ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Судя по всему, он не часто уничтожал демонов. Существовала цена за разрушение душ. Но когда Азагот этим занимался, беспорядок оставался значительный.

Кэт использовала две бутылки чистящего средства и десяток тряпок, и теперь кабинет больше не походил на скотобойню, но чёрт, теперь Кэт нуждалась в долгом душе.

Вздохнув от облегчения по окончанию работ, она начала собирать чистящие принадлежности, но тут уловила на стене за столом Азагота тёмное пятно.

Кэт выругалась, взялась за тряпку и с усердием принялась оттирать пятно, чтобы не осталось вообще нигде запёкшейся крови. Но, проклятье, кровь попала в трещину и... Кэт нахмурилась.

Положив тряпку, она провела пальцем по трещине, и прищурилась, нащупав какой-то круглый вырез.

Вот... дерьмо.

Кэт медленно развернулась, и сердце опустилось в пятки.

Огромный кусок стены исчез, явив портал между человеческим и демонским мирами. По нему сновали гриминионы, их короткие, коренастые фигурки сопровождали демонов и злых людей в царство Шеул-гра.

Жуткие маленькие гриминионы щебетали под чёрными, похожими на монашеские капюшонами, сопровождая души, чьи тела в Шеул-гра были такими же телесными, как её, и исчезали в другом портале, который вёл демонов к финальному пункту назначения – владения Гадеса.

– Нет! – крикнула Кэт. – Остановитесь! Азагот не одобрил переходы!

Но они не остановились. Продолжили двигаться из правой стороны туннеля и исчезали в мерцающем барьере тьмы слева. Запаниковав, Кэт снова нажала на рычажок, но гриминионы продолжили шагать. Она снова нажала на рычажок, на этот раз сильнее, и наконец-то с шипением портал закрылся, оставив после себя тяжёлую стену.

Кэт тяжело сглотнула. Сердце её колотилось как бешеное, пульс стучал в ушах. Может, если никто не узнает, она не сильно облажается. Может никто и не заметит, что души попадают в Чистилище без одобрения Азагота.

И возможно она только что заработала место в зале ужасов Мрачного Жнеца, в Зале Душ на входе в особняк, где статуи были телами врагов Азагота, выставленных миру на обозрение.

А что ещё хуже, люди, заключённые в тех статуях, были живыми.

На грани обморочного состояния из-за нехватки кислорода, Кэт прислонилась к огромному столу Азагота и заставила себя медленно дышать. И как она сможет не рассказать об увиденном?

И не только не проболтается, но и не облажается в королевских масштабах. Как на прошлой неделе, когда сломала один из вековых японских мечей Азагота.

А месяц назад она пролила ананасовую газировку на бесценный ковёр, сотканный из шерсти демонских овец мастерами Они.

– А тебе известно, что в отличие от ананасовой газировки, кровь падшего ангела не пачкает демонскую шерсть? – спросил Азагот мрачным, зловещим голосом, когда Кэт оттирала ковёр. И нет, об этом она не знала.

Когда она что-то проблеяла, Мрачный Жнец едва заметно улыбнулся, что оказалось гораздо-гораздо хуже, чем если бы он вышел, кинув фразу о том, что если она ещё раз облажается, её кровь безусловно не запачкает этот чёртов ковёр.

А вот газировка, как он и сказал, оставила пятно.

Казалось, что прошло несколько часов, прежде чем Кэт перестала дрожать, взяла себя в руки и ушла прочь из кабинета. И слава богу, что по пути в свою комнату она не встретила Азагота.

Но ей удалось увидеть мельком Гадеса, завернувшего за угол, а, вернее, твёрдые полушария его задницы, обтянутые узкими чёрными штанами.

Может ей как-нибудь стоит с ним заговорить? Попробовать сказать что-то более содержательное, чем: Привет, мистер... гм, Гадес. Или предпочитаете Тюремщик? Или Повелитель? Или?..

А он посмотрел на неё так, словно Кэт выползла из ямы с гадюками.

– Гадес, – пророкотал он. – Довольно просто.

Вот и результат их разговора. Единственного разговора.

Неужели он считал её грёбаной оспой с нимбом или демонической корью? И почему она на этом зациклилась? Гадес явно ею не интересовался, а у неё были более важные проблемы для беспокойства.

