ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боже мой. — Гейб провел ладонями по лицу. Какая страсть! И за все это время они и словом не перемолвились.

Он натянул на себя джинсы, игнорируя расстегнутую ширинку, устало склонился над скамьей и попробовал представить, как она едет в лифте: кожа рдеет от испытанной страсти, одежда помята, губы припухли, милые голубые глаза потемнели, как зимняя ночь. Подавив новый приступ возбуждения, Гейб оторвался от скамьи и прошлепал в душ. По пути едва не наступил на кейс с ноутбуком, который сегодня даже не открывал.

Последние несколько лет он привык ежедневно сидеть перед экраном как приклеенный в поисках очередной великой идеи. Сопоставлял детали, исследовал, забивал голову малейшими нюансами, чтобы не провалить новое дело. Ему не удалось снова обрести благословенную легкость, ощущение полета, счастья, которое озарило его в раннее утро, когда родилась Bona Venture, однако с тех пор больше не было неудач. Bona Venture здравствовала и расцветала, пуская побеги. Он не скучал, сподобился на психоделический секс с красавицей, которая, казалось, вполне соглашалась с его установками: приятно проводить время и не особо париться обо всем остальном. Повстречать такую, как она, удача…

В послеполуденный час следующего дня Пейдж коротала время в фойе, поджидая лифт. В голове все еще слегка шумело, она не уставала удивляться своим подвигам: это ж надо, так завестись, чтобы прийти к мужчине, продемонстрировать стриптиз, проделать с ним все, что ей хотелось, и уйти. Подобного никогда еще не было, однако ей понравилось. Приятно отпустить вожжи после стольких лет строгой самодисциплины. На нее как откровение снизошло. Сразу стало легче жить. Мир словно засиял новыми красками, тяжелые трудовые будни лишь раззадоривали. Великолепный секс взбодрил кровь, и она вошла в азарт жизни. Возможно, отныне стоит удариться в разгул, подыскать очередного незнакомца и шикарно встряхнуться. Аэропорты весьма перспективные прииски для новых приключений. Некто потерянный и одинокий. Цап его! Готов новый дружок для свиданий. Она уже вслух посмеивалась своим мыслям, когда открылись двери лифта. И доморощенная самоуверенность слетела как шелуха. Из глубины кабины на нее смотрел Гейб, его глаза пылали. Ей оставалось только покраснеть с головы до пят.

Забавно, они теперь в равном положении, вроде как свои, какие там счеты. Хотя она осталась ему должна один оргазм. Она шагнула в кабинку, кожей ощущая на себе его взгляд, и подумала, что неплохо бы напомнить ему о…

— Добрый день, мисс Данфорт, — произнес женский голос.

Пейдж едва не подпрыгнула от испуга. Скосив глаза, обнаружила приткнувшуюся в ближнем углу миссис Эддэбл с девятого этажа, та поглаживала своего кота Рэнди породы «русская голубая» ровного темно-серого окраса под цвет волос хозяйки.

— А… миссис Эддэбл, привет, — промямлила Пейдж, ныряя за ее спину и пристраиваясь рядом с Гейбом. Его взгляд был устремлен вдаль, но жар, исходивший от тела, притягивал. — Как Рэнди, в порядке?

Миссис Эддэбл выкатила глаза:

— Представляете, котик решил, что туалетный лоток — это не комильфо для него. Теперь нам приходится гулять с ним по четыре раза в день в сквере.

Взгляд миссис Эддэбл перебегал от Гейба к Пейдж, та застыла и вытянулась. Проницательные глазки пожилой дамы немного смягчились и тускло блеснули.

— Вы — Гейб Гамильтон, — сказала миссис Эддэбл.

— Он самый, — звучно пробасил Гейб.

Пейдж подавила дрожь от пронзивших ее вибраций голоса Гейба.

— Глория Эддэбл. 9В. Слышала, как мастер Сэм на днях говорил мистеру Клемту о том, что вы приехали.

— Приятно познакомиться, Глория.

— Взаимно, Гейб. Сэм сказал, у вас проблемы с кроватью? — продолжила миссис Эддэбл, поглаживая спинку Рэнди.

— Верно, правда, я все уладил. — Он приосанился и придвинулся ближе.

Пейдж смотрела прямо перед собой, ощущая, как пульсирует пространство между ними.

— У меня есть лишний матрас, — снова встряла миссис Эддэбл. — Правда, он узкий, односпальный, но…

Пока миссис Эддэбл бубнила, Пейдж чувствовала, как Гейб постепенно подтягивается ближе. Так близко, что рукава их одежды соприкасаются. Он терпеливо пояснил:

— Моя кровать прибыла сегодня утром.

