ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем не менее, было хорошо, что кто-то оставался в доме, чтобы приглядывать за собакой, а Могвай души не чаял в Леандере. Для него он был таким же настоящим, как человек.

Молча, Леандер и я шли домой, где я не сказав не слова начала выкраивать искусственную замшу - я сделала бахрому; заклёпки должны будут подождать, пока у меня не появятся снова карманные деньги, и пришивать к материалу в клеточку.

Я не поднимала взгляд от моей работы, пока не закончила, но краем глаза видела, что Леандер, вместе со своей флисовой курткой, завернулся в одеяло и прижал спину к батарее.

Ужин я съела неохотно, под множеством пытливых, а также обеспокоенных взглядов мамы и папы, но что мне было ещё сказать? Что между моим невидимым парнем и мной уже в течение нескольких недель сильные нелады? Вообще парень - что это значило? Нравилась ли я Леандеру?

Обожал ли он меня? Не было ли «обожание» что-то для Софи и её подружек-хохотушек? А любовь слишком большое слово для нас? Если спросить по-другому: Считал ли он меня красивой? (Считал ли меня вообще когда-либо один парень красивой?) Помнил ли он наши поцелуи? Объятия? Что он нёс меня через половину города, через тысячу обходных дорог, чтобы меня никто не увидел, только потому, что не хотел будить?

Разве это ничего не значило? Он сказал, что ему нужно сначала снова восстановить свои силы и не казаться таким запущенным, чтобы захотеть снова приближаться ко мне.

Да, после своего тройного прыжка он выглядел запущенно, но с того времени он уже много раз принимал душ и мыл волосы и больше не ночевал в закуренных, грязных подвалах для репетиций. А на расстояние одного метра от меня, на диване под окном.

Он больше не был запущен. Самое большее усталым и замёрзшим. И это сводило меня с ума, наблюдать за ним и не иметь возможности приблизиться.

- Пойду, полежу в ванне, - объявила я и отодвинула от себя тарелку, хотя не доела свою булочку с салями. Почему-то салями мне больше не нравилась на вкус. Я чуть ли не испытывала к ней отвращение. Почему собственно я всегда так её раньше любила?

Тут же встала и мама, побежала в ванную и сняла фен с крючка, как каждый раз, когда я объявляла, что хочу купаться в ванне, что случалось также часто, как папа говорил «дерьмо». А именно почти никогда. Но я вовсе и не собиралась ложиться сама в ванную. Это должен сделать Леандер.

- Ты идёшь со мной, - прошептала я командным тоном, когда он снова хотел отвернуться от меня, но мне пришлось сначала сильно ткнуть ему в бок, чтобы он встал и последовал за мной в ванную, грубо ругаясь на французском.

Я заперла дверь, повернув замок два раза и указала на ванную, которая уже наполовину была заполнена горячей водой.

Леандер бросил на неё пренебрежительный взгляд, взял мою/свою бутылку с гелем для душа и вылил туда хорошую третью часть, так что под струёй воды сразу же образовались блестящие горы пены. Послушно я закрыла крышку туалета, села на него и повернулась к нему спиной.

- Можешь раздеваться, - объявила я коротко. - Леандер?

- Да-ааа, - ответил он раздражённо. Но ничего не случилось. Никакого шуршания, никакого отрывания замка его джинсов.

- Что такое?

- Закрой глаза.

- Но я ведь сижу к тебе спиной! Не ломайся. Раньше ты использовал любую возможность, чтобы попрыгать вокруг меня голым. Хотела я этого или нет. И я кое-что тебе открою: Я этого не хотела. Ни одного раза.

Я говорила правду. Всё же поняла, что внезапное ханжество Леандера раздражало меня. Разве это было бы так страшно, если я брошу на него один взгляд?

Я вовсе не хотела видеть его полностью голым, нет, вовсе нет. Не одного парня я не хотела видеть полностью голым, ни в реальной жизни, ни в фильме, ни в журнале Bravo. Но если бы мне пришлось выбирать, тогда бы это был неизбежно Леандер.

Хотя это означало бы, что мы потом никогда снова не смогли бы спать в одной комнате. Но его голый торс, пусть это будет даже только спина - на неё я посмотрела бы с удовольствием. Я почувствовала, как нагрелись мои щёки, когда подумала об этом. Я никогда не касалась её, его татуировки с крыльями ангела. Также и мускулистого живота, который он натренировал и который наверное больше не существовал.

