ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 12

Когда не остаётся сил себя сдерживать, Гален сворачивает на обочину. Выключает фары. Захлопывает за собой дверь машины. Он уходит вглубь леса, чтобы быть незамеченным проезжающими мимо машинами. И выплескивает всю свою обиду на ближайшее дерево.

Он пинает ствол снова, и снова, и снова. Кора уступает место древесине, но Гален не останавливается. Лишь тонкие полосы лунного света, пробивающиеся сквозь деревья, скудно освещают его мучения, чему он весьма признателен.

— Какой же я идиот, — он срывает злость на массивном стволе, оставляя ему новые повреждения.

Гален поворачивается и сползает спиной по дереву, подтягивая колени к подбородку. Эмма чувствует себя моей пленницей. А почему она не должна себя так чувствовать? Я следую за ней повсюду, словно щенок тюленя. Я едва даю ей вздохнуть. Но я не хочу упустить ни единого момента с ней.

Ранит же куда сильнее, что все это время он считал, будто она чувствует по отношению к нему тоже самое. Её поцелуи; то, как она прижималась к нему, словно ей не хватает его близости; ее уловки, чтобы ненароком к нему прикоснуться — опереться на его руку или коснуться его ноги под обеденным столом. Как он мог так ошибиться в ее чувствах?

Он хотел объяснить ей свои чувства. Вот так объяснил! Заявил, что не желает ходить в колледж, и вдобавок, едва сдерживается, чтобы не распускать руки в её присутствии. Он закусил кулак, сдерживая стон. Ведешь себя, как надокучливый ревнивец, идиот! 

Только он собирался пояснить, почему хочет для неё жизни в океане — что это позволит провести им больше времени вместе — как она сказала, что уже чувствует себя его пленницей. А значит, они и так проводят вместе слишком много времени.

Ему же было бы мало целых столетий с ней. Он понимает это всем своим существом.

Но она не чувствует того же. Открой же глаза, идиот! Она только что сказала тебе, что Нептун - это именно то место, которое ей по душе. С чего бы ей не захотеть здесь остаться? Местные жители такие же, как и она. Ей не нужно волноваться из-за людей, спрашивающих, почему у нее такая бледная кожа или белые волосы, не говоря уже о фиолетовых глазах. Они знают, кто она, и они ее примут. 

Нет, они примут ее даже с распростертыми объятиями, как только по-настоящему узнают. Она одна из них. 

И это больше, чем Гален мог бы ей дать. Даже если она согласится жить с ним в океане, они всегда будут вынуждены терпеть любопытные взгляды и шепот сплетен. И если бы он остался с ней на суше, ей всегда приходилось бы быть осторожной с другими людьми, скрывая то, кем она является на самом деле. Точно так же, как и ему.

Все это время он считал, что Антонис поступил жестоко, отправив сюда свою внучку-полукровку и дав ей надежду, что ее вид не обязан всегда быть изгоями для Сирен. Король Посейдона должен был знать, что ей захочется наладить мир между полукровками и двумя океаническими королевствами.

Но совсем не на это рассчитывал Антонис. Ему нет никакого дела до мира между ними, иначе бы он давным-давно предпринял бы что-то на этот счет, еще впервые обнаружив этот сонный маленький городок. Вместо этого, он никому ничего не рассказывал. Никогда. Пока не повстречал Эмму, свою внучку-полукровку, которую он с радостью отправил сюда — ведь он заботился о ее счастье. Не важно, кто она или что она, или где она. Он дал ей другой шанс, другой выбор. И он доверил ей свой секрет. Или же это исключение, сделанное Архивами для полукровки, побудило Антониса к действию? Все-таки, возможно ли, что на самом деле его планы преследуют примирение с Нептуном?

Он также знал, что я попытаюсь удержать ее вдали от этого места. Поэтому он и не рассказал Эмме, что именно ей следует искать. Она бы рассказала мне, а я бы ее от этого отговорил.

И не просто бы отговорил, а горячо воспротивился. Глубоко внутри Гален понимает, что так бы оно и было. Там, в гостинице, он практически обвинил Эмму в эгоизме и одобрении всех жертв с его стороны. Он непременно попытался бы удержать ее от приезда сюда. От нарушения закона. От провоцирования Архивов. От знакомства и дружбы с другими, ей подобными, полукровками.

