ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я продолжала смеяться. Было очень приятно снова улыбаться, даже если это было ненадолго.

— Ладно, ребятки, ну и что вы собираетесь делать со своим грустным, жалким другом на этой неделе, а?

— Милашка, — ласково начал Декстер, — ты приехала в самое подходящее место. Мы с Джейми будем оберегать тебя как зеницу ока. Прежде всего, ты должна почувствовать себя свободно и делать все, что твоей душе будет угодно. Ты можешь плакать, напиваться или заняться сексом на одну ночь.

— И мы все время будем поддерживать тебя, — подмигнул Джейми.

— Мы можем покататься на колесе обозрения, осмотреть достопримечательности города, съездить в Букингемский дворец и посмотреть на королеву, пойти на танцы, пообедать в Ритц–Карлтоне, — продолжил Декстер.

— Я бы с удовольствием снова сходила в Национальную Галерею, — предложила я, добавляя еще один пункт в его список.

— Значит, пойдем в Национальную Галерею, — согласился Декстер.

Я с любовью обвела взглядом Декстера и Джейми и глаза наполнились слезами, — Спасибо вам. Я люблю вас.

— И мы тебя любим, Джулия. — Декстер с нежностью посмотрел на меня. — Все с тобой будет хорошо, моя сладкая девочка.

***

После ужина я написала смс Анне, и оповестила, что долетела до Лондона в целости и сохранности. Декстер выделил мне гостевую комнату в их недавно отремонтированном доме. Комнаты были маленькими, но все же приличного размера, для стандартов Лондона. За последние сорок восемь часов я мало спала, но благодаря смене часовых поясов, полного желудка и полнейшего эмоционального и физического истощения, я уснула практически моментально.

***

Декстер и Джейми сдержали свое обещание — они все время чем–то меня занимали. Было даже смешно от того, как серьезно они отнеслись к своей миссии. Они были решительно настроены, не давать мне возможности сидеть на месте. Рядом всегда находился кто–то из них, так что у меня не было времени лить слезы в одиночестве. Если у Декстера были дела, рядом был Джейми и наоборот. Такое ощущение, что у меня был личный послеразрывный эскорт — они защищали меня от моих страданий, одновременно показывая все интересные места Лондона.

В течение следующих нескольких дней мы обошли практически весь город. Уверена, именно поэтому эти оба в такой прекрасной форме, они все время где–то гуляют. Мы покатались на знаменитом колесе обозрения "Лондонский глаз", что расположен на берегу Темзы. Перекусили в вегетарианском ресторанчике в самом моем любимом райончике Лондона на Ковент–Гарден. Посетили Национальную Галерею, где я затерялась среди многочисленных исторических картин. Декстер с Джейми даже сводили меня на показ трансвеститов, после чего вечер продолжился в гей–клубе в Сохо. Мне понравилось ходить с ними по барам. Геи знали, как нужно танцевать и как весело провести время. И, кстати, я ни разу не стояла в очереди в туалет.

В среду, во второй половине дня, за несколько дней до возвращения домой, я посвятила себе один день. Декстеру нужно было поработать, а у Джейми была назначена встреча с редактором. Иногда Джейми подрабатывал фрилансером и писал статьи для мужских журналов. Я планировала прогуляться до Грин–парка и встретиться с Декстером в отеле Ритц Карлтон на ланч — он находился напротив парка.

С тех пор как я приехала в Лондон, Декстер и Джейми занимали все мое время, поэтому у меня не было даже и минутки, чтобы подумать о Райане и начать жалеть себя. Хотя, он всегда был где–то на задворках моих мыслей. Моя занятость помогла заглушить боль, но я прекрасно понимала, что все это временно, до тех пор, пока я не останусь наедине с собой. Мое сердце, тело и душа болели. На этот раз у меня не было волшебной силы, чтобы одним махом изменить свое несчастное состояние. Даже побег на другую сторону планеты не помог. И сидя в одиночестве в парке на скамейке, я была не в силах продолжать сдерживать свою боль в сердце. Моя эмоциональная плотина прорвалась, и я, наконец, дала волю слезам.