Например, собирается ли Азагот или нет не испачкать свой ковёр её кровью, когда обнаружит, что она допустила несанкционированное проведение душ ко входу в Чистилище.

Глава 2

Гадес имел множество имён. Его звали и Повелителем Смерти, и Хранителем Душ, и Тюремщиком злодеев, да и просто засранцем.

И он подходил под все. Правил кусочком преисподней железной хваткой и ничего не боялся.

Поправочка: ничего, кроме Мрачного Жнеца. Азагот был единственным, кто раз за разом доказывал, что может перевернуть преисподнюю Гадеса и потрясти, как стеклянную сферу со снежинками.

Поэтому Гадес терпеть не мог ежемесячные встречи с Азаготом. Но слава богу, эта оказалась на удивление короткой и не состояла из разбора ошибок.

И это хорошо, потому что голова Гадеса была забита образами Кэт.

Он вспоминал, как впервые её увидел, когда несколько месяцев назад она устроилась работать к Азаготу. Вспоминал, как его потянуло к её энергии.

Она стала чем-то новым по эту сторону Жемчужных Ворот, и в отличие от остальных новоиспечённых падших, которые всего боялись или впадали в депрессию, не страдала ни тем, ни другим. Как и Лиллиана, Кэт была любопытной. Жаждала знаний.

Она с энтузиазмом принимала новый опыт.

И Гадес мог бы научить её парочки вещам.

Вот только ему нельзя этого делать, так ведь? Ни в коем случае, потому что рыжеволосая была для него вне зоны досягаемости, а если будет волочиться за ней как адский пёс за сучкой в течку, всё закончится болью.

Болью, которая, скорее всего, будет причинена рукой Азагота, а Гадес уже давно понял, что злить босса – за гранью глупости... далеко за гранью глупости.

И тем не менее странно, что он всё равно думал о Кэт, так как на девяносто девять процентов был уверен, что она спит с Зубалом. Тогда что же с этим было не так?

Зи был капризным сукиным сыном со взрывным характером и занозой в заднице, но Кэт же что-то нашла в этой дворняге?

Так что, пошло всё это.

Гадес воспользовался одним из трёх порталов, предназначенных для путешествия между царством Азагота и Чистилищем, и вернулся в свою резиденцию. Как только он материализовался в гостиной, по коже прокатились тревожные звоночки.

Как... странно. Да, конечно, сам по себе ад был сплошной тревогой и погромом, но всё было по-другому, отличному от того, что происходило последние несколько месяцев.

Раньше всегда присутствовало равновесие в сочетании порядка и хаоса. Организованный хаос. Хаотичный порядок.

Даже здесь, в Чистилище Шеул-гра, где души мёртвых демонов любили пошалить, пока не сгорали в огне, был порядок. Очень редко хаос.

Да, хаос тут был редко. Но теперь, когда Сатана был заключён в тюрьму и больше не правил Шеулом, весь ад вырвался на свободу... в буквальном смысле.

Да, Шеул теперь находился под новым руководством – в руках тёмного ангела Ревенанта, и такой смене руководства никто не радовался.

Как и люди, демоны нелегко принимали перемены, и напряжение, окружившее правление Ревенанта, просочилось и в Шеул-гра.

Что полностью неприемлемо.

Покалывание переросло в жжение, будто Гадеса кусали осы. Преодолев желание сорвать с себя кожу, он вошёл в личный портал, расположенный рядом с камином.

Как и Хэррогейты, что соединяли демонский и человеческий миры, некоторые порталы в Чистилище были построены, чтобы передвигаться между двумя локациями, тогда как другие могли доставить во множество мест за счёт манипуляций с символами, расположенными на четырёх стенах портала.

Но Гадес также мог управлять ими силой разума, позволяя любому порталу переместить его в любое место в Чистилище, куда он пожелает отправиться. Или, как сейчас, в место, в котором должен быть. Гадес едва сосредоточился на ощущениях тревоги, охвативших его тело, как спустя мгновение портал открылся.

Гадес совсем не удивился, обнаружив, что оказался в сгоревшем секторе Пятого кольца – пустынном и скучном царстве тумана, жары и отчаяния, в котором содержалось злейшее из зол. В то же мгновение, как демоны его узнали, они скрылись в тумане.

2
{"b":"269950","o":1}