полный отстой, — сочувственно произнес Декстер.

— Спасибо, — ответила я, криво улыбнувшись.

— Давай, тебе нужно выпить больше вина, — порекомендовал Джейми и снова наполнил мой бокал.

Поскольку я прилетела в середине дня, я знала, что самый лучший способ борьбы с разницей во времени — это просто не спать и продержаться один день. С аэропорта я доехала до железнодорожного вокзала, где меня встретил Декстер, чтобы закинуть мой багаж домой и поехать по своим делам. Я была рада компании Декстера, и теперь, благодаря восхитительной комбинации недостатка сна, вина и роскошного феттучини из морепродуктов на столе, я знала, что сегодня ночью буду спать как убитая. Ну, естественно, только после того, как Декстер и Джейми вытянут из меня все грязные подробности.

— Не уверен, что слышал истории несчастнее, — посетовал Джейми, вытягивая последнее слово своим шотландским акцентом. — Ну, в смысле, ты даже не можешь нормально возненавидеть его за то, что он сделал, ведь так? Вообще–то его поступок достаточно великодушный. Ты, наверно, охренела от такого поворота событий.

— Знаете ребята, я думала, вы меня подбодрите. А пока, ни один из вас ничего не добился, — подразнила я, выгнув бровь.

— Мы обязательно подбодрим тебя, только сначала хотим прочувствовать твою нынешнюю ситуацию, — заверил меня Декстер. — Я пытаюсь свыкнуться с тем, что ты до сих пор здесь и еще не сбросилась с моста.

— Да, мы просто хотим сначала в полной мере оценить насколько ужасна твоя личная жизнь, и как вселенная с королевским размахом поимела тебя, и только после этого мы будем тебе аплодировать. — Добавил Джейми.

— Ну, моя история хотя бы не такая жалкая, как ваши попытки подбодрить меня, — сказала я и все же не смогла удержаться от смеха.

— Видишь, это работает! — воскликнул Декстер. Он поднял свой бокал с вином и, кивнув Джейми, чтобы тот тоже поднял свой, они чокнулись бокалами, отмечая свой маленький успех. Я снова рассмеялась и тоже чокнулась с ними, присоединяясь к их празднованию.

— У нас так хорошо получается, Декстер. Нам следует открыть свой клуб по терапии после неудачных отношений, — предложил Джейми, игриво поддергивая бровью.

69
{"b":"269935","o":1}