ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Есть атмосфера!

Парсер выдает квадрат поиска. Совсем маленькое пятно в двадцать тысяч квадратных километров. Обгоняя нас, в глубины облачного океана падают беспилотные разведчики с «Андромед». Там они разродятся целым роем миниатюрных одноразовых зондов, весьма зорких малюток. Так что мы имеем шансы.

Атмосфера выглядит гнетуще.

Под верхним слоем облаков из замерзшего аммиака и серной кислоты царит багровый сумрак. Так здесь выглядит день. Под нами в двадцати километрах — второй облачный слой. Гидросульфид натрия вперемешку с гидросульфидом сурьмы — шагреневая кожа от темно-коричневого до черного цвета. А в глубине частых морщин виднеется адское нутро планеты: угольно-красные, бордовые, алые бездны.

За бортом давление все растет. Уже почти три атмосферы.

Огромный облачный горб под нами набухает голубоватым огнем, а затем разражается молнией тысячекилометровой длины! С десятисекундной задержкой накатывает рокот.

Я завороженно гляжу на нечеловеческий пейзаж, который вместе с тем нельзя назвать мертвым. Он живет. Но какой-то своей жизнью, за пределами понимания биологического существа. Рождается атавистический ужас перед живой планетой, планетой-мозгом из мифов Ранней Колонизации.

— Всем внимание!

Рация ожила столь внезапно, что я подпрыгнул.

— Есть контакт с целями! По сигналу зондов на два часа! Цели в тридцати семи километрах под нами, дистанция пятьсот! Зонды ведут до шестнадцати объектов! Принимайте целеуказание!

В парсер потекла информация, о чем он и возвестил мелодичным звоном.

Ну что же, «Асмодеи» настороже!

Надо полагать, одноразовые зонды, висящие сейчас в зоне поиска, связались с БПЛА, которые барражируют во втором облачном слое, а те вышли на связь с «Асмодеями». Не верю, чтобы у малюток хватило мощности добить прямым сигналом до орбиты!

Тридцать семь кэмэ… Однако «Митридаты» под вторым слоем облаков! И как прикажете их оттуда выковыривать?

Как же тяжко ворочается «Дюрандаль»!

Будто не в атмосфере, а в водной толще, да на хорошей глубине! Впрочем, отчего «будто»? Давление зашкаливает за пять атмосфер. Мы не летим. По сути, мы плывем.

— Внимание, есть реакция на «Митридатах»! Вас засекли. Зонды фиксируют активность систем зонального ПКО!

— Приказываю осуществить пуски по целеуказанию! — командует Бердник. — Все «Мурены» в один залп! Провести оптимизацию атаки и распределение целей! По готовности, огонь!

«Интересно, как клоны собрались целиться из-под этой коричневой дряни? — подумал я. И еще: — Не дай бог, попадем в ураган — чертовы молнии все ближе».

Флуггеры неслись над «коричневой дрянью», причесывая облака. Те выглядели пугающе твердыми, монолитными, будто мрамор. Иллюзия, конечно, но отчаянно страшная!

— Есть захват, цель веду. Рекомендация на использование четырех «Мурен», — доложил парсер совершенно излишнюю информацию — я все видел на тактической панораме, что проецировалась с забрала прямо на сетчатку.

Так, сигнатура, пес знает какая сигнатура, захват подсистем невозможен…

— Огонь!

Флуггер затрясло. С цепи сорвались все четыре «Мурены». Их реактивные струи ионизировали местный воздух, так что ракеты ушли в спиралях голубоватого сияния. Рядом, сзади, сверху, из-под брюха вырывались десятки таких вот сверкающих, неугасимых трасс!

И вдруг…

Ракеты перед нами стали на «горку» — вместо того, чтобы пронзить облака.

«Мурена» устроена по принципу «выстрелил-забыл», то есть полностью автономна. Всё зависело от ее маленьких зловредных мозгов.

Внезапно атакующая стая «Мурен» начала бешено крутиться. Хитросплетения курсов были столь замысловаты, что разглядеть каждую отдельную траекторию стало невозможно. Я наблюдал лишь, как трассы сплетались в огромный светящийся клубок, буквально фонтанирующий сотнями вспышек.

Вспышки и запредельное маневрирование — это значит…

Это значит, что ракеты выполняют маневр уклонения непосредственно перед атакой! Это значит, что по ним вовсю работает ближнее ПКО, и они сыплют ловушки!

