ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Декстер, как самый замечательный друг сидел и молча слушал, кивая и позволяя мне высказаться.

— Раньше я задавалась вопросом: а существует ли он вообще — тот самый "единственный", — я закатила глаза, жестом взяв в кавычки последнее слово. — Мне было интересно, действительно ли он существует в этом мире именно для меня. Я всегда думала, как это хреново, что я никак не могу его найти. Что ж, оказалось, что хуже всего знать, что он существует, но из–за дерьмовых космических обстоятельств, я не могу быть с ним.

Все, я высказалась. Я села и громко вздохнула. Прислонившись к Декстеру, я положила голову ему на плечо.

— Джулия, я верю в карму, моя дорогая. Ты невероятно красивый человечек. Такая девушка как ты не может идти по жизни с человеком, который не заслуживает твоей любви. Где–то есть этот счастливчик, просто он еще не знает об этом. Могу лишь сказать, что он определенно станет счастливее, узнав о твоем существовании.

Даже не глядя на Декстера, я почувствовала, что он улыбается. Я не поверила ему, конечно же, но я знала, что он просто пытается меня подбодрить.

— Ну, вообще–то, вселенная определенно мне задолжала, — заключила я.

Декстер поднялся.

— Ты голодна? Готова потратить сто фунтов на ланч?

— Только если ты угощаешь, — я игриво ткнула его локтем в бок.

Пока мы выходили из парка, Декстер сменил тему:

— Итак, что ты собираешься делать со своей работой?

Я пожала плечами, стирая напоминание о слезах на щеках.

— На этой неделе я не особо думала об этом. Я была больше озабочена другими делами. — Я укоризненно на него посмотрела.

Декстер усмехнулся:

— Прогулка очень хорошо сказывается на твоем теле и духе. В любом случае, ты наверняка скинула около двух фунтов, нет?

— Здесь есть такая штука, метро называется, знаешь? — Несколько раз мы ездили на метро, но когда идти было недалеко, мы с Джейми и Декстером частенько выбирали пешую прогулку.

— Джулия, я думаю, тебе следует уволиться из МС, — сказал Декстер, игнорируя мой комментарий о метро. — Начни с одного контракта, а потом открой свою собственную консалтинговую компанию, как ты и хотела. Уверен, ты прекрасно справишься с этим. Что тебе терять, в конце концов?

— Тысячи долларов в акциях, — ответила я без раздумий.

— Ну и что, если так. Серьезно, почему бы и нет?

— Ты, правда, так думаешь?

По каким — то причинам, только сейчас я действительно всерьез восприняла идею об уходе из МС.

— Может, и уйду, — предположила я и, взяв Декстера под локоть, мы вошли в Ритц. 

ГЛАВА 42

Приземлившись в аэропорту СиТак, я написала Анне смс, и все еще пребывала в непонятном состоянии, когда вышла на обочину и увидела ожидающую меня сестру. Я сразу ее заметила, она махала мне с другой стороны дороги. Открыв багажник, Анна выскочила из своего серебристого Сааба и обошла машину, чтобы обнять меня.

— Как прошел полет? — Радостно спросила Анна.

— Относительно безболезненно. Преимущество первого класса. — Ответила я тоном знатока.

В ответ Анна лишь выгнула бровь. Она до сих пор считала меня сумасшедшей за то, что я заплатила за билет 2400 долларов. Проигнорировав ее неодобрение, я продолжила складывать багаж в машину.

— Ну как там Декстер с Джейми? — спросила Анна, когда мы уже выехали на шоссе.

— Замечательно.

Я отвернулась к окну и нахмурилась. Возвращение в Сиэтл меня расстроило. Я больше не смогу скрываться от своих мыслей, и это будет тяжелая битва с воспоминаниями о Райане. Моя поездка в Лондон была лишь временным отвлечением. Как только пересекла границу штата Вашингтон, я поняла, что отгоняла и замораживала постоянную боль, исходящую из зияющей дыры в груди.

— Это все, что ты можешь сказать? — спросила Анна с любопытством. — Ты потратила на дорогу 2400 долларов. Пожалуйста, скажи, что оно того стоило.

Мне сразу стало стыдно, что была с ней не очень разговорчивой.

— Извини, — с сожалением ответила я. — Просто я думаю совсем о другом.

Тряхнув головой, я заставила себя полностью переключиться на наш разговор и дополнила свой предыдущий ответ.

