ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но «Сияние» не могло извергнуть поток торжествующего мата из глотки Бердника, все видавшего в этой жизни.

Я глянул на панораму.

Я бы ущипнул себя за ногу, если бы только мог сквозь броню скафандра!

Потряс головой: а вдруг какая-то особая засветка от забрала на сетчатке?

Но когда я понял, что это они, я не выдержал. Я влупил по пульту кулаком и заорал:

— Линкоры! Линкоры! Линкор-р-ры! — Потом понеслась в эфир такая нецензурщина, что и вспомнить стыдно, но это были и впрямь они: линейные корабли ВКС РД.

В строю фронта.

Как на параде.

Из орбитальной выси — в атмосферу.

Словно заурядные флуггеры.

В точку встречи спускались линкоры. Четыре стальных утеса, окутанные снопами пламени, отражавшимися в матовой броне.

Я был рядом, так близко, что смог прочитать буквы на борту. И они сложились в название моего родного города: Севастополь!

«Сталинград», «Петропавловск», «Севастополь» и «Ленинград»!

Новейшие дредноуты, десять пушек по восемьсот мэмэ на каждом!

Так вот кто сегодня наносит главный удар! Не сотня торпедоносцев! Всего четыре! Но линкора! В атмосфере, на прямой наводке, в упор!

Душа затрепетала в восторге от локтевого ощущения небывалой, скалодробительной мощи.

В такт победной вибрации весь эфир затопила музыка.

Тихо, почти вкрадчиво вступили струнные. Скрипки и виолончели сплели захватывающий узор, и тогда грянула бронза труб! Это был «Полет Валькирий» — древний гимн москитного флота. Музыка, выворачивающая наизнанку, музыка, от которой пальцы сжимаются на рукоятях, а зубы выкрошивают эмаль.

Взгляд на индикатор: «Полет Валькирий» гремел, разливался и рокотал везде, по всем каналам, начиная и заканчивая общим, пусть чертовы пехлеваны с заотарами слышат, кто идет!

— Мужики! — рычал Бердник. — По выходу из «Сияния» — огонь! Сперва «Шакалы» по предустановленным целям, потом прикрываем линкоры!

Да какие проблемы?! Вот она — метка для моего «Шакала»!

Мы таранили сверкающую призрачную стену «Сияния». На секунду пропала видимость, а божественные «Валькирии» накрылись треском помех. Защитное поле «Дюрандаля» отозвалось волной синеватого света — и мы вынырнули!

Передо мной раскинулся Керсасп.

Четыре пирамиды по углам флуггерного космодрома. В стороне — еще четыре — это поле звездолетов.

Все остальные здания терялись в тени исполинов. Смертельно опасных исполинов.

Но и мы здесь не просто так!

А как вам это?!

Строй «Дюрандалей» расцвел молниями. Устремился к цели и мой «Шакал». Сотня ракет ударила в бока пирамид, не нанеся никакого видимого урона. А потом забрало поляризовалось. Потому что в бой вступил Главный Калибр.

Дредноуты вырвались из-за «Сияния», поднимая волны ионизации могучими силовыми щитами.

Из-под бронированных бивней носовых обтекателей полыхнуло. К врагу рванулись ракеты П-2100 «Хром». Шестнадцать ракет.

На ходу линкоры развернулись, образовав правильную кильватерную колонну.

Сорок пушек ударили, как одна.

Первая порция силумитовой смерти накрыла ближайшую башню ПКО. Километровая громадина потонула в огненных смерчах.

Десять секунд на перезарядку.

И вновь — сорок снарядов.

И еще раз!

И еще!

Наверное, у клонских наблюдателей глаза вылезли на лоб от такого зрелища. Четыре линкора висят в атмосфере и гвоздят главным калибром! Впрочем, удивляться долго им не пришлось.

Артиллерийские динозавры перенесли огонь на вторую башню, потом на третью и так далее.

С низких орбит им подыгрывали орудия орбитальной группировки. Двенадцать линкоров и двадцать один артиллерийский монитор сыпали свои снаряды на главные форты Крепости Керсасп, а ракеты сорока фрегатов атаковали точечные цели: радары и ПУ ПКО.

Враг ответил массовыми пусками ракет «Рури» и «Аждат».

Их встретили мы, истребители, и сотни зенитных лазерных пушек линкоров.

Тяжелые «Аждаты» взрывались на выходе из шахт, не успевая набрать высоту, сыпались обломками на головы защитников.

Работа зональной и объектовой ПКО противника была расстроена, а тут еще из «Сияния» вырвались штурмовики и торпедоносцы.

