ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Моя челюсть отвисла. Он что, действительно сказал «моя девушка»? Я растерялась, но быстро взяла в себя в руки.

– Вряд ли ты можешь командовать мной, – я соскользнула со стола, намереваясь избежать разговора, но Крис даже не шелохнулся, его руки по-прежнему сжимали бортик. Мое тело прильнуло к его, я оказалась в ловушке между ним и бильярдным столом. Жесткие мышцы его пресса прижались к моему животу. Колени задрожали.

С усмешкой на губах, Крис протянул:

– Разве?

Я сглотнула. Толчок в его грудь ничего не дал. Не видя другого выхода, я молча взобралась обратно на стол и отодвинулась подальше от него, чтоб не задевать друг друга носами. Чувствуя себя, словно примерная школьница средних классов, я стиснула зубы.

Усмешка по-прежнему сияла на его лице, глаза потемнели.

– Правильный выбор.

Да, рада, что осчастливила его. Продолжая молчать, я сложила руки и фыркнула. Этого оказалось достаточно, чтобы он высказал все, что у него накипело. Прекрасно. Давай покончим с этим.

– Слушай. Ты имела полное право злиться. Ты была права, когда накричала на меня, и я даже заслужил пощёчину, хотя предпочел бы получить её без свидетелей, – сморщив нос, он потер шею и на секунду опустил глаза на мои колени. – Ребята никогда не забудут мне этого.

– Тебя смущает, что я влепила тебе пощёчину на виду у всех? – отрезала я.

Он поднял глаза и кивнул.

Я изобразила такую же усмешку как у него.

– Хорошо. Теперь ты знаешь, что чувствовала я, когда ты выболтал обо мне в столовой полной людей! – последние слова прозвучали несколько истерично.

– Извини за это. Я не думал, что ситуация, – он нахмурился, – ухудшится. Я просто хотел, чтобы ты выслушала и поняла меня.

– Ты хотел, чтобы я поняла? – пытаясь придать голосу более спокойный и сдержанный тон, я зарычала: – Почему тебе самому для начала не попытаться понять? Ты можешь представить, что я почувствовала, узнав, что рассказала очень личное о тебе, думая, что ты Итан?

Его глаза сузились от искреннего беспокойства.

– Почему это для тебя такая проблема, Сью? Ты же не рассказала тогда о своих диких фантазиях насчет меня.

От этих слов лицо мое покраснело, словно от загара под техасским солнцем в разгар августа.

– Нет, я просто рассказала тебе о самом сокровенном моменте своей жизни. О своем первом поцелуе. С тобой.

– А я сказал тебе, насколько он был удивительным. Так что? – не моргая, он не спускал с меня глаз. Крис смотрел мне прямо в глаза, укрепляя правдивость своих слов. Он не видел в этом ничего особенного. Ох! Мальчишки!

Но дело было не только в одном поцелуе, он, конечно же, не забудет и про остальное.

– Я рассказала тебе о бабочках, которые появлялись вместе с твоими сообщениями,– прохныкала я.

Скрывая улыбку, он поджал губы.

– Я никогда не слышал ничего милее, клянусь.

Я почувствовала, как румянец доходит до линии волос на лбу, закрыла лицо руками, и прохныкала:

– Я практически призналась, что не стала бы спать с тобой, потому что ты бабник.

Обхватив запястья, он отвел мои руки от лица. Я подняла голову, а он сощурился, глядя на меня.

– Да, было немного обидно, – но чуть погодя, его лоб снова разгладился.

– В конечном итоге, благодаря этому я ещё больше влюбился в тебя. Мне захотелось стать для тебя тем самым особенным парнем. И всё ещё хочу им быть, Сью, – Он погладил меня по щеке. – Ты бы никогда не стала для меня мимолетным увлечением.

О, Боже, как он мог так мило отреагировать и при этом совершенно не уловить суть?

– Ты не понимаешь. Ты вообще не должен был всё это услышать. Это просто неправильно.

Прошло несколько секунд. Крис стоял, внимательно глядя на меня, так неподвижно, что мог бы сойти за мраморную статую. Через некоторое время до него, наконец, дошло и на лице отразилось недоумение.

– Это что, всё из-за этого? Ты чувствуешь смущение только потому, что призналась мне в каких-то глупых вещах?

Я отодвинулась от него ещё дальше. Его очаровательный запах сводил меня с ума, а голова должна оставаться ясной для разговора.

