ЛитМир - Электронная Библиотека

  Рыж встал, прошёлся вдоль края острова. Плаванье всегда помогало сосредоточиться, вода смывала тревоги. Вот и сейчас он решил, что дать мышцам поработать - отличная идея. Воин разбежался, оттолкнулся, сжался упругим комком, несколько раз крутанулся в воздухе и почти без брызг вошёл в тёмную воду. Остров торчал из воды, как укоризненно поднятый палец, примерно на восемь локтей. Получив хорошее ускорение, мужчина донырнул почти до дна. Ему захотелось поймать руками что-нибудь на ужин. Плавать он умел прекрасно, рыбы тут должно быть много... Краем глаза Рыж поймал движение справа от себя, плавно развернулся, стараясь не спугнуть добычу, и обмер. Перед ним замерла неспешно шевеля плавниками громадная рыбина.

  Множество острейших зубов длиной в ладонь демонстрировали, что диета у обитательницы озёрных глубин совсем не растительная. Как бы от такого 'ужина' изжога не напала... 'Корзага мне в зад, она же перекусит меня и не подавится'! Рыж лихорадочно искал выход. В ближайшие несколько сдвигов предстояло решить, кто кем будет закусывать. Соревноваться с чудовищем в подводном плаванье смысла не было. Рядом возвышались отвесные скалы, спрятаться некуда и запас воздуха в лёгких не безграничный. Воин мог без риска для здоровья находиться под водой около двадцати сдвигов, два из них уже потрачено на игру в гляделки. Нападать вроде тоже не с руки, но маг он или кто?! Рыж скорчил страшную рожу и растопырил локти, пытаясь создать видимость объёма. Рыбина безэмоционально прогоняла воду сквозь жабры. От неё тянуло чем-то таким же древним, как эти земли. Было бы странно, если существо столько циклов прожившее в месте средоточия силы осталось без изменений.

  Рыж хотел начать со звуковой волны, но мало ли каких ещё обитателей она привлечёт. Сквозь боевое сосредоточение отчётливо проступило беспокойство Макси. Иногда связь это хорошо, подумал воин, отправляя девушке образ чудовища. В ответ получил волну любопытства, отчасти гастрономического. Но его перспектива питаться древностями не прельщала, хотелось чего-нибудь помоложе. Он часто отпугивал живность лёгкими ментальными ударами, поэтому и на крохотный мозг существа начал давить силой разума. Проблема была в том, что воздействовать было особо не на что, но рыбина забеспокоилась и приоткрыла рот, готовясь к атаке. Как у него получилось сжечь то немногое, что находилось в черепной коробке чудовища, воин не понял. Он едва успел увернуться от заметавшейся туши, которая сперва забилась в судорогах, взметая тучи мути и грязи, а потом опустилась на дно.

  Сзади подплыла Макси, мягко прижалась к оторопело пялящемуся на дохлую рыбину мужчине. Он машинально притянул к себе девушку, погладил по круглой попке. 'Рыжуль, не переживай. Здесь много подобных чудес'. 'Как думаешь, в ней может оказаться что-нибудь полезное'? Она в ответ чуть приподняла уголки губ и пожала плечами, но всё-таки подплыла к туше, замерла, будто внимательно к чему-то прислушиваясь. 'Что'? 'Пока не знаю. Но мне кажется, выпотрошить её будет полезно'. Рыж сморщился. Он почему-то не сомневался, кто будет этим заниматься. 'Не бухти.' - Макси издевалась. После секса они начали обмениваться мыслями без малейшего напряжения, а её прежде скрытые эмоции стали доступны для него. И эта вдруг увеличившаяся сила...

  Рыбину пришлось отбуксировать к берегу. Тащить тушу на остров не хотелось, как потом там ночевать? Макси принесла воину ножи, встала с подветренной стороны и забавно вытягивала шею, чтобы рассмотреть вываленные на мелководье внутренности. Воняло от них жутко. Уж на что Рыж был привычен ко всякому, но и у него ком к горлу подкатывал. Пришлось вскрыть желудок и кишечник, выискивая ценности среди дерьма и слизи. Когда на мелководье блеснуло сначала один раз, потом другой, воин обрадовался, что не зря старался: добыча есть. Толстая цепь из белого металла с большой подвеской из королевского камня, пара золотых колец, странного вида фигурка женщины с кошачьей головой. Он исподволь наблюдал за чуть ли не подпрыгивающей на месте Макси и нарочно тянул, не показывал ей находки. Медленно промывал их в воде, в последний раз проверял, нет ли ещё чего. Хотел надеть на себя украшения, но вовремя остановился. Сперва надо со всем разобраться.

