ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вдруг экран радара ожил. В шести километрах от «Римуша»! Между колонной авианосцев и линкорами появились два звездолета. Так корабли материализуются после X-перехода. Неяркое свечение — и из небытия появляется корабль.

Но так не бывает! Пара вымпелов первого ранга не может выйти в пространство столь синхронно и с такой точностью!

Бехзад Кавос даже наклонился к голограмме и потер глаза.

Черные акулы длиной, пожалуй что, с дредноут… только без башен ГК.

Черные корабли открыли огонь. Первых залпов капитан не видел, так как они адресовались «Шапуру» и «Йездигерду». А вот потом… Борта, обращенные к нему, окрасились малиновыми вспышками.

Еще вспышки!

Да, это пуски ракет!

Весь ГКП потрясенно молчал. В полной тишине было слышно, как на палубу льется струйка воды из чашки штурмана.

«Римуш» заметно качнулся. Послышался рокот. Еще вспышки. Неизвестные звездолеты подернулись желтоватым маревом и исчезли.

В панораме разлетались на куски «Шапур» и «Йездигерд». Минута. Всего одна минута.

Ожила трансляция. Экстренная трансляция:

— Говорит адмирал Шахрави! Всем, кто меня слышит! Приказываю немедленно отступать! Авианосцам: при невозможности осуществить немедленный прием флуггеров уходить без них! Повторяю: немедленное отступление! Русскими применено неизвестное оружие! Потери угрожают стать совершенно неприемлемыми! В бой не вступать! Командую отход к оперативной базе «Вара-12»! К исполнению!

«Что это… просвети, о Ахура-Мазда!» — лихорадочно думал капитан, а вслух сказал:

— Старший помощник! Наши истребители идут по орбите в квадрате 34–24?

— Так точно!

— Передайте им, чтобы следовали на авианосец «Ратуштар» — он как раз в том квадрате.

— Пилот-навигатор!

— Я!

— Немедленно разворачивайте корабль, будем уходить. Связь с эскадрой мне.

Поняв, что связист молчит, капитан развернулся. Офицер связи стоял перед пультом, бледный как простыня.

— В чем дело?! Я сказал: связь с эскадрой!

— А… г-г-осподин капитан… Эскадры больше нет, мы одни…

— Что-о-о?! — взревел Кавос и ударил кулаком по пульту, активируя тактическую голограмму.

Так оно и было. «Джамаспа» и «Фрашаостра», подраненные в бою с «Кавказом» и «Белоруссией», разваливались на глазах. Собственно, «Джамаспы» больше не было — лишь куча крупных обломков, в которых угадывалась форма недавно могучего звездолета. «Фрашаостра» распался ровно по центру, и теперь две его половины, искря разломами, дрейфовали по орбите. «Хварэна» агонизировала, исторгая из-под обшивки клубы мгновенно рассеивающегося огня. Два оставшихся в эскорте фрегата спешно отваливали из боя с тяжелыми повреждениями, а связи с ними не было — все вызовы они игнорировали.

К «Римушу» же полным ходом летела стая флуггеров. Не меньше четырех десятков. Корабельный парсер узнал сигнатуры «Дюрандалей», «Фульминаторов» и десантно-штурмовых «Фаланг».

— Пилот, доложите текущую скорость… проще говоря, мы успеем оторваться от флуггеров врага? — спросил капитан, заранее зная ответ.

Впрочем, ответа он не дождался, так как заговорил связист:

— Господин капитан! Вас вызывают… с тех самых флуггеров! Мы… вы желаете отвечать?

Капитан оглянулся и тяжко осел в кресле. Вздохнул.

— Давайте связь.

По ГКП раскатился чужой голос. Ненавистная русская речь и синхрон электронного переводчика.

— Вызываю командира авианосца «Римуш» или следующего старшего по званию офицера!

— Говорите, — сказал капитан.

— Ашвант Бехзад Кавос?

— Это я.

— Встаньте на путь Солнца. На связи специальный уполномоченный Совета Обороны Иванов. Господин капитан, уважая ваше мужество, предлагаю вам заглушить двигатели и сдаться. Иначе «Дюрандали» подавят ПКО, а осназ возьмет корабль штурмом. Вам не уйти, вы понимаете. Предлагаю почетную сдачу. Вам гарантировано уважительное обращение, сохранение знамени корабля, личного оружия. На размышление даю десять минут. Через десять минут я снова выйду на…

— Не надо, — перебил капитан, поднимая руку, будто собеседник мог его видеть. — Не надо размышлений. Мы сдаемся. Старший помощник, разоружите экипаж и соберите всех на полетной палубе. Пилот, глушите двигатели. Это приказ.

