ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это не всегда просто и удобно помочь кому-то. Ты сказала, он не хочет оставаться у своих родителей? - Я кивнула. - И поэтому хочет сбежать, в неопределённое будущее? Что он от этого ожидает?

Я попыталась объяснить господину Рюбзаму причины, но чем больше я рассказывала то, о чём Сеппо намекал мне в своих отношениях дома и своих шансах в Италии, тем больше ссылок я давала. Неуверенно я остановилась. Должно быть, я потеряла свой рассудок. Я рассказывала учителю то, что недавно передал мне мой лучший друг по секрету.

Господин Рюбзам долго думал, в то время как балансировал незажжённую сигарету между своих сухих губ. В конце концов он обильно прокашлялся, звук, который сразу же заглушил мой голод.

- Это Джузеппе Ломбарди, не так ли?

Я не отреагировала. Теперь мне хотелось лишь плакать. Я предала Сеппо. Как я только могла такое сделать?

- Хорошо, значит это Сеппо. Когда он хочет сбежать?

- Скоро, - ответила я жалким голосом. - Как только скопит денег. Через неделю, думаю.

- Люси, существуют возможные решения для таких случаев, но их нельзя организовать в течение одной недели. Я позабочусь об этом, обещаю. Он мог бы переехать в собственную квартиру, в обслуживающуюся общину для подростков, ему уже шестнадцать. Я мог бы для времени, после окончания школы, позаботится для него о месте для обучения, но всё это невозможно сделать в течение семи дней. И это не получится без его помощи. Тебе нужно остановить его. Не то это сделаю я.

- Нет! - Из-за чистой паники и голода у меня внезапно началась икота. - Только не вы, пожалуйста, не надо!

- Кто тогда? Я доверительное лицо для учеников в этой школе и это мой долг реагировать, если узнаю такое. Я должен это сделать. Разве только ты позаботишься о том, чтобы он не сбежал. Или не смог сбежать.

- О нет ..., - прошептала я. Как мне только это сделать? В тоже время вдруг появился луч надежды, настоящий шанс, своего рода компромисс, за который я должна бороться. Да, я могла бы просто пойти к Сеппо и рассказать ему о том, что господин Рюбзам только что придумал. Но это будет значить, что он узнает о моём предательстве, а также о том, что я заботилась о нём. Кроме того ещё не было ясно, сработает ли всё то, что задумал господин Рюбзам.

Сеппо должен будет в слепую доверять этому. Я не думала, что у него хватит терпения. И уж точно я не не думала, что ему понравится, если я буду заботится о нём. Кроме того, у него тоже не было времени. Его дядя искал подмастерья сейчас, срочно. Через три недели он возможно найдёт уже другого и Сеппо больше не сможет получить эту должность.

- Иногда друга нужно сделать врагом, чтобы можно было ему помочь, - вернул господин Рюбзам меня в настоящее. Он показался мне печальным - будто вспоминал давно прошедшие времена. - Держи меня в курсе, хорошо? Пожалуйста, Люси. Мы за него в ответе.

- Хорошо, - ответила я онемевшим языком.

- А что с Билли? У тебя есть какая-нибудь идея, где он может быть?

- Я даже была у него, - ответила я сухо. - Во время обеденного перерыва. Он всё утро репетировал, для своей музыкальной группы.

Рука господина Рюбзама соскользнула с его подбородка. Я разбудила его внимание - прекрасно, тогда могу ещё немного усилить действие.

- Музыкальной группы с Шаком! У Билли в голове теперь лишь только эта группа и его бас-гитара, хочет обязательно заниматься музыкой ...

- Пропускать школу, конечно, не пойдёт, - подтвердил господин Рюбзам неохотно. - За это я накажу его штрафной работой и проинформирую родителей. Но что в музыкальной группе такого плохого? Меня радует это слышать! Уже давно у нас не было школьной музыкальной группы. Билли мог бы расцвести в ней, ты не думаешь? Она даст ему цель и обеспечит новой поддержкой.

Сияющая улыбка осветила морщинистое лицо господина Рюбзама. Я озадаченно схватилась за голову. Я правильно поняла его только что? Он считал это всё восхитительным?

- Это музыкальная группа с Шаком, - повторила я, чтобы расшевелить его. - С Шаком, тем, у кого длинные волосы ...

