ЛитМир - Электронная Библиотека

Все, кроме одной.

Пейдж протомилась целую секунду, затылком ощущая взгляд Гейба, прежде чем услышала его мрачный голос:

— Мисс Данфорт, как мило, что вы пожаловали.

Она подхватила бокал, взбодрилась глотком шампанского и обернулась. «Всегда рада». По крайней мере, намеревалась сказать. Но и звука не проронила.

В кожаных брюках, с трехдневной щетиной Гейб Гамильтон выглядел этаким секс-символом. Когда он склонился, чтобы запечатлеть нежный дружеский поцелуй на ее щеке, она сразу поняла, что такое кислородная недостаточность.

— Это тебе. — Она выставила ладонь со шкатулкой. — Подарок на новоселье.

Он взял коробочку и стал разглядывать, морща лоб.

— Знаешь, пожалуй, заберу. — Она махнула рукой. — Она просто потеряется в твоем красочном интерьере.

Он отвел ладонь с подарком в сторону и посмотрел на нее сквозь ресницы:

— Ты заметила.

— Позорно не заметить, я же профессионал. Великолепно смотрится.

Он важно кивнул в знак благодарности. Затем поднес ее подарок к уху и слегка встряхнул, прислушиваясь, затем открыл шкатулку. Удивление и растерянность отражались на его лице, пока он рассматривал ярко-розового фламинго.

— Подставка для телефона, — пояснила она и запустила руку во внутренний карман его пиджака. Вытащила мобильник и аккуратно вставила в кольцо — поджатую ногу птицы. Кивнула ему, приглашая следовать за собой, проскользнула мимо гостей в кухню и водрузила телефонную подставку на скамью, обернулась, всплеснула руками, как фокусник.

— И никакой пудры от пончиков.

Гейб покосился на розовый китч, украсивший его выдержанный в темных тонах кухонный островок, посмотрел на свою спутницу. Она поняла, как чувствовала себя Лоис Лейн, возлюбленная Супермена, под его рентгеновским оком — тот всегда видел, какого цвета ее исподнее. Ей захотелось немедленно спрятаться, отгородиться чем-нибудь большим и непроницаемым.

— Такая вот глупая штучка, — пояснила она.

— Само совершенство, благодарю.

Толпа слегка поднажала, и она, споткнувшись, ткнулась в его спину. Он подхватил ее сильными руками, она птицей распростерлась на его мощном и крепком, как щит, торсе, его жар струился на нее сквозь платье, оно вряд ли прикрывало сейчас все, что положено. И она снова удивилась, как смогла столь долго обходиться без мужчины? Без той щемящей живительной боли, что поселилась где-то внутри? Смогла. Лишь потому, что прежде никогда не испытывала подобных чувств.

— Ну и душегубка, давай выбираться отсюда к чертям, — пророкотал Гейб.

Пейдж рассмеялась:

— Но вечер только начался.

— Неужели? Такое впечатление, что этот шабаш длится уже несколько дней.

Возможно, он не шутит.

— А разве тебе не нужно присутствовать?

— Не обязательно.

Она посмотрела ему в глаза, там плескалось, изливаясь на нее, желание. Горячая боль метнулась вниз по всему телу, и оно растеклось бы в дрожащую лужу страсти, если бы не крепкие обручи Гейба. Буйное желание схватить его за руку и бежать, бесшабашно сметая всех игроков на пути, завладело всем ее существом. Яростное желание отдаться на волю Гейба было столь безудержным, что она испугалась. Судя по всему, ей недолго осталось до того ада, в котором оказалась ее мать. Она свела колени и прижала ладони к его груди, стойко игнорируя порыв царапнуть.

— Гейб, тебе надо остаться.

Он медленно покачал головой:

— Мне надо быть с тобой.

«Боже праведный». Пейдж облизала губы, приготовившись объяснять, почему ему следует подождать, но слов не нашлось. Она закусила губу, удерживая всхлип. Его сумрачный взгляд отследил это движение, на скуле забился желвак. Ускорившийся ритм сердца под ее ладонями развязал ей язык.

— Ладно. Пойдем.

Видимо, он только того и ждал. Схватил ее за руку и увлек за собой, легко рассекая толпу.

— Гейб! — Чей-то голос прорвался сквозь короткие гудки ее отключившегося сознания.

Гейб, вопреки ожиданиям, застыл на месте, Пейдж с разбегу воткнулась в его спину, пришлось схватить его за локоть, чтобы устоять на ногах. Он приобнял ее, и она, успокоившись, обнаружила, что стала объектом пристального внимания незнакомого мужчины.

