ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда стихло эхо от захлопнувшейся двери, Гейб огляделся, запоздало вспоминая, что впервые очутился в этих стенах. Неброская мебель. Множество книг, разве что для чтения под кофе или кулинарии. На стенах никакой графики, только фото. Увеличенные, в хороших рамках. Фото ее путешествий. Она с Мей — безудержно смеются. Великолепная, спокойная на вид блондинка, очевидно, ее мать. Все остальное элегантно, нежно и тепло. Райский уголок, но не напоказ. Как и она сама. У него сложилось впечатление, что получить приглашение в ее дом — все равно что получить приглашение войти в ее жизнь. На душе стало как-то муторно. Тесно. Темно. Потерянно.

Она никогда не приглашала его к себе. Ни разу. Ему пришлось практически вломиться к ней этаким троглодитом, накачанным тестостероном. Он прежде полагал, что сам задает темп их отношениям. Пока в один прекрасный день она не пришла к нему и распорядилась по-своему. Он тогда, молча, отпустил ее, так легче. Отпустил, не выдержав накала страсти. Гейб собрал вещи, вышел и защелкнул замок. Пока подъемник прохлаждался, предоставляя ему возможность собраться с мыслями, он смотрел невидящим взглядом на свое отражение в серебристых створках дверей. Случайно встретились, случайно и разойдутся, нечего забивать себе мозги нюансами флирта. Но свинцовый ком, засевший где-то в кишках, не давал покоя.

Глава 9

Гейб сидел за своим необъятным блестящим письменным столом в просторном офисе Bona Venture и в упор не видел нарастающую кучу бумаг. Стол раздражал и мешал сконцентрироваться. Его коробило от цвета стен. Он предпочел отбыть в иное измерение, однако коптил небо и мечтательно размышлял, действительно ли квартира Пейдж отображает ее личность? Он уронил лицо в ладони и потер виски.

Когда Нейт вошел в его офис в сопровождении ассистента с кофе и пончиками на подносе, Гейб, как и всякое загнанное в угол животное, разразился бранью.

— Давай бреши, в какой заднице мы оказались, — зарычал он.

— Зачем же лгать?

— Я прочитал все, что ты навалил передо мной. Выслушал с дюжину экспертов. И уже не знаю, что тут еще обмусоливать. Осталось только навести справки у ряженого экстрасенса, пусть его вещая обезьяна введет тебя в транс по полной программе, чтобы ты поверил наконец: я рву когти и бью копытом.

Нейт уселся.

— Надеялся, время вызволит ту занозу с твоих плеч и ты перенесешь свое раздражение на что-нибудь полезное. Но, похоже, ее каленым железом не выжечь.

Гейб искоса глянул на него, поигрывая желваками. Нейт выглядел как-то бледно и устало. Словно постарел. Похоже, годы и хлопотный бизнес взяли свое. Гейб одной левой уложил своего зверя на лопатки и засунул подальше в пещеру. Понимал: отчасти виноват сам.

— Почти восемь месяцев работал ради этого толчка. — Нейт опустил веки, потирая переносицу двумя пальцами, вжимая их в глазницы. — И все, о чем я тебя просил: поработать как следует всего несколько дней.

— Я и не сидел сложа руки.

Нейт отнял ладони от глаз, почему-то посмотрел в потолок и пожевал челюстью.

— Никто ничего не говорит. Сам я на такое не решусь. Хотя и могу.

Гейб открыл рот, протестуя, но сталь, сверкнувшая во взгляде Нейта, остановила его.

— Если точнее, — продолжал Нейт, — я не желаю делать это на свой страх и риск. Когда мы создали это чудо-юдо, все считали нас блаженными. Но мы-то знали, что делаем. Нам нравилось. Даже когда пришлось затянуть пояса. А теперь оглянись-ка на прошлое и оцени пройденный путь. Взять хотя бы Алекса. Кем он был бы без нас? Теперь вундеркинд. А Гарри? Его малюсенький вебсайт реально контролирует всю паутинку. А близнецы Мак-Думбас? Как мы тогда говорили себе? Нам везет на хорошее даже в самые поганые времена.

В груди у Гейба стеснилось. Да, хорошее было время. Восторженное. Каждый шаг чреват риском, надо было иметь недюжинную выдержку, чтобы просчитать все ходы в игре. Но им все тогда удавалось. Когда же работа показалась ему неподъемной? Он знал когда. С тех пор, как он однажды серьезно прокололся.

— Мы же тогда согласились, что я намотаю на ус и возьмусь за науку, ты, подпевала.

