ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

– Азагот не убивает людей... По большей части, – поправился Гадес. – Он большой поклонник вечного мучения. – Нет, когда дело касалось мести или правосудия, Азагот ничего не упрощал. Он не относился к тем, кто прощал. – Ему нужен был кто-то для присмотра за Чистилищем, поэтому он дал мне крылья и силу, и сделал единственным в истории Непавшим, который способен входить в Шеул и не превращаться в Истинно Падшего. – Гадес горько усмехнулся. – Но он также сделал своей целью превращать мою жизнь в настоящий ад. И уже тысячи лет так и делает.

Кэт откинулась на спинку стула, поджала губы.

– Твои жилищные условия – часть мести?

– Ага. – Гадес пожал плечами. – Азагот лишь недавно начал ненадолго позволять мне выходить из Чистилища. Лишь последние пятьдесят лет или около того он позволяет мне получать что-то извне, но если только кто-то мне это приносит.

– А, как то мороженое, которое приносила Лимос.

От сочувствия в голосе Кэт Гадес стиснул челюсть.

– Да.

– Но ты сказал, что теперь можешь выходить. Как часто?

– За последние сто лет я покидал Шеул-гра пять раз, и за все разы пришлось платить. – Даже когда Всадники Апокалипсиса обратились к нему за помощью в огромной битве, он дорого за это заплатил, несмотря на то, что дрался на стороне хороших ребят. Азагот забрал у Гадеса единственного настоящего друга-демона, который две тысячи лет жил в Первом Круге. Азагот его реинкарнировал, оставив Гадеса лишь в компании придурков стражей.

– Значит, подозреваю, ты не много ходил на свидания, раз не мог отсюда выйти, да? Ты сказал, что женщины в Шеул-гра под запретом, а как обстоят дела в Чистилище?

Гадес рассмеялся. Но это оказался горький, жёсткий звук, даже для собственных ушей.

– Кэт, для меня все под запретом. Стражи могут трахать кого захотят, но я? Помнишь, что я сказал тебе по этому поводу? Да. Целибат и я стали очень близки.

– Наверное, ты такой одинокий, – тихо проговорила она.

Гадес моргнул. Одинокий? Эта мысль его не посещала, и не думал, что посещала кого-то ещё.

Хотя, сейчас, подумав над этим, Гадес осознал, что в нём всегда было какое-то странное напряжение, которое он не мог понять. Которое всегда списывал на сексуальность в крови. Но теперь, когда он столько времени провёл с Кэт, его убивало понимание, что это всего лишь вопрос времени, когда он лишится её компании и успокаивающего касания. Чёрт, он даже думать об этом спокойно не мог.

Эти мысли он задвинул подальше.

– Не знаю, был ли я одиноким, но вот похотливым был точно.

Кэт что-то пробормотала, похожее на: "Мне знакомо это ощущение".

Крик снаружи заставил их обоих вскочить на ноги. Гадес подбежал к окну и сделал Кэт знак оставаться на месте, вне поля зрения тех, кто мог прийти сюда с оружием.

– Что там? – спросила она. – Что происходит?

Явно что-то грандиозное. Гадес повернулся к ней и улыбнулся.

– Когда-нибудь смотрела "Властелина колец" или "Хоббита"? Знаешь, как гигантские орлы всегда появляются, чтобы спасти день?

Кэт упёрла руки в бёдра.

– Хочешь сказать, что большие птицы помогают в поисках человека?

Снаружи начали кричать люди.

– Лучше. Прибыли адские гончие.

– Адские гончие едят людей, – заметила Кэт.

– Весело, правда? – Гадес протянул руку. – Пойдём. Я тебя кое с кем познакомлю.

– С адскими гончими?

– Не просто с адскими гончими, – ответил Гадес, схватив её за руку. – А с самим королём. Пошли скажем "привет" Церберу.

Глава 14

Катаклизм в своей жизни – по большей части, за последние несколько дней – видела много устрашающего до усрачки, но огромный, двухголовый зверь, стоящий снаружи, окружённый адскими гончими, большими, как бизоны, но всё равно в половину размера этого зверя, – был одним из самых пугающих существ, с которыми Кэт приходилось сталкиваться.

