ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

– Катаклизм, я рад, что ты вернулась. Лиллиана была безутешна.

Безутешна? Облегчение сменилось теплотой. Лиллиана действительно за неё беспокоилась. Да, на Небесах у Кэт были друзья, но они не принимали участия в её жизни. Ладно, может, Небеса – безопасное место, чтобы беспокоиться за неё, но они не выказали и волнения, когда Кэт связалась с Гетель. Когда её признали виновной в сговоре с предательницей, желавшей начать апокалипсис, семья и друзья были опечалены, злы и смущены, но сказать, что они были безутешны было бы огромным преувеличением.

– Спасибо, – проговорила Кэт тонким от эмоций голоском. – Но прежде чем ты уйдёшь, можно я кое о чём спрошу?

Азагот кивнул.

– Спрашивай.

Кэт прочистила горло, по большей части, чтобы выиграть время и избавиться от сопливых ноток в голосе.

– Мне кое-что от тебя нужно. – Азагот приподнял тёмную бровь и Кэт исправилась: – Я бы хотела кое-что у тебя попросить.

– И что?

– Позволь Гадесу приобрести немного мебели.

Азагот явно не ожидал такой просьбы, потому что и вторая бровь взлетела вверх.

– Мебели?

– Он спит на жёсткой каменной плите и использует обломки фиг знает чего в качестве остальной мебели. Он сделал игральные карты из дерева.

– И?

Кэт встала с кресла, готовая подняться на носочки, чтобы оказаться с Азаготом лицом к лицу. Гадес многого заслуживал.

– Тебе не кажется, что он и так достаточно понёс наказания?

– Ты же знаешь, что он сделал, да? Что убил моего сына?

– Знаю, – проговорила она тихо... но жёстко. – Знаю, что для тебя это болезненно. Но я также знаю, что он тысячами лет за это расплачивался.

Азагот скрестил руки на широкой груди и внимательно посмотрел на Кэт. Его зелёные глаза её прожигали, и Кэт задумалась, что он ищет.

– Он об этом не просил. Почему же просишь ты?

– Потому что так правильно.

– Это всё? – спросил он, и желудок Кэт бухнул к ногам. Азагот знал.

– Я о нём беспокоюсь, – призналась она. – Он заслуживает лучшего...

– Чем просто то, что я вернул его к жизни?

Вот чёрт, нет, в эту ловушку она не попадёт.

– Лучшего, чем то, что имеет сейчас.

Когда Азагот улыбнулся, Кэт выдохнула, только сейчас осознав, что задержала дыхание.

– Хорошо. Он может получить всё, что хочет для своего дома.

Кэт едва не указала, что его дом – чёртов склеп, но поняла, что это будет уже перебор. На сегодня она одержала победу.

Но она не закончила. Гадес боролся ради неё, и теперь пришёл её черёд.

Хотя, сначала, ей надо кое с кем увидеться.

Глава 17

– Могу я с тобой поговорить?

Кэт стояла в дверном проёме кабинета Зубала в общежития Непавших. В её желудке немного всё скрутило. На самом деле не хотелось, чтобы состоялся этот разговор, но любопытство всегда было её слабой чертой. Как у настоящей кошки.

Зубал смотрел в окно, как во дворе несколько Непавших играли в волейбол, но теперь повернулся к Кэт, его красивое лицо было маской безразличия.

– О чём?

– Мне хочется знать, почему, гм... – Боже, как же неловко. – В тот день, в твоих покоях...

Прислонившись к подоконнику, Зубал скрестил ноги в лодыжках и сунул большие пальцы в передние карманы джинсов.

– Ты хочешь знать, почему я отказался заниматься с тобой сексом.

Щёки Кэт вспыхнули. Сейчас происходило настоящее унижение.

– Да. Я сделала что-то не так?

– Ты не сделала ничего неправильного. У меня на то были свои причины.

Наверное, ей не стоило спрашивать, но...

– Можешь рассказать об этих причинах?

Зубал стоял молча долгое время, выражение лица было каменным, рот сжался в мрачную черту. Наконец, когда для Кэт стало очевидно, что он ничего не скажет, она покачала головой и двинулась из кабинета.

– Всё нормально, – произнесла она. – Я не имела права спрашивать.

Кэт двинулась по коридору и сделала шагов десять, когда Зубал произнёс:

– Я кое-кого жду.

Ох. Она повернулась к стоявшему в дверном проёме кабинета Зубалу.