Одним из тех «Дюрандалей», что преследовали «Римуш», была машина вашего покорного слуги.

Если честно, то я не имел понятия, что захват клонского авианосца возглавляет товарищ Иванов, да еще лично.

Зато когда узнал, что все истребители с «Римуша» убежали на «Ратуштар», я стек по переборке на палубу. От облегчения. Это значит, что Рошни скорее всего выжила. Просто чудо и благословение Господа, что мы не встретились ни в космосе, ни в атмосфере!

Так закончилась для меня Битва Двухсот Вымпелов. Вроде как сто кораблей клонских против ста наших. Такая вот метафора. В том смысле, что и их и нас дралось очень много. Ну а «Римуш» — единственный звездолет, который нам удалось захватить — стал в моей персональной историографии сто первым вымпелом.

То есть сто кораблей первого и второго ранга плюс еще один. Или минус? Черт знает что такое… Какая-то путаница!

Часть 2

Глава 1

АНТРАКТ

Март, 2622 г.

Город Полковников

Планета С-801-7 (код «Ямал»), система С-801

Товарищу Растову лично.

Александр Павлович, сводные данные статистики по использованию X-крейсеров полностью подтверждают мои предвоенные прогнозы. Проект сырой. Фактически мы послали в бой экипажи на недоведенных экспериментальных машинах. Напомню, что серия испытаний по графику, утвержденному Вами, выполнена не более чем на 65 процентов. Результат, как говорится, налицо. Обитаемость на X-крейсерах ниже всякой критики, экипажи не защищены от воздействия паразитарного излучения, возникающего при прохождении кораблей в граничном слое, гамма поломок — самая широкая и самая пугающая. Боюсь, что в другое время Вы бы сами подписали приказ об отдаче меня под суд.

Главком Пантелеев

Товарищу Пархоменко лично.

Сергей Анатольевич! Вы лично и весь Ваш коллектив — настоящие герои. Вы верно сказали «В другое время», так как сейчас время военное. Законы физики, механики и т. д. должны подчиняться требованиям военной необходимости. Наша задача — заставить их подчиняться. И мы с Вами сумели это сделать.

Иначе грош нам цена как управленцам. Сражение за Восемьсот Первый парсек выиграно, и выиграно именно соединением X-крейсеров. Все корабли в строю, боевых потерь нет. Вы в состоянии представить, чем грозило пребывание Ваших кораблей на испытательных полигонах в течение еще полугода? Уверен, что в состоянии.

Председатель Растов

Сражение за Восемьсот Первый парсек мы выиграли.

Очень хочется сказать «вчистую», «в одну калитку», «всухую», но нельзя, потому что — неправда.

Конечно, финальные фазы флот отыграл на пять баллов. Остаются первые фазы. Далекие от радужных. Клоны растерзали Интерфлот, проредили Второй Ударный до неузнаваемости. И самое главное: сожгли драгоценный люксоген.

Адмирал Шахрави сказал чертовски красивое «прощай».

Перед отступлением знаменитый на всю Конкордию орденоносный флотоводец приказал расстрелять люксогеновые хранилища планеты С-801-7 — как в Городе Полковников, так и далеко за его пределами. Разумеется, те хранилища, чье местоположение вскрыла клонская разведка. А вскрыла она немало! Куда больше, чем мы могли рассчитывать, с учетом сверхсекретного статуса нашей главной космической цитадели.

В результате сотни и тысячи тонн стратегического ресурса превратились в прощальный салют удиравших клонов. Видел я те воронки. Размером с полноценные футбольные стадионы! Пары люксогена умеют замечательно детонировать!

Мы потеряли более шестидесяти процентов хранилищ. Принимая во внимание объемы, которыми люксоген до войны забрасывался на Восемьсот Первый парсек, дело пахло если не мгновенной катастрофой, то близким параличом флота. Это значило, что война грозит затянуться. А вот эта перспектива уже пахла катастрофой!

29
{"b":"269946","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночь нежна
Убийство Джанни Версаче
Тени павших врагов
Преступники. Мир убийц времен Холокоста
Рассвет над бездной
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Прийти в себя. Вторая жизнь сержанта Зверева. Книга вторая. Мальчик-убийца
2000000 километров до любви. Одиссея грешника
Я – Сания: история сироты