ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пусть об этом знают все
Убедили, беру! 178 проверенных приемов продаж
Под знаком Близнецов. Дикий горный тимьян. Карусель
Золотой дождь
Русская литература: страсть и власть
Любимые английские сказки / My Favourite English Fairy Tales
Богатство. Психологические рисуночные тесты
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Вандербикеры с 141‑й улицы

Еще раз появилось ощущение, что моя жизнь изменилась. Я почувствовала это, когда в первый раз встретилась глазами с Фоксом — влечение, притяжение между нами. Это тянуло меня к направлению, о существовании которого я не знала до него.

Судьба столкнула нас вместе, потому что мы могли помочь друг другу. Я не верила в сказки, но верила в связанные со счастливым случаем столкновения. Фокс мог помочь мне с Кларой. Я могла помочь ему с демонами.

После того как я причиню ему боль.

Мой разум вернулся к Кларе. Обрушившийся вес ее потери, держал меня приклеенной к ковру. Я никогда не прощу себя, если недостаточно сделаю для нее.

Тяжело сглотнув, я на цыпочках подошла к двери комнаты Фокса. Перепробовав большое количество кодов на клавиатуре, я наконец разобралась с правильным. Оказалось, что я не запомнила его хорошо.

Замок открылся, и дверная ручка легко повернулась. В мгновение, когда я вошла внутрь, не было пути назад. Я скажу правду. Я заставлю его слушать. И я понятия не имела, как он отреагирует.

«Что ты делаешь, Зел?»

Я не могла честно ответить на вопрос. Я действительно не знала. Риск вернуться к такому нестабильному мужчине как Фокс, был самоубийственным. Обратно меня привел не просто соблазн денег. Да, мое сердце не переставало кровоточить от мысли потерять Клару, но что-то еще привлекало меня. Что-то, что мне не нравилось. Что-то, что я не могла игнорировать.

Толкнув дверь, я шагнула внутрь, мои глаза были нацелены на кровать.

Пусто.

Мое сердце ускорилось, когда я прошла вперед. Декорированная черным комната была пустой. Солнце танцевало на бронзе и железе, разбрасывая блики от статуй волков и безликих мальчиков. От всего вокруг меня я чувствовала угрозу боли.

Слева на стене висел экран, сверкая символами и тщательной гравировкой. Символика подзывала меня, шепча историю — может быть, ключ к Фоксу.

Каждая высеченная линия выглядела злой, слишком глубокой, слишком наполненной насилием. Три слова на русском языке, нацарапанные без изящества, выглядящие злыми и мрачными, привлекли мое внимание.

Позволив сумке упасть с глухим стуком, я с любопытством потянулась, чтобы отследить пальцами иностранные буквы. Я бы хотела понимать, что они означали.

Волосы у меня на затылке приподнялись, мое сердце забилось галопом. Не было ни звука, ни подсказки, что что-то опасное вошло в комнату, но мои чувства знали.

Я отошла от металлического экрана, смотря на дверь ванной.

Дверь широко открылась, с клубами пара позади него, Фокс стоял и со злостью смотрел на меня.

Мой желудок скрутило от жесткости его позы, от его влажных волос. Он не сказал ни слова — они были ему не нужны. Его взгляд был таким напряженным, он наносил мне удары через всю комнату. Так много вопросов, так много обвинений было в его снежных глубинах.

«Я думал, что никогда не увижу тебя снова».

«Наша сделка расторгнута».

«Уходи».

«Беги».

«Я не хочу тебя здесь».

Я старалась тоже общаться тишиной, показав, какой взбешенной я была.

«Ты обидел меня, но я вернулась».

«Ты должен мне за то, что ты сделал».

«Я ненавижу тебя, но я хочу помочь тебе».

Молчаливый разговор закончился, когда Фокс встал во весь рост, притягивая мой взгляд ниже по его телу. Его темно-бронзовые волосы были в беспорядке, и с них на плечи капала вода, но его натренированное тело было заключено в черный свитер и черные хлопковые брюки.

Он оделся, хотя думал, что он один — почему? Я могла понять физическую застенчивость — хотя у него не было причин быть стеснительным с его телосложением, но я не могла понять его потребность прятать то, что бы ни находилось под его одеждой.

Я заговорила даже прежде, чем приняла решение.

— Что с тобой случилось?

Его челюсть распухла, а под одним глазом был огромный порез, весь распухший и фиолетовый. Кровь запеклась по линии роста его волос, и он продолжал крепко держаться за бок, защищая ребра или какой-то из своих органов.

Я сжала руки, борясь с желанием позаботиться о нем, когда он еле волочил ноги от дверного проема к кровати. Он не отводил своих глаз от меня.

