ЛитМир - Электронная Библиотека

Тогда уж пусть он лучше прыгает вокруг меня как испуганная курица и пытается защитить. При том, что своих Sky Patrol качеств он полностью лишился, выполнив тройной прыжок.

Летать он уже давно не мог, а танцуя брейк-данс, всё чаще падал. Кроме того, при одном своём знаменитом спине - которые видела только я, ха-ха, он недавно получил растяжение, что для меня означило три дня постоянного нытья.

Лишь с большим трудом мне удалось удержать его от того, чтобы залить себе в глотку один до пяти стаканчиков папиного Гольдвассера.

Да, Леандер не только застрял между миров, он всё ещё боролся против желания напиться, чтобы «чувствовать себя больше человеком». Когда Чёрная бригада ещё охотилась за ним, возможно, это и было удачно, но у меня не было совершенно никакого интереса давать приют в моей комнате алкоголику ангелу-хранителю.

Тогда уж действительно более освежающим было подобрать с тротуара влажный кусок тряпки и что-то из неё смастерить. Я сделала неожиданно аккуратный узел в нитке, отрезала остальную вместе с иглой и встряхнула моё творение.

- Примерь это. - Леандер сморщил от отвращения нос и только коротко взглянул на меня своим зелёным глазом.

- Ну давай, я уверенна, на тебе это будет красиво смотреться!

- Что это вообще такое, это штука? - Вздыхая, он соскользнул со стола и встал передо мной.

- У меня ещё нет для неё имени, - пробормотала я и обмотала ей слишком узкие бёдра Леандера.

Он был всё ещё слишком худым, хотя время от времени на него нападали настоящие приступы обжорства и мне приходилось грабить половину кладовой, чтобы накормить его досыта. Но потом, без всякой видимой причины, он терял любую радость к еде и в течение нескольких дней почти ничего не ел.

Осторожно я закрепила булавки над его попой, при этом я так приблизилась к нему, что почувствовала его дыхание на моих волосах. Если мама сейчас ворвётся в комнату, то подумает, что я выполняю особенно экзотичное упражнение йоги с куском материи в руках.

Вместо этого я должна была сопротивляться искушению, прижаться к Леандеру и навсегда забыть кусок материи, его проблемы с алкоголем и действующие на нервы последствия тройного прыжка.

Но я взяла себя в руки, снова встала и критически оглядела мою работу - не менее критически, чем Леандер.

- Тут ещё чего-то не хватает ..., - сказала я самой себе. Кожи? Кожа хорошо подойдёт сюда и может быть ещё несколько заклёпок.

Но если я хотела сшить это сама, то мне нужна будет мягкая кожа, лучше всего искусственная, точно. Бархатисто-чёрная искусственная замша. И серебряные заклёпки. Заклёпки придадут ей последний штрих.

- Люси ... Я не знаю, может ты забыла, но я мужчина.

Мужчины не носят юбок.

- Это не юбка. Кроме того, ты уже носил одну, даже в клеточку. Ты забыл? - Я замахала, изображая круги, руками. - Когда формировал своё тело. Ты был в промежутке шотландцем. - Мне казалось, что с того времени прошла вечность, когда Леандер, словно привидение зависал в моей больничной палате и предавал себе одну внешность за другой. В промежутке он выглядел как Билл из Tokio Hotel.

К счастью, у него в конце- концов появилась блестящая идея, вдохновить себя внешним видом молодого Джонни Деппа, с русыми волосами, вместо коричневых и одним зелёным и одним голубым глазом. Он не смог вовремя решить, какой цвет выбрать. Поэтому: глаза хаски. Я больше ничего другого не могла себе на нём представить.

- Может быть, но ...

- Мне нужно в город, - прервала я его торопливо, положила моё творение в сторону и направилась к двери. - Ты пойдёшь со мной? Немного свежего воздуха пойдёт тебе на пользу. - Леандер и я замерли одновременно и посмотрели друг на друга вопросительно, он с недоумением, я сконфуженно. Что это было снова за странное предложение?

Свежий воздух пойдёт тебе на пользу - я говорила, как папа. Это было ужасно. Эти предложения появлялись из ниоткуда, также как и мои идеи, я почти ничего не могла с этим поделать. Не дожидаясь реакции Леандера, я отвернулась от него и вышла из моей комнаты, чтобы пройти к маме на кухню.

