ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Дезертиры любви
Право первой ночи
Сплетая рассвет
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Дар смерти (начало)
Всемирная история в вопросах и ответах
Три метра над небом. Я тебя хочу
Мозг. Инструкция пользователя

Он рассмеялся, поглаживая свою щетину. Все его тело было мускулистым, и на нем было трайбл тату.

— Это невежливо, — его голос звучал как барабан, полный гравия. — Я не знал, что развлечения прибывают раньше. — Он шагнул вперед, так что оказался в моем личном пространстве. — Ты обслуживаешь победителя после его боя? — он облизал губы, осматривая мою фигуру сверху вниз. — Я трахну тебя по-настоящему хорошо.

— Нет, спасибо, — фыркнула я, оставаясь спокойной. — Я занята, дай мне пройти, пожалуйста.

Он рассмеялся.

— Ох, ты использовала волшебное слово, куколка. Это же было: «Дай мне, пожалуйста, пососать твой член?». Я думаю, это я и услышал. — Он вытянул руку вперед, опустив ее на мое плечо. Его прикосновение не напугало меня, но напугало использование этого прозвища.

Мое тело напряглось, выискивая его слабость, чтобы использовать.

— Убери. Свои. Руки. От. Меня.

Его густые брови хмуро приподнялись.

— Девушки Фокса так не разговаривают с клиентами, которые платят. Ты знаешь, чертовый взнос, что я плачу, чтобы приходить сюда? Это грабеж.

Я вздрогнула.

— То, что ты делаешь со своими деньгами — твое дело. Теперь оставь меня, черт побери, в покое.

Покачав головой, он пробормотал:

— Ты не понимаешь, куколка. Я плачу взнос и в него включены некоторые приятные занятия. — Его пальцы соскользнули с моего плеча, опускаясь к груди.

Я вздрогнула, когда он сильно схватил мою грудь и скрутил.

— В приватную комнату. Сейчас же.

Машинально потянувшись к своим волосам, я нащупала рукоятку ножа. Мои неуклюжие пальцы коснулись лезвия, незаметно спрятав его в руке.

Поток силы наполнил меня, когда я держала оружие.

— Коснись меня еще хоть одним пальцем, и я заставлю тебя пожалеть об этом.

Два бойца рядом с нами перестали вытираться и подняли взгляд. Они что-то шептали друг другу, наблюдая за нашим препирательством. Их глаза опустились на мою фигуру, светясь от замешательства и интереса.

Ох, дерьмо, как я могла выйти из этого, не превратив все в кровавую бойню?

Решив, что обман был лучшим способом, чтобы уйти, я заставила свое тело расслабиться. Положив руку на похитителя, я превратилась в соблазнительницу и прошептала:

— Не здесь. Ты хочешь меня? Ты можешь получить меня, но только с глазу на глаз. — В момент, когда мы будем одни, я отрежу твои яйца.

Он ухмыльнулся, показав желтые зубы.

— Знал, что ты придешь к лучшему мнению, куколка.

Сильная рука внезапно обернулась вокруг моей талии, дернув меня назад к твердым мускулам.

— Какого хрена ты здесь делаешь?

Мой нос почувствовал запах солнца, соли и ветра. В то время как Фокс пах преисподней, в которой он был рожден, Оскар пах свободой.

— Я вернулась, так как я заключила сделку с твоим боссом. — Кивнув на парня на своем пути, я добавила: — Этот псих думает, что он может приказывать мне.

Оскар тяжело дышал, его мышцы прижаты к моему позвоночнику. Я не расслабилась, даже когда его сильное тепло просочилось в мое тело. Мне не нравилось, как крепко он держал меня.

Я немного поерзала, проверяя его хватку. Оскар зарычал:

— Перестань двигаться. Я знаю, Фокс хочет тебя. Я не для того разбирался вчера с его херней, чтобы сегодня он убил меня, узнав, что я не вернул тебя вчера. Пусть лучше будут твои похороны, раз ты такая глупая, что вернулась.

Где Фокс был прошлой ночью?

Мысли в моей голове помчались, когда Оскар сжал меня сильнее.

— Спайдервеб, рад видеть тебя так рано. Ты знаешь правила. Ты хочешь трахаться, ты ждешь до официального открытия.

Спайдервеб стиснул зубы.

— Я увидел идеальную маленькую сучку передо мной. Она была согласна, не так ли, куколка?

Я не могла перестать дрожать. Я никогда не избавлюсь от ненависти к этому имени.

Оскар замер, его горячее дыхание щекотало мою кожу.

— Она не продается.

Моя спина напряглась, но я позволила ему говорить обо мне как об имуществе. В конце концов, он пытался защитить меня.

