ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хвоста не приволок? — поинтересовался Ахилл-Мария для проформы.

— Кажется, нет.

— Че-е-его?! — взвился Салман на вращающемся стуле. — Это такой доклад?!

— Командир, бросай уже тиранить. — Богдан поморщился. — Давай по делу.

— По делу… — Салман встал и прошелся, гася гнев. — По делу так: субмарина стоит у седьмой пещеры на юго-восточном выходе. Официально лодка в ремонте. Если хватятся, то нескоро. Завтра минируем монорельс сталелитейки в горах и дорожную эстакаду на севере. Выходим на лодке, причаливаем к космодрому, кладем охрану… Артур донес, что их там на всё про всё — отделение пехоты. Программируем все три звездолета на старт, активируем мины и валим на орбиту. Всё как планировали.

В этот момент заработала внутренняя связь.

— Да, — бросил Богдан в рацию.

— Здесь пост наружного наблюдения.

— Вижу, что пост, кто еще может на этом канале… говори, чего хотел.

— Засекли. — Голос срывался; на посту дежурили ополченцы, явно затопленные эмоциями по ноздри. — Вот, засекли! Множественная цель в пещерах с юго-запада. По верхнему горизонту! Идут сюда! Это клоны!

— Твою мать! Конечно, клоны!

— Просперо все-таки приволок хвост, — констатировал военврач.

Салман хватил кулаком по пультовой консоли и крепко выматерился.

— Богдан! Сколько их?!

— Уточнить количество целей! — потребовал Мита.

— Не знаю… то есть… сканеры зашкаливает! Не менее пятисот! — крикнула рация на воротнике капитана.

— Ну, чего вылупились?! Боевая тревога! — рявкнул Пино. — Пятьсот целей — это егеря! «Атуран»! Все в скафандры! Уходим к субмарине! Будем прорываться прямо сейчас! Дитер! Взрывайте мины по верхнему горизонту!

— Когда и какие…

— Когда подойдут! Все!

«Началось», — подумал бывший эрмандадовец.

В самом деле, началось и притом лихо.

Поредевший отряд вооружился и пошел на юго-восток, к затопленным пещерам. На спинах пропульсивные ранцы, в подсумках — боеприпас. И больше ничего. Все понимали, что сухпайки им больше не понадобятся.

Через десять минут после того как они покинули базу, гора содрогнулась, а со стен посыпались камни.

«Мины! Только бы не обвалился потолок! Господи! Только не обвал», — молился Ахилл-Мария.

Потом ухнуло позади. Салман ликвидировал базу. Оставалось надеяться, что взрывы нашли врага и что осназовские саперы были настолько мастеровиты, что прекрасная Пещера Мечей уцелела.

— Всем закрыть забрала и активировать ноктовизоры! — скомандовал Пино. — Фонарей не включать! Впереди — засада!

— Откуда знаешь? — спросил эрмандадовец, погружаясь в зеленый мир боевой тоталитарности.

— От верблюда! — огрызнулся командирский канал. — Они ж не идиоты! Сзади — загонная цепь, значит, впереди засада. Теперь заткнись и строй своих по звеньям впереди отряда! Будете нас прикрывать!

По случаю боя в замкнутом пространстве эрмандадовцы снарядились в тяжелые, испытанные «Конкистадоры» — им предстояло сыграть роль живого тарана. Вместе с ними шли ребята Дитера в «Евроштурмах», в центре — ополчение, а резерв составляла мобильная пехота — все в осназовских «Валдаях».

Коридор. Неровный тоннель, промытый водой и временем. Вечная тьма, рассеянная активной оптической матрицей. Работает и тепловизор, но пока окружающий мир достаточно холоден, чтобы не отражаться в инфракрасном диапазоне. Впереди летит целый рой «Стрекоз» — их дальний дозор.

— Внимание! — Голос Салмана. — Триста двадцать вперед — пещера расходится на трое. Наш коридор — правый. Все внимание на центральный и левый — они сообщаются с юго-западной частью.

Очень вовремя. Карта Ахилла подсказывала это место, да только командирский окрик — это всегда полезно.

— Первое отделение! «Стрекоз» на триста! Дальше не залетать — засекут! Дитер, прием!

— Здесь.

— Если начнется, мы кроем центр и прорываемся в правый, а ты бери тоннель слева.

— Принял.

— Первое отделение! Вперед звено с автоматами, за ним — пулеметчик. Бьем двадцатимиллиметровыми и никаких ручных гранат — завалит! Принято?

Голос командира первого:

— Так точно.

