ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Клетка, хоть и золотая, все равно останется клеткой, – ответил он резко. – Вы вынудили меня сговориться с вами, ваше величество. Не ждите, что я в эти последние мгновения стану церемониться и рассыпать любезности.

Кайзер улыбнулся. Ему нравилась эта грубоватая порой манера французского короля. Карл искренне сожалел о разлуке. Ведь, можно сказать, они приходились друг другу братьями.

«Братья во власти, – подумал он. – А потому непримиримые враги».

С тех пор как французского монарха пленили в битве при Павии, прошло больше года. После нескольких месяцев, проведенных в крепости Пиццигеттоне, Франциска по его собственной просьбе перевезли сначала в Барселону, потом в Валенсию и, наконец, в мадридский алькасар. Два месяца назад он все же подписал договор, по которому к Священной Римской империи отходили Милан, Фландрия, Артуа и Бургундия. Кроме того, король обязался жениться на старшей сестре Карла Элеоноре, чтобы укрепить союз между Францией и Габсбургами. Лишь после этого стал возможен обмен пленными. Франциску позволили вернуться во Францию, а двое его сыновей должны были остаться в Испании в качестве заложников.

Карл довольно кивнул. Он выиграл по всем фронтам.

При этом были моменты, когда он сомневался в своей победе. Если бы Франциск действительно разыскал эту наследницу Гогенштауфенов, кто знает, как сложилась бы тогда судьба Европы? Кайзер с любопытством взглянул на французского монарха. Франциск наконец остановился и теперь задумчиво смотрел на волны. Может, он думал сейчас о том же?

– Я ни разу не спрашивал вас, что, собственно, вашему агенту удалось выяснить тогда в Пфальце, – сказал наконец Карл, разгладив со скучающим видом камзол. – Он преуспел?

Франциск оглянулся на него в недоумении.

– Какой еще агент?

– Ну, не надо строить из себя святую невинность. Еще тогда, в Пиццигеттоне, я намекал вам на это. Теперь нет смысла отнекиваться. Поверьте, если бы вы действительно разыскали эту девицу, я бы давно об этом знал, – Карл вздохнул. – И неужели вы всерьез думали, что брак с наследницей Гогенштауфенов повысил бы ваши шансы на императорский трон?

– А разве нет? – Франциск усмехнулся и с интересом взглянул на кайзера. – Похоже, дело это для вас достаточно важно, чтобы отправить в Пфальц собственного агента. Говорят, он погиб в страшной резне, что случилась прошлым летом в соборе Шпейера…

– Хорошо, что вы об этом заговорили. Я и так собирался спросить у вас, не причастны ли вы к этому, – ответил Карл равнодушно.

При этих словах кайзер ничем не выказал своих чувств. Несложно было догадаться, что французы прознают о гибели его агента. Канцлер Гаттинара лично посоветовал Карлу этого Мельхиора фон Таннингена. Его заслали в один из замков в окрестностях Трифельса, где он выдал себя за менестреля. Но и через год агент ничего не добился. Похоже, эта наследница Гогенштауфенов действительно всего лишь легенда. Во всяком случае, пока не нашлось доказательств ее существования…

Правда, оставалось вопросом, что Мельхиор фон Таннинген делал в соборе Шпейера с тремя ландскнехтами и сорвавшимся с крыши графом. Самым гнусным образом были осквернены несколько могил императорского склепа! Может, агент надеялся найти в соборе останки той самой наследницы? Карл поджал губы и сдержал проклятие. Наверное, он этого никогда уже не узнает. Как бы то ни было, потребовались все дипломатические ухищрения Гаттинары – и куча денег из казны, – чтобы замять преступление.

– Причастен ли я к произошедшему в Шпейере? Как это понимать? – Франциск смотрел на кайзера, как на противника в шахматной партии.

Мы кружим, как два старых льва, – и никто не желает нападать первым.

– Клянусь честью короля Франции, что не имею никакого отношения к этому святотатству, – продолжил Франциск. – А что касается наследницы… – Он улыбнулся и помолчал. – Как знать, может, мы все-таки разыскали ее?

– Не забывайте, что вы дали слово жениться на моей сестре Элеоноре, – сказал Карл невозмутимо. – И вообще лучше оставить эти старинные легенды в покое.