Она сидела перед тремя открытыми поваренными книгами на столе и так растрепала свои локоны, что они торчали во всех направлениях. Её старая проблема: Она не знала, что приготовить. В прицепе было всё равно, что она приготовит, на вкус всё было не особо вкусно, но из её причуды в последнее время стала мания.

Это могло напугать. Раньше она по крайней мере впихивала в себя свои собственные блюда с самоотверженностью. Теперь же ей почти ничего больше не нравилось.

- Мама? - Я попыталась улыбнуться, хотя моё беспокойство о Леандере всё ещё держало меня в плену. - Не могла бы ты одолжить мне денег? Совсем немного, десять или двадцать евро, - сказала я неопределённо, когда она начала хмурится. Я только вчера выпросила у неё пятнадцать евро, чтобы купить Леандеру шарф и новые носки. Его старые были совершенно дырявые.

- Немного? Это много денег, дорогая.

- Да, но мне они нужны ... пожалуйста, мама, - выпрашивала я. - Мне нужен новый материал1.

- Черты лица мамы опешили. Она так резко подпрыгнула, что одна из поваренных книг упала со стола и ударилась острым углом о пальцы её ног, но она только пнула её в сторону, чтобы схватить меня за плечи и повернуть лицом к свету.

- О, Люси, нет ... прошу тебя нет ... ещё этого не хватало ... Твои глаза ... посмотри на меня! Ты должна посмотреть на меня, барышня!

- Мама ... немного потише, пожалуйста.

- Потише? Моя дочь принимает наркотики, а я должна говорить тише? - протрубила она. - Хериберт, иди быстро сюда!

- Папа внизу в подвале, со своими трупами. Он тебя не слышит. - Я хотя и не была уверенна в этом, но хватало и того, когда мама сходила с ума. А это могло занять много времени, пока я донесу до её понимания, что она заблуждается.

- Мне нужен материал, а не наркотики. Материал. Ты слышишь, мама?

- Всё ведь было так хорошо! - Мама вскинула руки вверх и при этом задела люстру на потолке.

Колыхающимися кругами свет крутился по столу. Если я буду смотреть туда ещё дольше, то действительно покажется, будто принимаю наркотики.

- Наконец было всё хорошо, а теперь ... почему? Почему?

- Мама, да послушай меня. Я хочу купить только материал. Заменитель кожи. Для шитья. От этого не хмелеешь.

- Нет? - спросила мама слабо и, схватившись за люстру, остановила её. - Шить? Что? Но ... шить? - Сбитая с толку, она положила правую руку за своё ухо. - Ты хочешь - шить? По собственному желанию?

- Да, - ответила я твёрдым голосом, хотя мне самой показалось немного пугающим, когда мама произнесла это вслух. Я хотела шить. Мои пальцы прямо-таки чесались, изнывали по игле и ниткам.

- Но ты ... ты ... Ты больна, дорогая? - Обеспокоенно она положила мне свою разгорячённую руку на лоб.

- Тебе нехорошо? Или это для школьного задания?

- Нет. Это для Л ... для меня, - быстро исправила я. - Подожди, я тебе покажу. - Я бросилась в свою комнату, где Леандер, будто пустив корни, стоял перед моей кроватью и смотрел в самого себя, схватила мой дизайн, побежала назад на кухню и показала его маме.

Кончиками пальцев она взяла его у меня из рук и разложила на кухонном столе.

- Это очень короткая юбка, Люси. И она кривая. Но прежде всего она короткая. Ты её не оденешь, барышня!

- Это не юбка, - повторила я нетерпеливо, что уже ранее продекламировала Леандеру.

- Это скорее ... ну, поясная сумка без сумки. - Мама посмотрела на меня непонимающе.

- Ага. - Ещё раз она коснулась вскользь моего лба. - Люси, ты мне совсем не нравишься. Сначала твои волосы, а потом глаз на стене ... - Ладно, волосы. Она всё ещё не переварила это.

Позавчера ночью я проснулась и захотела посмотреть, как это будет выглядеть, если у меня впереди будет пара чёрных прядей в моей рыжей, короткой стрижке. Так как у меня под рукой не было краски для волос, я покрасила их моим чёрным водостойким фломастером. Я считала это клёвым. Мама однако чуть не заплакала, когда увидела меня.

2
{"b":"269952","o":1}