— Тогда марш, марш, марш!

Пещера метров семи в диаметре. Представительная нора. Пусть под ногами путаются выступы! Если что, за ними можно залечь. Но залегать нельзя… Надо прорываться. Это если Салман прав…

— Внимание! — Голос первого. — Трансляция со «Стрекозы».

Панорама показывает зал и три чернеющие дыры в скале. До них двадцать метров. Пусто? Пусто… Нет! Вот они, голубчики!

Обманчивая пустота подергивается рябью. Детектор движения сработал! Кто-то двигается. И это не скроет никакой, даже самый лучший «хамелеон»!

Кстати, скафандры «хамелеоны» — удел избранных. Значит, там точно засели егеря! Вот же невезение!

— МП! Богдан! Ахилл вызывает!

— Слышу тебя.

— Мы в ста семи, скрыты поворотом. Впереди засада. Предполагаю егерей. Высылай плазмометчиков, пусть шарахнут на дистанции вдоль прохода. Или не пройдем!

— Толково! — похвалил Салман. — Мита, выдвигайтесь вперед, пойдете вторым эшелоном за разведкой и штурмовиками. Когда войдем в нашу пещеру — остаетесь в тылу, прикрываете. Как понял?

— Чисто понял.

Два плазмомета.

Пехотинцы подползли к повороту. Скальный выступ скрывает их — буквально несколько градусов каменной дуги! Слава богу, что егеря подошли к развилке одновременно с ними. Иначе весь проход был бы начинен средствами обнаружения…

Рывок!

Две ярчайшие вспышки. Забрало поляризуется, спасая глаза.

— Пулеметы! Подавляющий огонь! — орет Ахилл-Мария.

На камень падают пулеметчики и пещера наполняется грохотом.

Без команды вперед несутся фигуры в «Конкистадорах», провожаемые невидимыми трассами вольфрамового урагана.

И тут все три пещеры взрываются огнем!

Первый залп плазмометов расчистил коридоры, но всего на секунду. «Атуран» — только эти парни могли подняться навстречу кромсающим камни пулеметным кинжалам! И они ответили.

Пещера наполнилась воем рикошетов и снопами каменной крошки. Интегрированные гранатометы изрыгают смерть. Шрапнельные заряды бьют в упор, как гигантские дробовики. Стволы пляшут на салазках откатников.

Все-таки бой в пещере не сильно отличается от боя в коридоре звездолета, которому так долго и тщательно готовили эрмандадовцев! Они ворвались в правый тоннель!

За ними бегут, матерясь, штурмовики и мобильная пехота — за тыл пока можно не беспокоиться, а значит, вперед! Вперед! Вперед, вашу маму!

Ахилл-Мария, ощерившись, будто кто-то может видеть его боевой оскал за маской забрала, вздергивает себя из-за каменной глыбы, где хоронился последние секунды. По полу звенит опустевший магазин гранатомета, новый в гнезде.

Парсеры бойцов, идущих впереди, транслируют картину боя и он всаживает шрапнельные гранаты по свободной директрисе!

Одна, пять, шесть!

Впереди надрывается пулемет, отжимая врага за выступы. Позади опять и опять слышен адский шип плазмы. Там бьется МП и штурмовики.

Парсер фиксирует вражеский прицел! Вниз! И перекатом к стене! Подземный воздух визжит, терзаемый оперенными стрелами! Вот она, траектория ответного удара — оттуда лупит невидимый враг!

Еще три гранаты туда!

Короткий взгляд на заднюю панораму — в пещеру втянулись ополченцы. Метки их «Валдаев» испещрили тыл. Молодцы. Стреляют по целеуказанию.

Ахилл-Мария просит Просперо прикрыть и вскакивает.

Страшный удар в голову и нагрудник опрокидывает его. Сбоку бабахает всережимная винтовка и на тактике гаснет одна красная метка.

— Повреждение нагрудного и налобного сегментов. Нет пробития. Функции организма в норме, — говорит парсер и Ахилл-Мария с облегчением выдыхает.

Он только что сознательно подставился снайперу. Всережимная винтовка дала два касательных попадания. А свой стрелок угомонил проклятого егеря.

«Как трудно без ручных гранат!» — подумал бывший полковник.

Заслон перед ними был весьма немногочисленным. Егеря ловили отряд широкой сетью, так как не знали, куда именно тот направляется. Что еще лучше, клоны не представляли карты подземного лабиринта, тогда как Салман ориентировался здесь как у себя дома между кухней и сортиром.

17
{"b":"269946","o":1}