Но какого лешего?!

До целей еще…

— Всем отворот и на форсаже — к орбите! — Бердник, опытнейший пилот, не засмотрелся, не задумался, а среагировал как надо!

Пока тело отрабатывало команду, я успел увидеть, как впереди облака взорвались полутора десятками пробоин, исторгшими багровые столбы света. А в нем… Огромные, размером с фрегат… «Митридаты»!

И тут же парсер заверещал, что нас ведут лазерные дальномеры, радары наведения и, надо полагать, оптика. Потому что до врага — какие-то семнадцать километров.

Я не стал дожидаться залпа.

Дурея от перегрузок, доводя хризолин дюз до точки плавления, я заложил вираж с повышением и тут же обвалил машину вниз, закрутив бочку! И снова вверх, на «кобру», потому что сзади, прямиком в корму, устремилась ракета «Рури».

Взрыв!

Сноп осколков пронесся в считаных метрах под брюхом «Дюрандаля»!

Еще одна бочка.

Пальцы перекидывают тумблеры щита в активное положение. Если в меня целится лазер, да еще на смешной, «пистолетной» дистанции — не до осторожностей. Я просто не доживу до того, как машину начнет разбирать на гайки турбулентность.

Но выстрела не последовало.

«Мурены» в работе!

Камеры заднего обзора показали, как «Митридаты» падают вниз, тонут в коричневых облаках.

Три, четыре, пять платформ рассыпались на глазах. Аэростатические баллоны, лишенные нагрузки, пробкой взлетали ввысь, а расшвырянные злым силумитом куски валились вниз — медленно и плавно из-за сверхплотной атмосферы.

Среди них была и наша с Бердником жертва. Восемь «Мурен» — это серьезно! Особенно в условиях Бирба, когда в каждую пробоину под давлением в пять-шесть атмосфер врывается здешний ядовитый воздух.

— Рекомендую немедленный набор высоты до орбитальной, — сказал парсер. В его электронном голосе чудится обида, нельзя, мол, товарищ пилот, так насиловать мой титанировый организм, нехорошо! — До точки невозврата осталось десять минут.

Опа!

И: да не пошла бы ты, дура!

Первое относилось к оскудевшим топливным бакам (пора то есть на орбиту!).

Второе — к мнимой обиде моего истребителя. Было бы лучше, если б нас обоих распылили? Да ну конечно!

— По 2-му ГОАКР всем! — командует Бердник. — Выходим на орбиту самостоятельно. Строй не соблюдать! Собираемся возле «Грифов»!

И правильно. Сейчас не до строя.

Клоны нас не ждали.

Поэтому рейд прошел так удачно. Мы все выжили, упокоив пять платформ!

А уж тому парню из разведки, который вскрыл квадрат патрулирования «Митридатов», — памятник на космодроме в полный рост. Так ведь не поставят. Физиономии разведчиков подобного уровня — это такой секрет, что и после смерти нельзя.

Когда мы вернулись на «Дзуйхо», нам попытались предложить слетать на охоту еще раз. И предложили, раз так все здорово у нас выходит.

А потом взяли предложение обратно. Мы даже не успели сказать дежурное: «Ну, есть». Должное означать, что приказ приняли и выполним, но безо всякого восторга.

Надо думать, что командование быстро сообразило, что конкордианцы вовсе не идиоты. Что нашего возвращения дожидаться не станут и переведут «Митридаты» куда подальше, а значит, мы никогда не сумеем их отыскать. Это просто не по силам, даже если нас будет не два авиакрыла, а двести.

Оставалось ждать, пока они сами не выйдут на огневые позиции над вторым слоем облаков. Там их можно будет засечь средствами инструментальной разведки и высылать флуггеры на охоту.

Но «Митридаты» будут обстреливать ракетами только адекватную своему назначению цель — флот вторжения.

Это значило, что настало время для нашего генерального наступления.

Глава 3

ПОЛДЕНЬ НАД ХОРДАДОМ

Июнь, 2622 г.

Город Хордад

Планета Паркида, система Вахрам

Дракон — Скорпиону.

Приказываю инициировать термоядерную атаку на флот ОН в системе Вахрам по варианту «Манихей». Сделайте все, чтобы адмирал пошел на такой шаг.

63
{"b":"269946","o":1}