ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Состояние свободы
После – долго и счастливо
Женщина. Где у нее кнопка?
Приморский детектив
Пофиг на все! Как сберечь нервы и покорить любую вершину
Подсознание может всё!
Есть, молиться, любить
Отель «Большая Л»
Вселенная сознающих
A
A

— Хорошо, мы угнали корабль. Нас не сбили клоны, — сказал он наконец. — Куда ты собрался лететь?

— К нашим, не в Конкордию же! — Салман выглядел искренне изумленным.

— К каким «вашим»! — осторожно спросил его визави. — На Землю или… к пиратам?

— Нет, это не я — это ты рехнулся! — обиделся дель Пино. — К каким пиратам?! «Синдиката» больше нет! На какую Землю?! Хрен ли я там забыл?! На фронт полетим, клонов валить! Или ты хочешь здесь кантоваться до конца войны?

Вот так и поговорили.

Пино, судя по всему, собрался сказать еще что-то ехидное, но его прервал вызов рации.

— Да!

— Это Богдан. — Голос тихий и до булатного звона напряженный, что слышно даже через динамик. — Кажется, у нас контакт. «Стрекоза» засекла около двадцати целей на одиннадцать часов. Дистанция: девятьсот — тысяча. Двигаются навстречу. В окончательной численности не уверен — метель мешает. Сигнатуру скафандров определить не удается. Нас пока не засекли.

— Отряд, стой! — Пино отреагировал быстро. — Взводные! Рассыпаться и залечь! Мита, вас тоже касается, ждите!

Ахилл-Мария успел услышать, как пират бормочет себе под нос «Неужели допрыгались?», после чего забрало упаковало все звуки внутрь шлема.

«Допрыгались, дьявольщина! Группа бойцов в скафандрах… Значит, именно бойцы. Если не случится чуда — клоны, нынче мало шансов напороться на соревнования по спортивному ориентированию! — подумал он. — Где же прокол? Хотя это теперь не важно!»

Это в самом деле было не важно, и Ахилл-Мария побежал догонять своих.

Важным казался тот факт, что из ополченцев вояки — как пули из дерьма. Больше половины войска первый раз увидело собственное снаряжение, не знало элементарных основ тактики и было выжато досуха. Правда, говорят, что у русских повальное увлечение пулевой стрельбой… Но даже мастер спорта межзвездного класса не ровня обученному бойцу!

Кто может выслеживать отряд в тайге?

С вероятностью одна вторая это егеря «Атурана». Вскормленные со штыка защитники Благой Веры, которые в бою, как волк в лесу. Шутки шутками, но даже два десятка егерей умоют их кровью и, что гораздо хуже, наведут флуггеры или вертолеты.

— Короткими перебежками, вперед! — раздалась команда.

Ополченцы рванули вперед, утопая в снегу, сокрушая палые ветки с таким грохотом, будто стадо пельтианских протогиппиусов, убегающее от халкозавра.

Ахилл, притаившийся за деревом, скривился. Активные наушники превратили перемещение отряда в горный обвал. Конечно, это иллюзия, но ведь активные наушники есть и у врага… Оставалось надеяться на метель, что резвилась все сильнее, закручивая белые смерчи вокруг стволов.

Когда последняя спина скрылась в снежных зарядах, Ахилл отдал приказ выдвигаться.

— Вывести тактическую панораму на забрало, — повелел он, и парсер послушно погрузил мир в царство цифры.

«Стрекоза» мобильной пехоты транслировала чужие метки. Вот они — несколько размытых силуэтов в нейтральных зеленых рамках.

Пора подобраться поближе.

— Внимание! Заходим с правого фланга! Перебежками, марш!

Его отделение тоже двигалось не очень. Но «Конкистадоры» с их широченными ботинками вполне сошли за снегоступы, да и парни — не зелень какая-нибудь, не салаги.

— Нуньес! Не высовывайся! От дерева к дереву, понял? Добежал, залег!

М-да. «Не салаги» привычны к городским улицам, к коридорам звездолетов, но никак не к тайге в снегу. Густом, в пяти шагах непроглядном, как кузбасс-лак.

— Готово, залегли! Дальше — ползком! — приказал Ахилл, убедившись, что дружественные метки остались по правую руку.

— Молодцом, комбат! Соображаешь! — похвалил инициативу Салман. — Выдвигайся вперед на сто метров и жди.

— Работаем.

Умный Просперо выпустил из наплечной консоли «Стрекозу». Миниатюрные БПЛА следовало беречь. После недавних боев их осталось всего восемь штук на отделение.

Ахилл справедливо рассудил, что если сейчас облажаться, они вряд ли будут испытывать нужду в «Стрекозах». Поэтому выпустил и свою птичку.