- Я знаю, кто такой Шак. Безнадёжный случай, но талантливый. О, Люси, у меня появилась идея. Мы позволим этой группе выступить на школьном празднике. Что они вообще играют, ты знаешь?

- Да, знаю. Led Zeppelin и Deep Purple и ещё такое дерьмо ...

- Deep Purple! Но это ведь замечательно! У них есть Орган Хаммонда и кто-нибудь, кто может на нём играть? - Я редко видела господина Рюбзама таким живым. Одним рывком он выпрямил свои дряхлые колени и встал, чтобы возбуждённо заходить кругами вокруг меня.

- Орган? Что за орган? - Господин Рюбзам нетерпеливо замахал руками. Орган Хаммонда! Выглядит как Midi-клавиатура, но имеет слегка искажённый звук органа. Незаменим для Deep Purple! - В его глазах вспыхнул лихорадочный свет. Теперь что, все начали сходить с ума? - Мы сможем сыграть Smoke on the Water ... Да, я вижу это перед собой, сначала Smoke on the Water, как открытие вечера, это всегда срабатывает, потом Stairway to Heaven …

- Мы? - повторила я, не веря ушам. Но господин Рюбзам уже больше не слушал меня.

- Да, так мы и сделаем. Билли и его музыканты выступят на школьном празднике, на улице. Я буду сопровождать их на органе. Он стоит ещё в подвале. Мне нужно только смахнуть с него пыль. Тогда другие наконец поймут, что я, э, что мы умеем ... они наконец поймут это!

- Билли должен выйти из этой группы, господин Рюбзам. - Я пыталась звучать строго и по-взрослому. - Она вредит ему. Кроме того он не музыкален.

- Нет, это не так! И никто не может его заставить прекратить этим заниматься, никто! - У меня было такое чувство, будто господин Рюбзам уже больше не говорил о Билли. Я подумала, что он говорил о самом себе. - Не каждый, кто играет в музыкальной группе, плохой парень, и не каждый, кто отращивает волосы, из-за этого автоматически неухоженный или принимает наркотики ...

Я с сомнением посмотрела на редкие волосы на макушке господина Рюбзама. Длинные волосы?

- Люси. - Он схватил меня, расплывшись в улыбке, за плечи. - Ты этого не понимаешь, ты скорее спортсменка и они тоже должны быть. Но в музыкальной группе Билли будет хорошо. Она отвлечёт его от неприятностей дома. И когда он будет стоять на сцене и включаться прожектора ... тогда он сможет на какое-то время забыть всё остальное. Если я буду играть с ними, то буду приглядывать за ним. Не беспокойся, Люси! Это будет здорово. Очень здорово!

- Да. Конечно. Здорово. - Здорово в смысле полное дерьмо, подумала я ошеломлённо и позволила окрылёно напевающему господину Рюбзаму затолкать себя назад в класс. Этот разговор прошёл впустую. Объяснить ему насчёт Леандера с треском провалилось и только подтвердило то, что я и так уже думала: Я должна была вмешаться - только как, я не знала. Для Сеппо, может быть, было решение. Но не в течение одной недели.

К тому же для этого я должна была предать его. Нет, я уже предала его ... Что касалось безумия Билли, я даже достигла прямо противоположное того, что намеревалась. Его собственный классный руководитель хотел попасть в группу, вместо того, чтобы наставить его на путь истинный и пригласить выступать на школьном празднике вместе с Шаком и Рейллом. А так как господин Рюбзам, со времени проведённом в Ландшульхайме, был любимым учителем Билли - также, как Сеппо и Сердана - это даже заставит его гордиться. Шаку так и так всё было до лампочки. Я даже думала, что он способен вовсе не заметить присутствие господина Рюбзама.

Или не понять, что мужчина за органом наше доверительное лицо в школе. Не поднимая головы, я промчалась назад на своё место. Другие всё ещё писали, чему научились благодаря нашему проекту. Когда я проходила мимо Сердана, то почувствовала, что он смотрит на меня и на один момент моё сердце сжалось. Мне его не хватало.

Я не прикоснулась к моей ручке, потому что и я кое-чему научилась из нашего проекта. Не имело смысла записывать свой опыт. Мне всё равно никто не мог помочь. Я должна была сама позаботиться обо всём. Это была отрезвляющая правда. Отныне я могла полагаться только на себя.

30
{"b":"269949","o":1}