– Кого-то, кого знаешь? Любовницу? Пару?

Зубал отвёл взгляд, и Кэт осознала, что впервые за те несколько месяцев, что она его знала, он показал свою уязвимость.

– Не совсем.

Не желая портить момент, она сделала несколько медленных, осторожных шагов к Зубалу, приближаясь к нему, как к дикой собаке.

– Азагот... предупредил тебя держаться от меня подальше?

– Нет.

Это казалось странным, учитывая, что Гадесу он прочитал закон об охране общественного спокойствия и порядка.

– Почему нет?

По-прежнему смотря в пол Зубал ответил:

– Потому что знает о моём обете.

– О какой обете?

– А это, – произнёс Зубал, резко подняв голову, – не твоё дело.

Вот же обидчивый. Но теперь Кэт стало интересно. Что за обет? Она вспомнила его взаимодействия с Непавшими и всеми посетителями королевства, и осознала, что ни разу не видела Зубала с женщиной.

– Ты гей?

Он усмехнулся.

– Едва ли.

Хотя, если подумать, она и с мужчиной его не видела. Тогда в чём проблема? Он ждал кого-то... кого-то особенного? Был ли его обет...

Кэт резко втянула воздух.

– Ты... ты девственник, да? Ты отказал мне из-за чести.

Он сузил глаза, губы скривились в мерзком оскале.

– Не путай моё отсутствие сексуального опыта с невинностью или добротой, и, особенно, с честью. Не тогда, когда пыталась использовать меня, чтобы расстаться со своей девственностью.

– Я не знала. Прости. Я просто сейчас уйду. Но Зубал... надеюсь, ты найдёшь того, кого ждёшь.

И она поспешила прочь, но могла поклясться, что услышала тихое:

– Я тоже на это надеюсь.

***

Зубал наблюдал за тем, как Кэт исчезла за углом, на сердце было тяжело, тело онемело. Она присутствовала при единственном его моменте слабости за почти век.

Прошло девяносто восемь лет с тех пор, как его возлюбленного ангела Лауру изгнали с Небес. Девяносто восемь лет поисков её в Шеуле, и потеря к чёртовой матери собственной божественности.

Кэт пришла к нему в момент слабости, в тот день, когда он отчаялся найти Лауру. Но даже когда он целовал Кэт, касался её, начал раздевать, Лаура занимала все его мысли.

Будучи молодыми ангелами, он и Лаура поклялись на крови, что будут друг у друга первыми, и он держал этот обет, даже после того, как она потеряла крылья. Зубал искал её, в конце концов, потеряв собственные крылья, но до сих пор не добился успеха.

И потом, даже узнав, что она была убита ангелом, он лелеял этот обет, как малыша в одеяльце. В конце концов, её душа отправилась в Шеул-гра, и он понимал, что мог разыскать её там, даже если для этого придётся убить себя.

По крайней мере они бы были вместе в Чистилище.

Но судьба оказалась к нему благосклонной, послав Азагота, которому был нужен помощник. Зубал получил доступ к привилегированной информации обо всех, кто находился в Чистилище.

Но затем судьба сделала новый финт.

Зубал опоздал.

Лаура и правда находилась в Первом Круге Чистилища, вот только тридцать лет назад Азагот реинкарнировал её душу.

Боль охватила грудь Зубала. Его Лаура была не понятно где. Она была другим человеком с другим именем, но по-прежнему принадлежала ему, и он не нарушит обет, пока её не найдёт.

К несчастью, теперь Зубал был связан обетом и с Азаготом. Он мог покидать Шеул-гра, но всего лишь на несколько часов, что делало поиск Лауры – или как там теперь её звали – невозможным. Особенно потому, что Азагот отказался рассказать хоть какую-нибудь информацию о её статусе, родителях или даже к какому виду она принадлежала.

Будучи падшим ангелом она должна была родиться только падшим ангелом, чтобы стать эмимом или вирмом, и Зи давным-давно понял, что есть несколько правил, которые никогда не нарушаются. Поэтому он знал, его Лаура могла питаться субпродуктами и прятаться в мусорных кучах как демон Слоти.

Большой вопрос в том узнает ли её Зубал или нет. Конечно, их связь была сильной настолько, что он мог увидеть Лауру, в ком бы она не находилась. И если она получила редкий дар считывать воспоминания души, то могла бы вспомнить кусочки предыдущей жизни. И быть может даже сама искала его.

26
{"b":"269950","o":1}