— С ними было очень хорошо. Ребята сделали все возможное, чтобы не позволить мне валяться в луже жалости к себе. Они все время чем–то занимали меня, даже когда я этого не хотела. Геи действительно знают, как нужно веселиться и делают это со вкусом, — я пыталась говорить веселым тоном.

Анна рассмеялась, и я поняла, что прощена.

— Значит, отвлечение получилось успешным? — спросила Анна, снова выгибая бровь.

Я слышала сомнение в ее голосе. Она знала о моей привычке убегать, всякий раз, когда мне нужно было исцелить душу. К сожалению, моя привычка стала слишком предсказуемой для окружающих. Я отвернулась обратно к окну и вздохнула.

— Не думаю, что сейчас мне поможет какое–либо отвлечение. Просто это был небольшой перерыв.

— Но хороший перерыв, не так ли? Думаю, тебе было полезно получить больше пространства, проснуться и подышать другим воздухом в течение нескольких дней, сходить в места, которые не будут напоминать о нем.

Видимо Анна не хотела произносить его имя.

— И тебе было не так больно, ведь так?

— Нет, не было. Я бы хотела, чтобы Декстер был одиноким гетеросексуалом. Он был бы любовью всей моей жизни. — Я улыбнулась, вспомнив нашу совместно проведенную неделю. Анна тоже улыбнулась.

— Мама чуть с ума не сошла, когда я сказала ей что ты в Лондоне, — добавила Анна чуть раздраженно.

Я закатила глаза и поняла — длинной поучительной лекции мне не избежать.

— Почему ты не позвонила и не сказала ей что уезжаешь?

— Подумала, это сделаешь ты, — пропищала я, виновато скривив лицо. — Прости. С меня одно одолжение.

— Всего лишь одно? — Анна выдохнула, но это было больше похоже на фырканье. — Ты оставила мне самую грязную работенку!

— Что ты сказала ей? — Тревожно спросила я.

— Я все ей рассказала, — вызывающе заявила Анна.

В ответ я уставилась на нее с открытым ртом.

— Ты не сделала этого.

— Если ты так не хотела, чтобы мама обо всем узнала, то следовало позвонить ей и рассказать свою версию, — парировала Анна.

— В моей версии не было бы всех этих грязных подробностей. Я бы все обобщила, сказав, что мы просто не подошли друг другу. Мама оставила мне пару сообщений. По — моему, она думает, что я разбита.

— А разве она виновата в этом? — спросила Анна, защищая маму. — Вообще–то ты без предупреждения сбежала в другую страну.

Я начала чувствовать себя виноватой, и Анна понимала это.

— Мама просто переживает за тебя, Джулия. Ты же ее дочь.

Я сдула с лица прядь волос.

— Знаю. Я должна перед ней извиниться.

Взглянув на Анну, я виновато добавила:

— И перед тобой тоже, Анна. Прости, что заставила выполнять за меня всю черную работу. Ты знаешь, как я люблю и ценю тебя, верно? — Я послала ей свой самый лучший щенячий взгляд.

Анна сухо взглянула на меня, но не удержалась от улыбки.

— Что ж, ты сможешь извиниться перед мамой примерно через час.

Я вопросительно взглянула на нее, выгнув бровь.

— Мы встретим ее в "Хэбитьюд" в Балларде, — ответила Анна с усмешкой. — Знаю, ты наверняка устала из–за смены часовых поясов, поэтому мы решили провести девичник в спа–салоне. И мама сказала, что за все платит она.

Я люблю свою семью.

***

Помимо спа–процедур в салоне так же продавали косметику, наносили макияж и делали стрижки. Я приняла сиюминутное решение. Я решила, что хочу подстричься после того, как мы пройдем процедуры по уходу за лицом и сделаем педикюр. Мне нужно было что–то изменить. Мама с Анной посмотрели на меня и одновременно пожали плечами.

В кабинете для педикюра мы втроем сидели напротив друг друга. Я не была уверена смогу ли не уснуть из–за этой супер–расслабляющей процедуры, но в итоге сдержалась. Это было восхитительное наслаждение. Очень жаль, что мы так редко проводим время вместе, только мы втроем (хотя это все по моей вине). Мама рассказала о новостях на рынке недвижимости, и о том, как падают продажи, а Анна поведала о начале учебного года в школе. У нее всегда есть, что рассказать о детях в ее классе и их родителях.

71
{"b":"269935","o":1}