- Моё отражение может быть на кафеле. Или на держателе туалетной бумаги, - вырвал меня хриплый голос Леандера из размышлений. - Пожалуйста. Закрой.

- Как хочешь, - вздохнула я и закрыла глаза. - Я не буду смотреть на твой затылок, потому что больше ничего видно не будет, когда ты ляжешь в ванную. - Пару секунд я слышала только, как за мной потрескивают горы из пены, потом к ним присоединился звук на пол падающей одежды.

Раздался блаженный вздох, когда Леандер медленно погрузился в горячую воду. Так как мне нельзя было ни двигаться, ни на что-то смотреть, я оставалась, с головой в руках, сидеть и ждать. Это могло занять много времени, пока Леандер закончит уход за своим телом. Много. Очень много.

Мне стало так скучно, что я добровольно начала в мыслях спрягать французские глаголы и мимоходом размышлять на тем, даст ли мне Фатима также бесплатно заклёпки, если я покажу ей, как она сможет оживить свою, длинной до лодыжек, юбку, пока не заметила, как стало тихо. Слишком тихо.

Под душем Леандер пел постоянно, фыркал и полоскал горло, но теперь я больше ничего не слышала, не считая тихого звука лопающихся пузырьков пены. Медленно я убрала руки от глаз и оглянулась.

- Леандер! Вот дерьмо ... - Одним прыжком я оказалась около него и схватила его за волосы, чтобы сильным рывком вытащить голову из воды. Он сразу же проснулся и, кашляя и отплёвываясь, хватал ртом воздух. Несколько блестящих пузырьков пены оторвалось от его языка и полетело вверх в горячем воздухе.

- Всё в порядке? Ты можешь дышать? Дыши, Леандер! - Я размахнулась и влепила ему пощёчину, лучше перестраховаться. С глухим стуком его правый висок ударился о кран. - Мне жаль, я этого не хотела ...

- Ооо. Ай. Ай-ай! - Леандер громко отрыгнул, при этом вырвалось ещё больше пузырьков пены из его горла.

- Merde ... Ты хочешь убить меня, Люси? Ой-ой-ой.

- Ты сам чуть не убил себя! - Мне давалось нелегко, ругаться с ним шёпотом, но было очень даже возможно, что мама стояла на страже в коридоре и выбьет дверь, как только учует опасность.

В конце концов, существовали ещё и другие вещи, не только включенный фен, с чьей помощью в ванной можно было перейти через Иордан. Например вздремнуть в сорокаградусной, горячей воде.

- Чёрт Леандер, если бы я не взглянула на тебя, то ты утонул бы.

- Но я жив. Не так ли? - Леандер сделал глубокий вдох, при котором я услышала, как хрипят его бронхи, и потёр левой рукой свою грудь. Свою голую грудь. О, чёрт, он был слишком худым. Я могла видеть его рёбра. Внезапно мне захотелось зареветь. - Не смотри на меня так Люси, пожалуйста ... Я знаю, что уродлив.

- Но ты не уродлив! Ты только худой и немного обессиленный и ... и ...

- Я развалина. - Его голос звучал, как будто он в течение нескольких секунд постарел на десять лет. - А то, что сейчас случилось ... я в этом не виноват. Правда, Люси. Теперь я лёгкая добыча.

- Лёгкая добыча? Лёгкая добыча для кого? - спросила я и вздрогнула, потому что уже догадывалась, какой будет ответ.

- Ну для кого по-твоему. Для Хозяина времени ... Купаться опасно, шери. Слишком много воды. Слишком устал. Слишком голодный, не имея голода. Понимаешь?

О да, я понимала. Я должна была сама заметить это, уже только потому, какой я вдруг стала рассеянной. Я добровольно зубрила французский и мимоходом раздумывала ещё над чем-то другим!

Он был здесь, прямо рядом с нами. Ах, наверное, он очень хорошо мог ориентироваться в этом доме, смерть в конце концов была постоянным гостем в нашем подвале. Папа каждый день имел с ней дело. С тем, что он устраивал и делал из нас людей. Трупами. Сейчас у нас чуть не появился ещё один утопленник даром.

Кроме того Хозяин времени сильно любил воду. Он перевозил людей на другую сторону, через реку, так рассказывал мне Леандер. Я никогда не хотела знать об этом больше, с меня хватило ощутить в носу запах воды Рейна, когда Леандер и я чуть не сгорели в нашем подвале с трупами.

5
{"b":"269952","o":1}