Чёрный как ночь, со светящимися малиновым глазами и зубами, которым позавидовала бы акула, Цербер одной огромной лапой оставил в траве глубокие борозды. Из повреждённой земли поднимался пар, превращая всё вокруг в пепел.

– Привет, приятель, – поздоровался Гадес. – Что случилось?

Две головы рявкнули друг на друга, а затем левая прижала уши и опустилась на уровень глаз с Гадесом. Из груди зверя вырвалось низкое, дымное рычание.

Гадес повернулся к Кэт.

– Он сказал, что его братья прочёсывают круги в поисках человека, и он заранее извиняется за несчастные случаи.

– Несчастные случаи?

– Большинство адских псов ненавидят ангелов, падших и им подобных. Сам Церб едва меня терпит. Так что, в рядах моих стражей мы можем ожидать потери. – Гадес поднял палку и кинул её, и две адские гончие исчезли размытым облаком чёрного меха. – К тому же, его извинения неискренние. Они больше походили на описание того, какими те бедняги окажутся на вкус.

Кэт не могла сказать, серьёзен Гадес или шутит, да ей и не хотелось знать.

Другая голова Цербера воспроизвела какие-то рычащие звуки и Гадес зарычал в ответ. Так они и рычали друг на друга, пока, наконец-то, Гадес поднял руку и снова повернулся к Кэт.

– Я... гм... я кое-что ранее не упомянул.

Кэт смотрела на Гадеса. Она терпеть не могла, когда её держали в неведении.

– Гадес, проклятье, чего ты мне не рассказал?

– Орфмейдж, который тебя поймал, использует твою жизненную силу, чтобы поддерживать заклинание, которое откроет границы Чистилища. То же самое он сделал с человеком. Цербер считает что если мы сможем доставить тебя близко к человеку, ты сможешь определить его местонахождение. Это также должно открыть двери между Чистилищем и царством Азагота. В общем, этот остолоп хочет использовать тебя в выслеживании человека. Забавно, да? Какая противоположность человеческому миру, где люди используют собак...

– Я согласна, – выпалила Кэт. И что в этом преступного? Разве ситуация могла стать ещё хуже? – Но я поверить не могу, что ты скрывал это от меня. Он использует мою жизненную силу? Серьёзно?

– Прости, – произнёс Гадес, но прозвучало это не слишком раскаянно. – Я не хотел тебя беспокоить. Особенно, не после того, как вёл себя с тобой, как придурок.

Что ж, по крайней мере он признался, что был придурком.

– Я не беспокоюсь, – объяснила Кэт. – Я в бешенстве. Мы должны найти человека. Я должна всё исправить, чтобы мир не наводнили души демонов и чтобы Азагот не выкинул меня из Шеул-гра. – Кэт наблюдала за тем, как адские гончие схватили палку и принялись её перетягивать. – И исправление этой ошибки станет началом длинного пути в моём зарабатывании права вернуться на Небеса.

Гадес резко дёрнул головой, как будто его ударили.

– Какого чёрта ты хочешь вернуться к людям, которые выкинули тебя на обочину?

– Небеса – мой дом, – просто ответила Кэт.

Даже на фоне рёвов и рычаний адских псов и криков людей, убегающих от зверей, спасая свои жизни, молчание Гадеса было оглушающим.

Наконец, от тихо произнёс:

– Как по мне, дом там, где люди хотят, чтобы ты был там.

По какой-то причине, от этих слов дыхание застряло в горле Кэт.

– И кем могли бы быть эти люди? – спросила она. – Азагот? Я убираю его дом. И не очень хорошо. Любой может это делать. Скорее всего, он меня уволит, как только узнает, что это я отправила сюда человека. Лиллиана? Я считаю её подругой и надеюсь, что и она меня считает подругой, но она отлично обойдётся и без меня. Другие Непавшие, живущие в общежитиях? Иногда я для них готовила. Они будут скучать по моему ванильному торту, но помимо этого...

Она пожала плечами, как будто это всё ничего не значило, но осознание, что она настолько незначительна ранило. А хуже был её статус Непавшей. У Кэт не было ни сил, ни положения в обществе, ни личности. Может, ей стоит войти в Шеул и стать Истинно Падшей. По крайней мере, у неё будут крылья и сила.

Но ценой станет её душа.

Внезапно на её плечи легли руки Гадеса.

22
{"b":"269950","o":1}