— Я благословил твое самопожертвование во имя нашей компании.

— Я… — Он словно слышал голос бабули: «Упорно работай, мальчик, чтобы мне было чем гордиться». Этот завет был компасом его жизни. Казалось, ему вовек не расплатиться за то, что он потерял, когда однажды заблудился.

Гейб занервничал и нечаянно подтолкнул кипу рабочих бумаг, та с шелестом обрушилась на пол. Оба глянули вниз, но никто не рванулся подобрать.

— Этим обычно все и кончается, — изрек Нейт. — Играй — не играй. Купи — продай. Или наварить столько денег, что нам и во сне не приснится, или остановиться. Выбирай. — Нейт стукнул себя кулаком в грудь. — Мне уже как-то неинтересно. А тебе? Припомни, когда тебе было все это интересно?

— Н-да, так я и думал.

Гейбу было не по себе, он уже не чаял собрать в единое целое все, что разваливалось в нем на части. Обуревало желание хлопнуть дверью и не оглядываться. Что-то удерживало его от такого шага. Возможно, «продвинутый моральный компас», а может, нечто более эфемерное, как знать.

— Давай-ка выйдем. — Нейт направился к двери. — Выпьем чашу. Биться будем позже. Не к спеху.

Гейб уже подумывал, что давно пора промочить горло, и с готовностью подскочил.

— Не к спеху? Ты же минут десять склонял меня принять решение! Думаешь, продержишь меня здесь достаточно долго, я волшебным образом начну осознавать, от чего отказываюсь, и останусь?

Нейт обернулся и прислонился к косяку, лениво улыбаясь:

— Ну да, правильно. Тебе пора восвояси. Поскольку, если ты отказываешься вести дело со мной, я выхожу из игры.

Гейб сощурился. Прикидывал, во что ему обошлось возвращение домой. Бессонный перелет. Пришлось спать на полу в своей квартире. Миллион воспоминаний, хорошее и плохое. Пронизывающий зимний холод так и ныл в его костях, если рядом с ним не было Пейдж. На этом мысленный монолог оборвался, словно он с ходу влетел головой в кирпичную стену.

Пейдж!

Какие бы шторма ни нагнетались над его головой, он не смог бы сбросить ее со счетов, она бы фонила и на дне морском. Стоило подумать о ней, теплой, страждущей, экстравагантной, как яростный шум в голове начинал стихать. Верно, он до сих пор не взорвался только потому, что начал встречаться с ней. И успел в ночной полет. И просек, похоже, куда целится хитроумный Нейт. Хотя она никогда не приглашала его к себе.

— Ну, старина, — прервал Нейт его медитацию, — начнем разбираться с этим вопросом сообща? Или же обскакать Мидаса и уйти, сделав деньги?

Он врезал по косяку кулаком и вышел. Его голос донесся из коридора, как из потустороннего мира:

— Давай торопись. А то градусы выдохнутся до вечера.

Пейдж пристально вглядывалась в темень за витриной дорогого ресторана Rockpool Bar and Grill, огни города мерцали над ее отражением в стекле. Пожалуй, ей впервые так покойно и легко дышится на первом свидании. Чувства, накопившиеся в связи с помолвкой Мей, схлынули сегодня утром, как полая вода, она взломала лед и прочистила русло от заторов. Да и ее долгожданный не замедлил явиться. Тот самый, которому следовало бы бежать дальше со своим боевым кличем, когда она в свадебном платье утром открыла ему дверь. Но он остался. Позволил ей объясниться. Раздел догола. Не подкачал. Да, это говорит о его мужском начале. Отважен. Щедр. Надежен, как скала. Самостоятелен. Мужчина, который настолько уверен в себе, что никогда не пригласил бы ее на свидание вопреки своим желаниям и возможностям.

Когда сегодня вечером он появился у дверей ее квартиры при параде, по его понятиям, она так напряглась, что едва хватило сил, чтобы держаться нормально. Ведь он ее не запрягает. Рядом с ним спокойно и надежно. Такой лентяйке только на пользу.

Она вздохнула, трепетно втягивая ноздрями вкусный запах запеченного на углях мяса, между тем как ее вдумчивый взгляд блуждал поверх ряда лаковых черных столиков, мимо висящих на стенах портретов рогатых и копытных, краешком глаза она ловила движения Гейба, который нервно расхаживал в баре. Он опустил телефон в карман, взбежал по ступенькам в затемненное помещение ресторана и увидел ее глаза. Ее легкие разом сдулись, как всегда под таким сногсшибательным прицелом.

19
{"b":"269938","o":1}