Энергия в комнате искрилась и шипела настороженностью. Я никогда не была так настроенная ни с кем прежде, независимо от того, жаждала я их или ненавидела.

Я закусила губу, когда он зашипел от дискомфорта, пытаясь сесть на кровать. Несмотря на очевидную боль, в нем было что-то другое.

Исчезла тонкая грань... Я не знала... может быть, сила, ненависть, уравновешенность? Ему не хватало напряженной ярости, крепко сдерживаемого контроля. Прежде, он выглядел, как будто мог сразиться даже с Армагеддоном, теперь же он выглядел... расслабленным. Он выглядел уставшим.

Мужчина передо мной был... удовлетворенным. Странное заключение для кого-то, истекающего кровью и с трудом дышащего, но в его бело-серых глаз не было инстинкта охотника. Они были ясные, сосредоточенные и злые.

Мое сердце затрепетало, привлеченное к потребности в нем. То, что я увидела его уязвимым, заставило мою злость ослабеть.

Он осторожно свесил ноги с кровати и откинулся на черные мягкие подушки. Его глаза путешествовали по моему телу, не спеша, выжигая на нем клеймо.

Боль в моем лоне превратилась из ноющей в пульсирующую.

«Ты пришла сюда кричать на него. Не попадай в ловушку влечения».

Сделав решительный вдох, я подошла к концу кровати и вцепилась в грубое дерево. Холодный металл дал мне что-то, чтобы сосредоточиться. Я зарычала:

— Ты причинил мне боль прошлой ночью. Я пришла сказать тебе то, что именно я думаю о тебе, — чтобы причинить тебе боль как возмездие, но я вижу, что карма работает быстро и кто-то избил тебя.

Его челюсть двигалась, но он не ответил.

Ладно, казалось, что он хотел поиграть.

— Хочешь, чтобы я догадалась, как ты был избит и получил эти синяки? Ты хочешь знать правду обо мне... ну, я хочу знать правду о тебе. Если бы у меня было больше рассудка, я бы никогда не вернулась к тебе, но, к счастью для тебя, я забочусь не только о себе, и делаю это для них. Я заработаю денег для их будущего.

— Ну, это просто заставляет тебя чувствовать себя чертовски самоотверженной, не так ли? — Фокс зарычал. — Я не хочу ничего слышать о твоих сомнениях и сожалениях по поводу возвращения ко мне.

Я закатила глаза, мой нрав разгорался.

— Ты думаешь, я охотно вернулась к плохому обращению? Не обманывай себя. Ты почти изнасиловал меня, и что я должна чувствовать? Я скажу тебе, что чувствую: страсть к деньгам, которые ты обещал. Я совершила ошибку, думая, что могу наслаждаться временем с тобой. Я не была психически готова к тому, что ты возьмешь меня, потому что надеялась, что получу удовольствие, но благодаря тебе я выучила еще один урок и не совершу одну и ту же ошибку дважды. — Разведя руки, я сердито сказала: — Я здесь. Я здесь для твоего удовольствия, и кроме денег не жду ничего взамен. Полагаю, что я на самом деле шлюха.

Его глаза вспыхнули.

— Ты не чертова шлюха. Я понял это — ты хочешь причинить мне боль, сказав, что ты больше не хочешь меня в любой роли, кроме того, чтобы платить тебе. Поздравляю, я абсолютно тебя понял.

— Хорошо.

— Отлично! — его лицо скривилось, синяк и покраснение на его щеке выделяли его шрам. — По крайней мере, так мы точно знаем, где мы находимся.

Я кивнула.

— Определенно.

Глаза Фокса потеряли вспышки злости, внезапно наполнившись усталостью.

— Ты хочешь еще что-нибудь высказать мне, прежде чем я уйду? — он выглядел разбитым — меньше и уязвимее.

Мое сердце забилось сильнее, разбавляя мой гнев состраданием. Коснувшись пальцами верхней части спинки кровати, я спросила:

— Что с тобой случилось? Где ты был прошлой ночью?

Он нахмурился, покачав головой.

— Я нигде не был, и ничего не случилось. — Он немного вздрогнул, когда передвинулся на кровати. — Оскар сказал, что отпустил тебя прошлой ночью, но он отказался назвать мне твой адрес.

38
{"b":"269971","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть за поворотом
Собрание сочинений в 2 томах. Том 2. Золотой теленок
Тысяча сияющих солнц
Трейдинг для начинающих
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
Земное притяжение
Леонид Леонов: подельник эпохи
Дверь в Лето
Проклятое желание