– Ты считаешь их глупыми. Для меня же они очень серьёзные.

– Я знаю, что серьёзные. На самом деле ты заставила меня задуматься о многом.

Задуматься как побыстрее залезть мне под юбку? Я поняла.

Крис поморщился, драматично наклонив голову.

– Это не то, о чем я думал.

Черт, он что читает мои мысли? Но мое недоверчивое фырканье выдало меня.

– Не имеет значения, думал ты так или нет.

Он отвел одну ногу назад, опустил голову и уперся руками в стол, словно собираясь подвинуть его к стене, и спросил тихим голосом,

– Сью, скажи, что имеет значение, потому что я действительно не знаю, как правильно себя вести с тобой.

Так и хотелось пропустить его взъерошенные светлые волосы сквозь пальцы. Я так долго об этом мечтала, а теперь он стоял всего лишь в нескольких дюймах от меня. Где справедливость? Сделав глубокий вдох, я сложила руки на коленях.

– В тот день ты меня обманул. Весь вечер врал мне, а я открылась тебе. Ты все знаешь о моих чувствах. А я ничего не знаю о твоих.

Он продолжал стоять понуро, лишь поднял голову и нахмурился, неотрывно глядя на меня.

– Ты что, шутишь? – искреннее недоумение прозвучало в его голосе. – С того дня, когда ты вошла в нашу кухню и позволила угостить тебя киви, я не мог быть более очевидным в своих чувствах к тебе. Я так сильно хотел, чтобы между нами всё было исключительно. Ты думаешь, я все время лгал в разговорах с тобой? Или же в сообщениях, что посылал к тебе?

– Не совсем лгал, но ты дал ясно понять, что я для тебе не более, чем очередной трофей, – сказала я дрожащим голосом.

– Разве? Когда? – он выпрямился и скрестил руки на груди. – Когда я поставил тебе засос, а потом спрятал его под банданой, чтоб никто не доставал тебя глупыми вопросами? Или когда, оставшись наедине, я поцеловал тебя и никому не сказал об этом, потому что это не понравилось бы тебе? И поверь мне, это был тот потрясный поцелуй, которым бы я с радостью похвастался.

В горле пересохло. Я сглотнула, чтобы избавиться от сухости, но по-прежнему ничего не могла сказать.

Крис протянул руки, кончиками пальцев нежно дотронулся моих щёк и придвинулся чуть ближе, неотрывно глядя на меня.

– Или же я относился к тебе как к трофею, когда утешал тебя после расставания родителей? Ты действительно думаешь, что это было у меня в мыслях?

От этих слов мурашки пробежали по коже. И если то, что скрывалось за его словами, правда, он только что уравнял положение между нами, потому неважно, сказал он вслух или нет, он просто признался, что влюбился в меня так же, как я в него. Или нет?

Я провела руками по лицу и застонала:

– Я не знаю, что думать, – всё это время я так сильно скучала по Крису, даже когда злилась на него. И крошечная часть меня согласились с Сэм, что причины его обмана с тем свиданием были по-своему очаровательны, но я не собиралась в этом никому признаваться!

Не так давно я простила Итана, может, пришло время простить и Криса. Я начала обдумывать такой вариант, когда вспомнила о блеске на губах. Наверное, я размазала его по подбородку. Ужасно.

Я опустила руки, и, конечно же, увидела на пальцах розовое пятно. Застыв, я вытерла подбородок, но Крис остановил меня, убрал мою руку, и усмехнулся. Он провел пальцем под левым уголком нижней губы, очень медленно. Я оцепенела, как кролик, попавший в ловушку.

– Там все ушли,– сказал он нежно. Его палец стал такого же розового цвета, и он просто вытер его о штаны.

– Всё равно ты мне больше нравишься без макияжа. У тебя естественная красота.

Щёки вспыхнули от комплимента. Я опустила глаза, но Крис приподнял мой подбородок костяшкой пальца. Он придвинулся совсем близко, шепча:

– Открою секрет. Целовать накрашенные губы ужасно раздражает.

Я испуганно вздохнула, и он накрыл мои губы в коротком, но нежном поцелуе. Через мгновение он оторвался от моих губ, втянул в себя голову и зажмурился. Я сидела, замерев, не в состоянии шевельнуться от удивления, но увидев его скривившееся лицо, захихикала.

61
{"b":"269939","o":1}