— Без разницы. Все честно. Она на этаже. Я увидел ее. Я хочу ее.

Оскар сильнее прижал меня к себе, заявляя права собственности, положив руку мне на бедро. Я не могла видеть его, но его голос кипел властью.

— Она уже куплена.

Мой нрав вспыхнул. Я хотела спорить. Я не была животным или посудой, чтобы быть проданной и обмененной. Я согласилась продать кое-что Фоксу в обмен на надежду. То, на что мы согласились, не было просто сексом.

«Ты хочешь его так же сильно, как хочешь его деньги».

Напоминание пришло из ниоткуда, заставляя тепло закипать в моем желудке. Я хотела его до того, как он взял меня так грубо. Влечение все еще присутствовало, находясь где-то под моим гневом.

Спайдервеб скрестил руки, его мускулы перекатывались, из-за чего казалось, что паутина на его тату была живой.

— Кем? Я заплачу больше. Я хочу этот лакомый кусок задницы. — Он послал мне отвратительный поцелуй.

Я прикусила язык, чтобы ничего не сказать. Мышцы Оскара стали выпуклыми напротив меня, перекатываясь от энергии.

— Владельцем этого чертового клуба. Поэтому отвали.

Спайдервеб усмехнулся.

— Владелец может иметь, кого захочет. — Злость сверкала в его глазах. — Я хочу именно эту. — Указав на меня, он схватился за свою промежность. — Уверен, что она будет ощущаться по-настоящему хорошо.

Я взвизгнула, когда Оскар схватил мою левую грудь. Какого черта?

Его горячее дыхание обдувало мою шею сбоку, когда он рявкнул:

— Видишь это? — отпустив, он добавил: — Его. Не твое. Его.

В его голосе был акцент — возможно, американский, даже если он был похож на истинного австралийца со своей загорелой кожей, яркими голубыми глазами и обесцвеченными от соли волосами.

Шепча в мое ухо, он сказал:

— Почему ты вернулась? Я думал, что он причинил тебе боль.

— Он причинил мне боль. — Я хотела избежать этого, но мне нужно было, чтобы Оскар был на моей стороне, если у меня появится любой шанс добиться того, чего я хотела. — Но ему еще больнее.

Оскар не сказал ни слова. Дерьмо, я сказала что-то не так. Я была не права, думая, что он заботился о своем боссе.

Оскар пробормотал:

— Если ты думаешь, что он изменится, ты бредишь, но я не буду останавливать тебя от разрушения самой себя.

Спайдервеб сделал торопливый шаг ко мне.

— Эй! Перестань мило разговаривать с моей девочкой. Я беру ее.

Мой нрав взорвался. У меня было достаточно идиотского мужского тестостерона. Оттолкнув Оскара, я прошипела:

— Я не твоя. Я не его. Я своя. Сейчас, извини меня, неандерталец, я вернулась по причине, и я не закончила.

Продвинувшись, я бросилась вверх по лестнице, радуясь, что у меня было немного удачи: двери офиса Фокса были открыты. Закрепив нож в волосах, я вошла.

Я скрепила сделку, поделившись кровью, и я ненавидела последствия. Дрожь, постоянные вопросы, раздумья, смогу ли я справиться с ситуацией лучше. Я критиковала каждое решение, ища способы, которыми я могла предотвратить, что бы ни случилось.

Дрожь началась. Она всегда наступала после напряженной ситуации. Мое тело, пропитанное адреналином, все еще хотело боя.

Мои глаза опустились на ковер, где Фокс душил меня прошлой ночью. Мои пальцы взлетели к моей шее, слегка нажав на побаливающие синяки. Воспоминание о его руках вокруг моего горла заставило мое сердце биться сильнее.

Он так быстро перешел от боготворящего и целующего до сумасшедшего психопата. Не было никого, чтобы помочь с такими глубоко укоренившимися психологическими проблемами. Я должна была развернуться и забыть обо всем.

Даже когда я думала об этом, я знала, что это не было выбором.

Сжав сумку сильнее, я сделала несколько глубоких вдохов, заставляя уйти нарастающее напряжение. Только когда мои пальцы перестали трястись, и я могла, не подпрыгивая перемещаться по его офису, я открыла параллельную дверь.

Посмотрев направо и налево, я задержала дыхание. В коридоре никого не было, пусто как в могиле.

37
{"b":"269971","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как забыть все забывать. 15 простых привычек, чтобы не искать ключи по всей квартире
Игрушка демона
Легион уходит в бой
Путь художника
Склероз, рассеянный по жизни
Бумажная принцесса
Perfect you: как превратить жизнь в сказку
Рождение дракона
Апельсинки. Честная история одного взросления