Не знаю, как долго я так просидела, но тут услышала сигнал о новом сообщении.

От Декстера.

Декстер: Я в холле Ритца. Где ты?

Я: Извини, уже иду. Я сижу на скамейке в Грин–парке — от сюда виден отель.

Декстер: Ох, я вижу тебя :(

Декстер: Не двигайся, я иду к тебе

Я подняла взгляд и увидела, как Декстер вышел из отеля, помахал мне рукой и пошел по тротуару в сторону парка. Пока я наблюдала, как он шел ко мне, я не могла не заценить его повседневный образ. Декстер всегда выглядел очень стильно, но в то же время и тем, кому на моду наплевать. Сегодня на нем был серый костюм с белой в тонкую полоску рубашкой, черный ремень и такого же цвета ботинки. Перекинутая через плечо сумка, дополняла образ. В своих джинсах, белой футболке и серой куртке с капюшоном я чувствовала себя слишком просто одетой для нашей встречи.

Рукавом куртки я стерла слезы со щек и откинулась на спинку скамейки.

— Ой–ой–ой, — прокомментировал он нежным голосом мое состояние, когда дошел до меня.

— Тяжелое утро? — я печально улыбнулась ему.

— Скорее это о тебе.

Декстер сел рядом и скрестив ноги, обнял меня одной рукой.

— Ты же знаешь, что первая неделя после расставания всегда самая тяжелая, не так ли?

Я кивнула, но ничего не ответила.

— Хорошая новость для тебя, что эта неделя почти закончилась. И если ты пережила эту неделю, значит, после нее остается лишь сделать еще один шаг и найти способ пережить следующие три. А с каждой неделей боль притупляется.

— Теоретически я согласна с тобой. Не забывай, что я королева брошенок, двигающихся вперед, — сухо подметила я.

Еле сдерживая снова подступающие слезы, я почувствовала, как мое лицо скривилось.

— Но на этот раз все совсем по–другому.

— Но почему, милашка? — мягко спросил Декстер.

— Думаю, Райан до сих пор любит меня. — Выдохнула я, только что поняв это. — По-моему.

До этого, я понимала, когда отношения переходили в начальную стадию разрыва. Я слишком рациональная, поэтому обычно позволяю своему мозгу брать верх над сердцем. Если это конец, значит это конец, у меня никогда не было проблем с принятием этой реальности.

Декстер встретился со мной взглядом. Его темно–карие глаза были наполнены таким состраданием, тем самым поощряя меня продолжать выдвигать свои предположения.

— С Райаном я действительно почувствовала себя цельной. Я думала вот оно счастье. Он был единственным, чье возвращение домой я ждала каждый день. Я думала, что, наконец, нашла того единственного, Декстер. Одно дело, когда отпускаешь человека, потому что сталкиваешься с реальностью исчерпавших себя отношений. Совсем другое дело, когда настолько тяжело, что ты не можешь даже просто сглотнуть, зная, что тот человек по–прежнему любит тебя, так же как и ты.

Я не удержалась и моя нижняя губа начала дрожать, после чего по щекам покатились слезы.

— Мне так жаль, милая, — мягко сказал Декстер, взяв мою руку в свою. — Вот мне любопытно. Что если Кэтрин станет лучше через год и Райан захочет вернуться? Ты бы вернулась к нему?

— Нет, — быстро ответила я. — Я не могу точно сформулировать почему, просто я чувствую, что это действительно будет неправильно.

Я уже думала об этом, пытаясь понять свои собственные чувства.

— Не знаю, может я слишком гордая. Наверно, именно поэтому это я считаю, что доставляю неудобство, нежели тем человеком, кто заслуживает быть любимым независимо от обстоятельств. У тебя нет выбора: когда любить или когда разлюбить кого–то.

Я сжала губы в тонкую линию.

— Знаешь, я злюсь, из–за того, что он принял это решение без моего участия, — продолжала я. — Я не знаю. Может, у него действительно не было выбора. Еще я злюсь, на то, что я даже не могу обвинить его ни в чем. — Я встала и пнула камешек.

70
{"b":"269935","o":1}