Маленький аппарат вылетел из тубуса, развернул плоскости и ушел в темноту. Чуткие сенсоры прощупывали заснеженное пространство, которому вот-вот суждено превратиться в поле боя — одно из сотен полей этой войны.

Идут.

Проклятая метель работает совершенно непатриотично, маскируя и врагов, и друзей. Ни пса не понятно — темные силуэты, даже численности не установить.

Судя по возросшему качеству трансляции, над линией соприкосновения крейсировал уже не один БПЛА. И не три. Но все равно: мешанина стволов в объятиях метели, тьма, и в ней двигаются чужие фигуры. Появляются и так же внезапно исчезают. А дистанция всего триста метров.

То есть пора бы бахнуть. Но только в кого?

— Фиксирую сигнатуру целей, — доложил парсер. — Скафандры «Евроштурм» М-18. Предположительно цель дружественная.

«Я сейчас сойду с ума от всей этой ахинеи», — подумал эрмандадовец и вызвал дель Пино.

— Ты уже слышал?..

— Отставить! — Голос Салмана в наушниках казался очень злым. — «Цель дружественная»! Разбежались! Это «Атуран» долбаный, в трофейном снаряжении, маму его необычным способом тридцать три раза! Не вздумайте высовываться! Это касается всех. Держим позицию!

— Командир! — включился Мита. — Парсеры рассчитывают тридцать целей! Это почти железно.

— Дальний дозор, запросто. У них навигация с орбиты и дальняя связь, им сейчас все можно. Да и наверняка сзади резерв. Подпускаем на полсотни метров, а потом валим всех! Ахилл! Пулеметы на позиции?

— В готовности.

— Ждем моей команды. Помните, у нас не больше двух минут, уйти не должен никто! Потом сваливаем в темпе румбы! Сейчас я вам солью маршрут отхода.

Ожидание.

Двести метров. Сто пятьдесят.

Черт возьми, в самом деле, «Евроштурм» — отличный скафандр германского производства. Совместная разработка одноименного концерна и не менее знаменитого «Хеклера и Коха», модель 2618 года. В двадцатом поступил на вооружение в штурмовые части МП по всей Европейской Директории. Не узнать невозможно. Неужели «Атуран»?! Но откуда у них?!

Сто метров. Восемьдесят.

Парсер фиксирует работу ультраволновой связи, но не может расшифровать из-за воя взбесившегося ветра.

Что происходит?!

Ахилл-Мария чертыхнулся. А потом заковыристо выматерился.

Звенья врага остановились. Вперед в полный рост вышла одна фигура, размахивая руками. В правой зажата всережимная винтовка. Тоже очень узнаваемая — G-3M. Хрестоматийный «гевер драй», чьи фото наполняют все рекламные проспекты четверть столетия.

— Какого… — Ахилл-Мария включил командирский канал, уже заполненный вопросами без ответов.

— Всем тихо! Кто-нибудь, включите рацию в режим сканирования! — рявкнул дель Пино.

«Какая ценная мысль! Главное, своевременная!»

В самом деле, клоны используют другой формат кодировки сигнала, а значит, для дешифровки требуются специальные станции. Но если «Атуран» в наших скафандрах, дело упрощается.

— Есть, активирую сканер, — первым отреагировал Богдан Мита.

Спустя короткие секунды эфир заголосил, сотрясая динамики ломаным русским.

— Не стрелять! Нихт шиссен! Мы есть свой! Мы есть свой! Цванцих сто… сто двадцать третий дивизия мобильный пехота! Штурмбатальон! Русский! Не стрелять! Ихь есть гауптман Дитер Карлофф! Дитер Карлофф!

Если это «Атуран», то остается поаплодировать клонским инструкторам. Так подделать немецкий акцент… да не просто немецкий — настоящий байришь!

Было слышно, как Салман сплюнул.

— Говори по-немецки, гауптман. Здесь у всех есть переводчики. Ложная тревога, парни! Это свои.

Ахилл-Мария перекатился на спину и широко перекрестил грудь, глядя в близкое небо. Пронесло, Санта Мария де Робервальд!

Два отряда вышли навстречу, все еще не веря. Ахилл скомандовал отбой и встал, отпустив автомат, который повис на ремне, как уснувший бушмейстер. Рука, впрочем, покоилась на рукояти, а палец продолжал оглаживать спусковой крючок.

7
{"b":"269946","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все ведьмы – рыжие
Институт проклятых. Сияние лилии
Неправильные
Месяц в небе. Практические заметки о путях профессионального роста
Агентства
Спасать или спасаться? Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе
Случай из практики. Осколки бури
Нью-Йорк 2140
Подмосковье. Эпоха раскола