Забыв о приличиях, Пейдж стрельнула глазами в его сторону:

— Неужели?

Миссис Эддэбл фыркнула.

— Просто великолепно, — продолжила Пейдж, думая о своем, но, спохватившись, добавила: — Рада за вас.

Щека Гейба насмешливо дернулась.

— И я рад. За себя.

Лифт пьяно пошатнулся, и, когда Пейдж и миссис Эддэбл разом развернулись лицом к дверям, Гейб воспользовался шансом и осторожно провел пальцем вдоль мизинца Пейдж. От этого прикосновения она вспыхнула. Двери открылись на площадке четвертого этажа. Миссис Эддэбл печально вздохнула:

— Все хорошо, Рэнди. Мы знаем, что в конце концов попадем куда надо.

Пока лифт путешествовал вверх-вниз, Пейдж, сведя колени и закусив губу, молила Небо дать ей силы, чтобы не застонать вслух, пока палец Гейба кружил у нервно бьющейся жилки на запястье, отчего голова шла кругом.

Впервые с тех пор, как она вселилась в этот дом, ей захотелось возблагодарить лифт, в который вселился плутоватый дух-сводник.

Глава 5

Начало вечеринки у Гейба пришлось ждать аж пятнадцать минут, пока лифт соблаговолит открыть двери на этаже Пейдж. Времени было более чем достаточно, чтобы прикинуть, надо ли переодеться, сменить прическу, настроение. Тревожное ожидание натянуло нервы до предела. А все потому, что вот уже несколько дней она живет лишь воспоминаниями о самом ярком, преступном и восхитительном свидании в ее жизни. Двери лифта начали съезжаться, ей удалось-таки заскочить в последнюю секунду, втиснувшись в группу незнакомых стильных юнцов. Жаль, она раньше не догадалась завести с ним разговор о вечеринке, чтобы примерно представить себе уровень мероприятия и понять, как себя вести с Гейбом. Отчужденно и официозно? Или по-соседски, дружески? Или же им стоит держаться подальше друг от друга?

Пока лифт поднимался, глухое буханье угарной музыки отдавалось в висках, доводя ее до исступления, хотелось пронзительно вскрикнуть, выплеснуть накопившееся раздражение. Двери открылись, шум праздничного веселья вместе с голосом Билли Айдола, воспевающего «Зной в большом городе» (вот ирония!), хлынул в пространство кабины, вытесняя пассажиров.

Пейдж глубоко вздохнула, пригладила новое платье, провела ладонью по прическе и, вздернув подбородок, прошествовала в пентхаус Гейба. Оказалось, она была знакома со многими присутствующими. Миссис Эддэбл и еще несколько соседей по дому толпились у окон, разглядывая перспективу. Она увидела некоторых сокурсниц по университету и парочку парней, с которыми раньше встречалась. На какое-то мгновение нахлынула волна разочарования, но она решительно стряхнула с себя это настроение. Она Гейбу в общем-то никто, и нет смысла претендовать на особое отношение. Второй шок она испытала, когда поняла, что Гейб не просто декорировал апартаменты, но руководствовался сезонным каталогом Ménage à Moi. Это открытие вызвало учащенное сердцебиение, ладони вспотели. Он помнит, в какой фирме она работает. Она говорила с ним об этом только однажды, когда они познакомились.

Она затылком почувствовала чей-то взгляд. Естественно, на таких людных вечеринках все, так или иначе, исподтишка оглядывают друг друга, не мудрено попасть под перекрестный огонь. Однако… Она поежилась, стряхивая покалывание между лопаток, развернулась, вглядываясь в лица, отыскала знакомые глаза.

Гейб стоял у дальней застекленной стены зала, за его спиной завис слегка ущербный диск луны, мириады звезд мерцали на фоне чернильного неба. Он был так изящен, красив, загадочен… Смотрел только на нее. Хорошо, что он скоро уезжает… Хорошо, что он благоразумен и неболтлив. Хорошо, что всякий раз, когда они видятся, ему трудно удержаться, чтобы не коснуться ее. Но слово «хорошо» вряд ли описывает тот мятежный порыв, что завладел сейчас всеми ее чувствами. Она судорожно вцепилась в вечернюю сумочку из серебристой парчи и крепко сжала приготовленную ему шкатулочку, на ладонях даже остались вмятины.

9
{"b":"269938","o":1}