Удержать ее от всего, что помешало бы ему забрать ее с собой в океан. Чего она никогда не хотела.

Но это не меняет того факта, что он не сможет хранить существование Нептуна в секрете от Грома. Секреты уже и так причинили слишком много вреда. Из-за секретов королевства едва не начали войну. Из-за секретов они едва не расстались с Эммой.

Его убивает мысль, что Эмма думает, будто он способен причинить вред невинному пескарику вроде Тоби. Что он собирается привести сюда Грома, чтобы их уничтожить и нанести непоправимый вред городу. Она ведь должна понимать, что он — больше, чем кто-либо другой, — симпатизирует полукровкам. Собственно, как и Гром, обзаведшийся падчерицей-полукровкой.

Но ему не нужно проделывать весь путь обратно к территориям Тритона. Этот вопрос может быть улажен одним простым телефонным звонком. Он не должен — и не хочет — оставлять здесь Эмму одну.

Он хотел просто проверить, пойдет ли она с ним. И он получил свой ответ.

Все же, он сделает телефонный звонок. Гален знает, что Налия будет выходить на берег каждые пару дней, чтобы связаться с Эммой. Поэтому может понадобиться несколько дней, чтобы дозвониться до Налии и Грома, и это даже к лучшему. Пожалуй, как раз то, что нужно Эмме — несколько дней, чтобы определиться, как поступить в дальнейшем. Что бы она не решила, я останусь здесь ради нее. Мне нужно вернуться и попросить у нее еще один шанс все объяснить. 

Стоило ему направиться обратно к джипу, как лес прорезает яркий луч фар с дороги, заставляя его зажмуриться от назойливого света. Когда он снова открывает глаза, то понимает, что свет никуда не делся, а направляется прямо к нему. Все инстинкты подталкивают его броситься бежать. Пикап останавливается всего в паре дюймов от него, и ему понадобилось все самообладание, чтобы не отступить прочь. Двое крупных мужчин — или Сирен в человеческом обличье, как таковых, — выпрыгивают из машины и направляются к нему широким шагом.

— В лесах не место парню, вроде тебя, — процедил здоровяк, сплюнув Галену под ноги. Низ его рта искривился, будто он удерживал там кусок пищи.

— Есть действующие законы против моего пребывания в лесу? — возражает Гален, засунув руки в карманы.

Коротышка рассмеялся: — Тайден был прав. Он помешан на законах.

— Именно поэтому ты идешь с нами. Гален, не так ли? Теперь нет никакого смысла отступать, мальчик. Ты окружен. Если попытаешься сбежать, тебе же больнее будет.

Наперекор сказанному, Гален побежал.

Глава 13

Лучики солнечного света пробиваются сквозь жалюзи, озаряя комнату светлыми полосами. Уверена, это было бы захватывающим зрелищем, не будь мои глаза опухшими от слез, выплаканных за всю ночь. Ссора с Галеном вышла серьезная. И не просто потому, что это наш первый серьезный спор как пары, стирающий новизну чувств вроде эйфории от отношений, бла-бла-бла.

Это вам не просто поверхностная царапина, которую можно залечить извинениями и букетом роз. Это огромная вмятина в том, какими мы представляли себе наши отношения, и это может быть доказательством того, что мы не подходим друг другу. Как если бы все наши мечты о жизни вместе погибли в одно мгновение. А я всю ночь их оплакивала.

Я хочу пойти к нему, постучаться в дверь и сказать, что мне очень жаль и я не чувствую себя его пленницей, что я люблю его и хочу все исправить. Но я не могу.

Потому что Гален так и не вернулся прошлой ночью. Сильвия это подтвердила. Она постучалась к нему ранним утром, и когда он не ответил, она вошла в комнату, обнаружив постель не разобранной, а номер не тронутым.

Хотела бы я сказать тоже самое о своём сердце.

Он на самом деле меня оставил. Гален сбежал к Грому и теперь не отвечает на мои звонки. Может, он уже добрался к океану и не имеет доступа к своему сотовому. А может, просто меня игнорирует.

16
{"b":"269953","o":1}