  Макси не посчитала нужным одеться и шла впереди Рыжа, соблазнительно покачивая бёдрами. Он искренне залюбовался этой восхитительной частью её тела, когда понял: что-то в ней не так, как было несколько оборотов назад. Слегка нахмурившись, мужчина несколько иначе посмотрел на округлости любовницы. В меру широкие, её бёдра напоминали круп породистой лошади: гладкие, с сильными мышцами, мягко перекатывающимися под бархатистой кожей. Симуран тренированный воин, что не мешало сохранять женственность тела. Вот только чуть ниже славной ямочки над правой ягодицей теперь красовался серебристый рисунок следа передней лапы пумы.

  - Что?

  Она вопросительно приподняла тонкие брови.

  - Эм-м-м... У тебя на попке лапа.

  - Ты со мной не церемонился.

  Рыж не ожидал, что смутится, но вдруг потеплевшие щёки и насмешливый взгляд девушки подтверждали появление румянца.

  - Не моя лапа, а рисунок или татуировка.

  - Да ладно?! Красивая?

  Она тут же вывернулась, силясь рассмотреть, о чём он говорит. Рыж осторожно коснулся изображения, обвёл его пальцем, приложил ладонь. Размер был намного меньше натурального, но в том, что это след пумы, он был уверен.

  - Очень. Серебряная.

  - Как у тебя на груди?

  Пришла очередь воина рассматривать очередной сюрприз на собственном теле. Его 'печать', как под одобрение Макси он мысленно назвал картинку, была гораздо меньше и располагалась под изображением горного льва на его груди. Вот значит как выглядит метка пары... Интересно, сколько их у него будет? За эту крамольную мысль Рыж удостоился шипения со стороны симуран, которая совершенно не жаждала оказаться одной из многих.

  Макси медитировала над находками до глубокой ночи. Рыж не стал ждать её заключения, уснул. На территории ягуаров он немного успокоился и напряжение, державшее его несколько последних оборотов, отпустило. Свои людям не выдадут, в этом полукровка был абсолютно уверен, устраиваясь поудобнее в спальном мешке. Рядом уютно потрескивал костёр, лёгкий ветерок нёс прохладу с реки; ясное небо, усыпанное звёздами, обещало назавтра погожий день.

***

  Нежные, шелковистые губы прижались сзади к его шее. Ласковые руки с маленькими узкими ладонями скользнули к талии, прошлись по бёдрам, животу, поднялись к груди. Острые серебряные коготки царапали кожу, заставляя воина вздрагивать, тереться спиной и ягодицами об атласную кожу стоявшей за ним женщины. Серебряные и золотые пряди её волос скользили по мускулистому телу, обволакивая волшебным запахом, рождая в его горле низкий животный рык. Одна её рука скользнула вниз, сжалась на и так возбуждённом достоинстве. Кровь с рёвом неслась по жилам, разнося огненную лаву вожделения. Рыж развернулся к ней лицом, подхватывая почти невесомое гибкое тело под попку. Она приникла к губам мужчины, заёрзала, прижимаясь к нему плотнее и пытаясь уже перейти к главному. Он не позволил, вынуждая любовницу не просто ритмично тереться об него, а извиваться всем телом и громко стонать, царапать его плечи, моля, чтобы он прекратил уже эту сладостную пытку.

  - Сейчас, сейчас, сердце моё, - прошелестел голос, приглушённый поцелуями, которыми он покрывал её шею и плечи, - Сейчас.

  Он осторожно опустился на землю, подогнув ноги. Ласково провёл ладонями по узкой спине, крепко сжал её бёдра и стал нежно, но настойчиво протискиваться внутрь, заполняя собой до краёв. Волна невыносимого наслаждения подняла их над миром, заставляя двигаться навстречу друг другу в бешеном темпе. Она блаженно прикрыла сияющие золотом узкие хищные глаза, наклонилась и вдруг куснула его повыше ключицы. Он слушал её крики восторга, ощущал сжимающуюся вокруг него пульсирующую плоть и объединился с ней, растворяясь в мириадах вибрирующих от наслаждения частиц... Она откинулась назад, позволяя ему любоваться крохотными капельками пота, стекающими по мягко светящейся золотом коже. Маленькие чуть заострённые на кончиках ушки дёрнулись, тонкий пальчик упёрся в грудь мужчины.

21
{"b":"269958","o":1}