Над Керсаспом бушевал огненный шторм.

Такого салюта я не видел ни до, ни после.

Клонские орудия извергали вулканы плазмы, силясь пробить щиты дредноутов.

И небезуспешно: у «Ленинграда» и «Петропавловска» в итоге лопнули от перегрузки многие эмиттеры защитного поля. Броня линкоров по левому борту украсилась исполинскими подпалинами. Один знакомый звездолетчик позднее уверял меня, что еще пять минут дуэли — и оба гиганта рухнули бы вниз, на барханы, но судьба не дала клонским комендорам прожить и ста секунд.

Лазеры и твердотельные орудия сплетали паутину сверкающих трасс. Однако огневые точки гибли одна за другой под безжалостным девятым валом Главного Калибра. И гремел в эфире аккомпанемент «Полета Валькирий».

В воздухе над Керсаспом разлилось желтоватое марево. Наши X-крейсера материализовались неожиданно, как выстрел из-под пальто в упор.

Крейсера-ракетоносцы избавились от боевой нагрузки, а авианесущие крейсера выпустили полторы сотни «Орланов» — новейших истребителей-бомбардировщиков.

«Орланы» сразу показали класс, атакуя исключительно башни с плазменными орудиями и пусковые шахты ракет «Аждат». Каждой цели досталось по три-пять бронебойно-бетонобойных управляемых бомб КАБ-1000Б «Лом». Ну, лом — он и в Африке лом, что еще сказать…

Рихард Вагнер в далеком девятнадцатом веке расстарался всего на пять с небольшим минут. Но и этого хватило. Когда затихли последние звуки, затихли и башни ПКО.

Пять минут — и гордость Конкордии, самые неприступные крепости Великорасы — стоят молчаливые, изорванные, мертвые.

Комбинированный удар всего арсенала ВКС от истребителей-бомбардировщиков до линкоров оказался не по зубам разрекламированной Крепости Керсасп.

А над космодромным полем уже показались десантные X-крейсера, подыгрывающие своими РСЗО. Но главное: внутри у них был десант! Четыре вымпела — четыре полка!

Мы кружили вокруг подопечного «Севастополя», а я невольно восхищался замыслом главкома — адмирала Пантелеева.

Зачем штурмовать Ардвахишт и Керсасп-Север? Зачем вся эта утомительная канитель и неизбежные потери? Зачем? Если сразу взять Крепость Керсасп, капитуляция остальных гарнизонов станет техническим вопросом.

И ведь мы ее взяли!

«Сияние» скрыло направление основного удара. А заодно главный сюрприз — эскадру линкоров, которые атаковали в атмосфере. Впервые в истории! Подавляющее могущество главного калибра, помноженное на неожиданность, заткнуло тяжелые огневые средства ПКО. Следом пришли торпедоносцы, а за ними — X-крейсера.

Концентрация десятков тысяч управляемых боеприпасов и тысячи боевых флуггеров на ничтожном пятачке сорока километров в поперечнике!

Пять минут работы при идеальном целераспределении.

Главком спланировал и сделал то, что все эксперты в голос постановили нереализуемой без применения термоядерных боеприпасов задачей.

Сделал за пять минут. И безо всякой неконвенциональщины.

Браво!

Клоны даже не успели поднять с Керсаспа флуггеры! И теперь уже не поднимут, потому что взлетки распаханы кассетными бомбами, а штурмовики утюжат летные поля, выжигая любую активность.

Мысленно я Пантелееву аплодировал!

Правда, оставались еще гарнизонные истребители Ардвахишта и Керсаспа-Север. Причем совершенно необслуженные… И уж конечно, собирались они в последнюю, хотя и совершенно безнадежную контратаку.

Так и есть! В динамиках — Бердник:

— Парни! Сделали красоту! Сейчас линкоры уходят в космос, а оттуда, наоборот, очень много кто приходит. Вижу на своем тактике семь авианосцев, кучу десантных транспортов, мониторы «Измаил» и «Пинск». И эти, каких… «Большие Гансы», тип «Нейстрия», пять штук. На Керсаспе вяло трепыхаются расчеты ПЗРК и еще каких-то рогаток, но гостей прикрывает толпа «Горынычей» и «Малаги»-канонерки, так что это нас не касается. Слушаем внимательно. Нас с «Орланами» перенацеливают в направлении Ардвахишта. Прямо сейчас оттуда прут две полные авиадивизии. Сто шестьдесят «Абзу» и «Варэгн». Короче, мужики, наш выход. Надо прикрыть работу десанта, и прикрыть намертво! Приказываю перестроение…

84
{"b":"269946","o":1}