Франциск кивнул.

– Действительно. У вас, как говорят, совсем другие заботы. Лютеране множатся по всей империи, и эти крестьянские восстания…

– Окончательно подавлены. А с этими лютеранами мы тоже разберемся. Этим как раз занимается мой брат Фердинанд. Будучи моей правой рукой, он наделен всеми полномочиями. Так что не ломайте над этим голову, – кайзер взглянул на реку. – Лодка, как я смотрю, уже у понтона. К сожалению, нам пора прощаться.

К понтону на середине реки причалила узкая лодка с балдахином. В ней, наряду с несколькими офицерами, сидели сыновья Франциска, Анри и Франсуа. Среди мужчин мальчики казались издалека маленькими куклами. В качестве заложников их вместо отца будут держать в испанской золотой клетке.

– Ваше величество, рад был вашему обществу, – Карл подал Франциску руку с императорским перстнем.

Но, вместо того чтобы опуститься на колени, французский монарх лишь сдержанно поклонился.

– Хорошо обходи́тесь с моими сыновьями, – сказал он тихо. – Пусть только волос упадет с головы одного из них, и Европу поглотит пламя.

– Вы угрожаете мне? – спросил Карл в изумлении.

– Угрожать ниже моего достоинства. Я лишь дал вам совет. Au revoir.

С этими словами Франциск развернулся и направился к берегу, где его ждала украшенная сусальным золотом лодка. В несколько гребков она доставила короля на понтон. Карл смотрел, как Франциск прижал к себе сыновей и поцеловал каждого в лоб. Потом, не прощаясь, спустился к солдатам в другую лодку и поплыл к противоположному берегу. В следующее мгновение стал наползать туман, и силуэт короля начал растворяться в дымке. Последнее, что увидел Карл, – как Франциск, гордо вскинув голову, смотрит в сторону Франции.

Затем он исчез из виду.

К испанскому берегу между тем причалила лодка, в которой сидели принцы. Восьмилетний Франсуа демонстрировал сдержанность, достойную наследника трона. А вот его младший брат то и дело всхлипывал, и няньке приходилось его утешать. Делегация из солдат и придворных приняла мальчиков с почестями и подарками и повела к стоявшей поблизости карете.

Карл поднялся со скамейки и направился к роскошному шатру, раскинутому среди пиний недалеко от берега. У входа его уже ждал Меркурино ди Гаттинара, одетый во все черное.

– Вы довольны, ваше величество? – спросил верховный советник и низко поклонился.

Карл пожал плечами.

– Он гордый человек, этот Франциск. Остается только надеяться, что он сдержит обязательства, которые мы ему навязали.

– Не забывайте, что у нас в заложниках двое его сыновей.

– Предлагаете подвергнуть их пыткам и повесить, если отец нарушит обещания? – Кайзер покачал головой. – Европейские правители никогда нам этого не простят, и Франциск это понимает. Так что будем молиться, чтобы он поскорее женился на Элеоноре и занял наконец место, уготованное ему историей. Вечно на вторых ролях.

Он откинул тяжелый полог и вошел в шатер. Внутри стояла пылающая жаровня и сколоченный наскоро стол, заваленный бумагами. Карл славился тем, что работал даже во время поездок. Он склонился над картой Европы с обозначениями военных кампаний. Ломбардия, Венгрия, пираты в Средиземном море… Крестьянские восстания на юге Германии на карте не значились – для этого они были слишком незначительны. После некоторых затруднений вначале армия под командованием Трухзеса Георга фон Вальдбург-Цайля быстро расправилась с этими необразованными крестьянами. Их предводителей подвергли пыткам и казнили как можно более устрашающим образом. Одним из последних оказался некий Флориан Гейер, бывший рыцарь, убитый двумя наемниками на пути в родной замок. Теперь Карл мог вернуться к действительно важным делам.

За спиной прокашлялся ди Гаттинара.

– Что-то еще? – спросил кайзер.

– Эта афера с Гогенштауфенами… – начал канцлер. – Вы заговаривали об этом с Франциском?

Карл рассеянно кивнул.

77
{"b":"269940","o":1}