ЛитМир - Электронная Библиотека

  Пленники были скованы по рукам и ногам четвёрками, близко друг к другу, но так, чтобы нести на плечах носилки с раненым. Дракона видела что это сильные мужчины из кланов пум и медведей, и их она решила сохранить живыми чтобы порадовать Рыжа. Золотая оторвала взгляд от группы остановившейся на смену носильщиков, и посмотрела на Ингер. Равнодушно отметила необычайную красоту шкуры подруги и мысленно будто споткнулась на последнем слове, задумалась и посмаковала его. Подруга... Почему нет? Они во многом похожи и вообще теперь одна семья, так что можно рискнуть - до сих пор среди разумных не было никого подходящего на эту роль.

  Дракона долю капли полюбовалась на снежную, в прыжке располосовавшую когтями сразу двух бандитов и сразу же принявшуюся за третьего. Айсаннат решила не отставать, а грациозно приземлилась перед побледневшим оборотнем, успевшим обнажить меч. Золотая одобрительно ухмыльнулась, поднырнула под сверкнувшее в воздухе оружие, с наслаждением вонзила в мужчину кинжал и одним долгим движением вспорола его от паха до шеи. Она всё-таки решила помучить их, поэтому из строя выводила, но давала возможность осознать ошибки: на мокрых от дождя и крови камнях корчились смертельно раненые бандиты. К вожаку группы снежная с драконой подошли одновременно. Они с некоторым любопытством наблюдали, как здоровый мрачный мужик превращается в матёрого волчару с завидным набором зубов и жесткой игольчатой шерстью на загривке. Ингер в ипостаси снежного барса слегка наклонила голову на бок, удивленно наблюдая за трансформацией - такие оборотни ей еще не попадались.

  Не зря у людей ходит поговорка: 'Любопытство кошку сгубило'. Из оскаленной пасти волка свисала густая желтоватая слюна, он посмотрел на самку снежного барса и вдруг прыгнул, пытаясь схватить зубами. Гибкое пятнистое тело увернулось, снежная лишь немного не рассчитала и поранилась о странную шерсть на загривке оборотня. Айсаннат легко снесла чудовищу голову и занялась выжившими, поочерёдно считывая их память. Ничего интересного узнать не удалось, зато настроение улучшилось: дракона иногда любила почувствовать боль врагов и понаблюдать за уходящей из их глаз жизнью. Пленники сбились вокруг Рыжа в плотную кучу, закрыв его своими телами и даже глаза поднять не смели на своих спасительниц.

  Айсаннат дорезала последнего бандита, когда ощутила что с Ингер что-то не так. Обнажённая ледяная дева лежала на камнях, свернувшись калачиком и её била крупная дрожь. Дракона досадливо поморщилась - ей только дополнительных забот и не хватало. Она подошла ближе, осторожно расцепила скрюченные пальцы Ингер, и обнюхала три глубокие царапины на предплечье снежной. Запах ей не понравился: сладковатый, с едва заметной ноткой разложения. Да и перекидываться ни с того ни с сего, а потом валяться голой перед толпой мужиков в нормальном состоянии она не стала бы. Побагровевшие и ставшие темными края ранок, озноб и беспамятство просто так не появляются. Айсаннат недобро взглянула на труп волка. Жаль, что она не может воскресить тварь и убить ещё несколько раз.

  Шипя проклятия сквозь сжатые зубы, дракона вырвала несколько игл из холки туши и внимательно их осмотрела. Яд. Сильный, но подходящее противоядие в её сумке должно найтись, жаль только Ингер не сможет биться в ближайшее время. Золотая промыла царапины на теле снежной, смазала и перевязала, в рот подруге влила нужный эликсир. Уже через пол-поворота пленники были раскованы и тащили носилки с завёрнутой в одеяло Ингер, а Рыж покачивался на плечах Айсаннат. Ей было жутко неудобно нести здорового мужика, но другого способа быстро добраться до стоянки не было. Она даже запёкшуюся кровь с воина смывать не стала, чтобы не тревожить лишний раз его раны, только влила ему в рот обезболивающий и ускоряющий заживление ран эликсиры, чтобы он дотянул до стоянки пум. При появлении их отряда все забегали вокруг освобождённых пленников, но дракона рыкнула на целителей так, что старшему поплохело. После этого они все кинулись к Рыжу с Ингер и чем больше вокруг них суетились, тем злее становилась дракона. Ей чудовищным усилием воли удалось подавить в себе желание перекинуться и порвать убогих пум заодно с бандитами: ни Рыж, ни Ингер приходить в себя не спешили, наоборот, им становилось хуже.

