ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Студенческие дни. Том первый
Вторая попытка Колчака
Первая жизнь, вторая жизнь
Вселенная сознающих
Уродливая любовь
Фаворитка проклятого отбора
Без прощального письма
Рецепт счастья
S.N.U.F.F.
A
A

— Его шофер? В этом состоит работа Карла?

— Я зря теряла время, — сказала она. — Я надеялась узнать от вас что-либо новое, но, видно, вы ничего не добились и не в состоянии помочь нам отыскать Луизу.

— Зато я познакомился с очаровательными людьми. И все садомазохисты.

— Допивай свой стакан и убирайся, — недружелюбно проговорила она. — Если, уважаемый, ваши мозги хоть немного варят, то вы все бросите и вернетесь в Нью-Йорк. И поскорей, потому что Нельсон Пемброк не тот человек, который прощает или забывает.

— А что устроила там ваша компания? Нечто вроде клуба? Каждую пятницу вы проводите вечер в этом очаровательном Подвальчике, и мисс Эплби занимается с каждым по опереди?

— Ты отвратительный и грязный подонок. Сволочь!

Черты ее лица исказились от ярости. Она вскочила с дивана и бросилась на меня, пытаясь вцепиться ногтями мне прямо в лицо. Было не до джентльменства, и я схватил ее за запястье. Сильным рывком я заставил ее потерять Равновесие, а через долю секунды она уже лежала у меня на коленях, вне себя от бешенства.

Я уже был готов отпустить ее, но она вонзила зубы мне в ладонь, причинив этим сильную боль. Я зажал ее ноздри, вынудив дышать ртом, и, когда она открыла рот, освободил руку. Ее зубы оставили глубокие кровоточащие следы.

Я схватил ее за руки и сжал их своей, стараясь, чтобы весь этот узел был подальше от ее зубов, потом рванул ее пояс, заставив пряжку расстегнуться, и стал стаскивать с нее юбку, в то время как она поливала меня отборной бранью. Так как она не носила трусиков, я внезапно увидел крупным планом между бедер то, что там и должно было находиться. Меня это не привлекло и не возбудило, потому что в ту минуту я мог думать только о хорошей порке. Я сбросил ее со своих колен на пол, потом подтащил к дивану и швырнул плашмя на живот.

На ее округлых ягодицах еще были видны следы плетки. Я воспользовался своим ремнем, подумав, что мисс Эплби наверняка пустила бы в ход тот его конец, что с пряжкой, однако я не собирался становиться садистом, как она. Я ударил Кэрол пять-шесть раз по бело-розовому заду, и с каждым новым ударом она испускала все более громкие вопли. Потом я бросил ее на пол и вернулся в свое кресло, прихватив стакан, одиноко стоявший на столике. Кэрол рыдала как безумная, но, как мне показалось, больше от злости, чем от боли.

Я мягко посоветовал ей:

— В течение часа втирай мазь, и тогда, без сомнения, завтра вечером ты сможешь садиться.

Она пробормотала что-то нечленораздельное.

Я допил свой стакан, а затем направился к двери.

— Подожди! — закричала она.

Я обернулся и увидел, что при помощи руки и колена ей удалось встать. Ее великолепные волосы беспорядочно рассыпались по плечам, а серо-зеленые глаза злобно вперились в меня. Ведьма, да и только!

— Ты поганый ублюдок, Бойд! — выдохнула Кэрол. — И она шлюха, похуже тебя. Она всегда была шлюхой. Она успела переспать со всеми: со Стоунли, с Пемброком и с Брэдом! И еще она любит женщин. Ты знал это? Ваша мисс Эплби ее близкая подруга, а еще ближе Элоиза Харман! И он узнал об этом!

— Что ты такое говоришь, Боже мой!

— Д’Авенци! — прошипела она. — Он обнаружил ее проделки и захотел ее вытурить! Он не желал это выносить и решил развестись. Ей надо было помешать этому, чтобы не потерять все — деньги, дом и остальное. Тогда она его и убила.

— Луиза в это время находилась в Нью-Йорке, — спокойно заметил я. — Полиция проверила ее алиби по всем статьям.

— Ну конечно, Луиза была в Нью-Йорке, но у нее есть друзья, не так ли?

— Кто, например?

— Среди многих дорогая Элоиза, вот кто.

Это было правдоподобно, но мне не нравилась ее отвратительная манера выплевывать слова прямо в лицо.

