ЛитМир - Электронная Библиотека

Галену не нужно говорить, что настала его очередь. Как только с моих губ слетели последние слова, он заговорил. — Эмма, обладательница Дара Посейдона, я клянусь чтить тебя как свою спутницу до скончания времен. Я клянусь служить тебе по закону и наставлению Архивов. Я клянусь всегда быть верным тебе, и почитать тебя словом и делом. Эмма, обладательница Дара Посейдона, я беру тебя своей спутницей.

Гром торжественно кивает брату. На этом моменте нам полагается поцеловать друга в щеку. — Друзья, я...

— Я еще не закончил, — обрывает его Гален. Затем принц Сирен становится на одно колено на влажный песок. Его глаза словно два колодца, ведущие к его душе, к его естеству. Мое сердце вот-вот выпрыгнет из груди. — Эмма, я буду любить тебя до последнего дыхания, и даже после смерти. Я клянусь быть твоим щитом, твоим защитником, твоим покровителем. Я ни в чем не стану тебе отказывать. Я твой.

Я опускаюсь на колени рядом с ним, следуя за Галеном. Мое платье окунается в набегающую волну, и соленая волна облизывает мои ноги и бедра, но я не обращаю на это никакого внимания. — Я люблю тебя, — говорю я ему, но не уверена, что он смог расслышать слова сквозь мои слезы.

Его губы накрывают мои, заглушая мои всхлипывания. Все, что он сказал на словах, он вкладывает в поцелуй. Я едва различаю отдаленное ликование, пробивающееся сквозь шум прибоя, крики чаек и мой сумасшедший пульс. Я не обращаю внимания на то, как Гром прокашливается, как мама кладет руку на мое плечо, или как хихикает Рейна. Этот поцелуй нельзя остановить.

И не нужно.

***

Я расправляю уголки покрывала, устраиваясь на его середине. Гален садится за мной, накидывая на меня легкое одеяло, и обнимает меня, притягивая к себе. Я прислоняюсь к его груди. Наша нагота кажется такой естественной, словно мы всегда были так друг с другом. Странно думать, что всего несколько часов назад остров был переполнен гостями, поздравлявшими нас и подносившими нам в дар рыбу для нашей первой ночи вместе. Что здесь была мама, гордо стоявшая под руку с Громом, и Рейна, выкручивающая мое промокшее платье. Даже сейчас, кажется, будто гул толпы кружится вокруг нас вместе с ветром, словно призрак, напоминающий нам о случившемся. О всем том уединении, которого у нас не было.

Но как только все ушли, мы наверстали наше упущенное время с удвоенной силой.

Сегодня ночью мы с Галеном любили друг друга так, как никогда прежде. Я все еще затаиваю дыхание от одной мысли о его прикосновении, его нежности, тепле его тела. Мне всегда будет его мало, но сейчас я абсолютно счастлива.

— У меня есть для тебя сюрприз, — шепчет Гален мне на ухо, отчего по моей спине пробегают мурашки. Он проводит ладонью по моей руке и выпрямляет ее в сторону океана, указывая на горизонт. И затем я это вижу.

Вода светится. Тысячи и тысячи голубых огоньков вспыхивают прямо под поверхностью, образуя широкое кольцо вокруг острова. Иллюминация от медуз волшебна — настоящее радиальное созвездие, будто бы кто-то пролил в воду флуоресцентную краску.

— Как? — выдыхаю я.

— Не только у тебя одной есть Дар Посейдона.

— Это словно подводный фейерверк.

Он зарывается носом в мою шею, оставляя поцелуй под ухом, отчего с моих губ слетает вздох.

И я не хочу, чтобы эта ночь заканчивалась, но в то же время, я хочу начала завтрашнего дня.

И многих-многих дней с моим принцем Тритона.

Заметки

[

←1

]

Дэви Крокетт (англ. Davy Crockett; 1786— 1836) амениканский путешественник, офицер и политик, ставший персонажем фольклора США.

56
{"b":"269953","o":1}