  Орс с возрастающим беспокойством наблюдал за нервно мечущейся по стоянке женщиной. Он ощущал нешуточную опасность, исходящую от Сердца, как называли одну из жён Рыжа. Инстинкты требовали спасти Повелителя, но ужасно не хотелось уходить от шахты, до которой было рукой подать. Вожак внимательно осмотрел отряд. По большому счёту от освобождённых пленников толку мало: у них нет ни снаряжения, ни оружия и ослаблены они сильно. Их восемь, налегке они смогут довольно быстро вернуться в Пумку, а он тем временем возглавит освобождение шахты белура: и Повелителя спасёт, и свой авторитет укрепит. Стоило принять решение, как даже дышать стало легче и Орс смело направился к драконе.

  - Меерау Сердце, - он говорил с уважением, но без подобострастия. - Будет лучше, если ранами Повелителя займётся меерау Булочка. Наши целители по сравнению с ней мало умеют.

  Айсаннат замерла, уставившись на вожака горных львов тяжёлым немигающим взглядом, но он не сбился и более уверенно продолжил.

  - Вы нам очень помогаете, но сейчас мы справимся своими силами, а вы могли бы не теряя времени вместе с освобождёнными из плена мужчинами отправиться в Пумку.

  - В пещеры без меня не лезьте.

  - Хорошо, мы только захватим шахты белура.

  Орс стоически выдержал взгляд женщины, дождался её кивка и поторопился отдать воинам распоряжение снабдить группу с ранеными палатками, одеялами и продуктами. Уже через поворот небольшой отряд выдвинулся в обратный путь. Айсаннат задала мужчинам изматывающий темп, но никто не посмел возразить: Рыжа она всё также тащила на себе. Разбивать на ночь палатки и готовить ужин им пришлось самим - дракона позаботилась только о себе и раненых, не обращая внимания на попутчиков. Они для неё были всего лишь тягловой силой.

  Ия с Макси вместе с несколькими оставшимися для защиты поселения воинами появились в лагере на рассвете. Первым делом обе бросились к мужу и результат осмотра оказался безрадостным: хлыст дракона оказался зачарован да ещё и пропитан какой-то дрянью и шрамы после него свести не удастся, а восстановить зрение Рыжу будет почти невозможно. Теперь Айсаннат могла хоть немного передохнуть: за последний оборот она не спала ни капли: тащила на себе большой вес, ухаживала за ранеными, охраняла. Симуран потребовалось три поворота чтобы полностью обработать раны Ингер и Рыжа и напоить их нужными зельями. Всё это время дракона спала в одной из палаток, завернувшись сразу в несколько одеял.

  В Пумке освобождённых из плена горных львов встретили с распростёртыми объятиями и сразу же увели отмываться, а потом отъедаться. Айсаннат раздражённо наблюдала за бурным ликованием оборотней - ей постоянно приходилось сдерживать ярость, готовую выплеснуться на окружающих в любой момент. Макси это хорошо чувствовала и постаралась отвлечь дракону, попросив помощи: надо было составить правильное противоядие для Ингер, а лечить Рыжа она и вовсе решила на алтаре в храме. Пока несколько шокированная дракона занималась лекарством для Ингер, воины отнесли своего Повелителя в храм и осторожно уложили на алтарь.

  Макси было не по душе обращаться за помощью к всеблагой, но она чувствовала что без её помощи Рыж останется без глаза - слишком сильные были повреждения да и времени прошло много. Симуран мрачно смотрела на жреца, зажигающего лампы с ароматическими маслами. Теперь ему приходилось со всем справляться одному: Дагара по воле богини ходила в звериной ипостаси - ей предстояло выносить четырёх котят для горных львов. Мордаг бубнил слова древней молитвы, умоляя Раугукан обратить свой взор на жалких смертных, аккуратно рисуя руны на теле Рыжа. В какой-то момент воин очнулся и попытался вскочить, увидев знакомое сморщенное лицо жреца, но Макси легко остановила его порыв.

77
{"b":"269958","o":1}