— Как ты думаешь, почему Луиза стала ее компаньонкой? Почему она разрешила превратить свой дом в бардак? Думаешь, Луиза нуждалась в этих деньгах?

— Не знаю, нуждалась ли она в деньгах, но этот домишко должен приносить большой доход. Если она не дорожила этим домом, то почему бы ей и не превратить его в доходное предприятие?

— Просто невозможно быть таким дураком, Бойд! — Она встала и попыталась натянуть на бедра юбку. — Если кому и было выгодно избавиться от Луизы, то это ее другу Элоизе. Хочешь знать почему? Потому что с того момента, когда Луиза подпишет бумаги о создании местного клуба, Элоиза останется ни с чем! Ни клиентов, ни борделя, ничего!

— Предположим, ты права. Предположим, что Луиза убила Д’Авенци с помощью Элоизы и та наложила лапу на свою часть борделя как на компенсацию. Но почему Луиза внезапно изменила свое решение через два года или даже немного позже?

— Потому что она знает, что ей больше его не удержать, — ответила рыжая. — Мы в состоянии закрыть ее бордель в любой момент, и Луиза это знает. Лучше получить доход с чистого дела, чем остаться с пустыми руками и дурацким видом.

— Если Луиза хорошо это понимала, то, естественно, понимает и Элоиза.

— У Элоизы, возможно, были и другие планы. — Она нагнулась и подняла свой пояс. — Может быть, Элоиза решила помешать Луизе, воображая, что тем самым она будет влиять на нас всех и заставит забыть о проекте клуба.

— У тебя потрясающее воображение, Кэрол, — сказал я. — Почти такое же потрясающее, как твой отвратительный характер.

— Это она твоя клиентка, чтоб мне подохнуть! — заорала Кэрол. — Элоиза! Она тебя наняла, чтобы спутать все карты и отвести от себя подозрения! Или, быть может, ты с ней в сговоре, Бойд. Вы вместе похитили или убили Луизу, и вся эта история с частным детективом придумана для того, чтобы нас совсем запутать!

— Я могу сказать тебе одну вещь, Кэрол, дорогая. Место, где ты хранишь свои мозги, расположено между талией и…

Она стала поносить меня, потом, обернув пояс вокруг руки, ринулась ко мне. Я видел, как блестели кнопки над ее головой, и думал, что надо отдать ей должное — она не сдается сразу. Но, взбешенная так сильно, она не обратила внимания на мелочь. Она замахнулась и…

Внезапно юбка соскользнула с ее бедер, и колени запутались в ткани. Кэрол попыталась сделать шаг, но тут же упала ничком на пол. Она отчаянно завопила, обкладывая всех и вся, потом заколотила ногами об пол.

Я открыл дверь и вышел в сумерки вечера. Я сказал себе, что это самое лучшее, что я мог сделать, — ведь, что бы я ни предпринял, сейчас ее ничто не утешит, и потому я счел за благо смыться.

Глава 8

Марта Стоунли осторожно приоткрыла дверь и, увидев, что это я, расплылась в улыбке:

— Я ждала тебя ровно в восемь, Дэнни, но все равно входи.

Она широко распахнула дверь и закрыла ее, как только я вошел.

— Я только что из-под душа, мне надо одеться.

Я это понял и сам. За исключением белого лоскутка в виде трусиков, на ней ничего не было. Ее маленькие, высоко поднятые груди были совершенно круглые, с соблазнительно торчащими сосками. Великолепный загар цвета красного дерева отлично контрастировал с белыми мини-трусиками. Какой-то девиз был написан на них, но он исчезал между бедрами, и я мог прочитать только первое слово.

— Обращаться с… с чем? — спросил я заинтересованно.

— С любовью, — ответила она и засмеялась.

— Чего только они не придумают.

— Ну и хорошо… Но раз уж ты здесь, а обед будет готов не раньше чем через час, то и в самом деле не стоит терять время на одевание, правда?

— Моя дорогая, — ответил я серьезным тоном, — я никогда не задаю себе подобных вопросов.

— Как это понимать?

— Может быть, мы пройдем в гостиную и выпьем там по стаканчику? Не знаю почему, но мне кажется, что мне будет легче сказать тебе то, что я собираюсь, со стаканом в руке.

Она с подозрением посмотрела на меня:

— Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь, милый?

— Да-да… Теперь я знаю все, но то, что я обнаружил, ничуть меня не радует.

Мы вошли в гостиную, и я направился к бару, приготовил для нас мартини со льдом, но без воды и дал ей стакан.

90
{"b":"269951","o":1}