— Что еще? — бросил Гейб, не скрывая своего раздражения.

Тот прилизанный гусь улыбнулся ему терпеливо и понимающе, затем ей.

Гейб вздохнул:

— Нейт Маккензи, Пейдж Данфорт.

Нейт широко улыбнулся и протянул руку:

— Бесславный монополист-везунчик. Очень приятно.

Пейдж удивилась и рассмеялась. Глянула на Гейба, тот испепелял приятеля гневным взглядом. Тот в курсе их отношений, а она и словом не обмолвилась Мей.

— Последнее напутствие, — сказал Нейт Гейбу. — Вон те люди в сером скучают у окна. Подойди и поздоровайся.

Гейб рыкнул так, что Пейдж зажмурилась:

— В другой раз.

Она почувствовала, что Нейт напрягся, ожидая ее реакции, его обманчиво смеющиеся глаза неотрывно держали на мушке сумрачную переносицу Гейба.

— Другого раза не будет. Они нам нужны. Для дела.

Гейб сжал ее запястье, она приготовилась прыжком преодолеть расстояние до двери. Он застыл, она скосила глаза, на его щеке нервно бился желвак. Он расправил плечи, извинился перед ней за форс-мажорные обстоятельства, повлиявшие на их планы, и отбыл в указанном направлении.

— Мне жаль, — искренне повинился Нейт. — Бизнес, сами понимаете.

— Все к лучшему, — машинально ответила она, теряясь в догадках. Те в сером — темные личности.

— Я его партнер в Bona Venture, — пояснил Нейт. — И, судя по вашему взгляду, он при вас никогда меня не поминал.

— Жаль.

Нейт почесал затылок и, сузив глаза, отрешенно уставился на беседующих в дальнем конце зала. Темные личности трясли руку Гейба, словно он рок-звезда.

— Гейб уникален, сами знаете.

Она ничего не знала. О, конечно же он мужчина хоть куда, но понятно, что она и Нейт имеют в виду совершенно разные грани его талантливой натуры.

— Я четко исполняю свою работу всего лишь, а Гейб… Он — суперзвезда. Чует потенциал за тысячи миль, через океан. Способен соблазнить любого, даже самого робкого на голову, и тот ему доверится. Он бесподобен. А жаль. Мне было бы гораздо легче прожить, если бы у него был соответствующий попутчик.

Нейт хитровато прищурился на Гейба, затем на нее и самодовольно улыбнулся.

— Если вы как-то сможете повлиять на него.

Она неистово замахала руками:

— Мы только друзья.

Изящный термин «друзья» применительно к их отношениям явно хромал на обе ноги. Нейт приподнял брови, давая понять, что его не купишь, однако он не настаивал на подробностях.

— Извините. Я просто отчаялся.

— То есть?

— Заставить его остаться, разумеется.

Тревоги, избороздившие ее нутро, тут же взрезали подавшуюся плоть.

— Он раздумывает по этому поводу?

— Еще бы.

Итак, ей требуется сдвинуть его в нужном направлении. Она никогда не пыталась давить на кого-то, и единственное, что толкало ее сейчас на такой поступок, — неотвратимость разлуки. Словно почувствовав, Гейб обернулся и устремился к ней взглядом. Их глаза встретились, и она, можно сказать, воочию увидела, как вспыхнула искрящаяся дуга, соединяя их через пространство.

Гейб мотнул головой, ясно, скоро вернется. Или подразумевает: «Брось, не прикидывай. Западешь на меня, ошибешься».

Похоже, она права, защищаясь от вредоносной спонтанности. Проблема в том, что ее защита не сработала.

Глава 6

Шум вечеринки прорывался на лестничную площадку сквозь закрытые двери апартаментов Гейба, и, когда Пейдж нажимала кнопку лифта, ее палец дрожал то ли от предвкушения грядущего, то ли после впечатляющей беседы с Нейтом. Она подняла глаза, Гейб смотрел на нее. Вспомнилось, как ей было тепло тем вечером от его улыбки. Сердце чуть кололо, она стала скрытной не только с Мей. И поспешила исправиться.

— Снова в Бразилию? Когда?

— Не собираюсь, — сказал он, душа Пейдж ушла в пятки. Он продолжил: — Тот проект завершен. Уеду, как только разделаюсь здесь с бумагами. Я еду туда, куда меня зовет работа, и девяносто процентов отпущенного времени проходит за порядочное количество миль отсюда.

11
{"b":"269938","o":1}